Мастера маскировки

Мастера маскировки.

Заглядываясь на пейзажи и мелкие деревеньки из окна машины, я никак не мог понять, где же размещено 60-и миллионное население этой страны, тем более, что мы ехали по самым густонаселенным районам. Конечно, нам по дороге постоянно попадались группки из 3-4 человек, но где же находятся все остальные? Ответ на этот вопрос пришел сам собой. По дороге нам приходилось часто останавливаться из-за поломок, для отдыха, съемок и просто для удовлетворения естественных потребностей организма. И каждый раз, как только машина останавливалась, нас сразу же окружала маленькая толпа детей и взрослых, взявшихся невесть откуда. Чем дольше мы задерживались на одном месте, тем больше народа собиралось вокруг. Оказывается, вся территория страны буквально усеяна маленькими, незаметными глазу поселениями — домиками, хижинами, шалашами и землянками. И везде живут люди. Да, эфиопы — мастера маскировки. Доходило до смешного: мы нигде не могли спокойно пописать. Все вместе мы выбирали совершенно безлюдное место, и через 30 секунд после остановки, откуда-то появлялись первые запыхавшиеся дети. Сначала мы стеснялись справлять нужду при посторонних, но когда на третьей попытке нужда взяла нас буквально за горло, мы стали осуществлять физиологический акт буквально на глазах ошеломленных детей. Надо сказать, что они нисколько не смутились, а наоборот начали с интересом изучать строение гениталий у белых господ. Разумеется, ничего особенного и тем более нового они не увидели. Мальчик, наблюдавший за моими действиями, неожиданно тоже достал свою маленькую пипиську и показал мне — дескать, у него все так же. Хороший мальчик. Я дал ему 1 бырр. Нам повезло, что этого не видели другие дети, а то нам бы пришлось просмотреть гениталии всех жителей этих мест.
Так был развенчан миф об исключительности белой расы.

Повышенный интерес местного населения из глубинки к иностранцам объясняется тем, что они очень редки в этих местах. Все туристы, посещающие отдаленные провинции страны, предпочитают преодолевать расстояния воздушным путем, т.к. в каждом крупном городе есть аэропорт. Изредка, ради экзотики, они могут переехать на хорошем внедорожнике из одного города в другой, но в целях безопасности, никогда при этом не останавливаются. Поэтому, когда машина с белыми людьми случайно тормозит где-то в горах, для местных жителей это событие подобно остановке в заштатном румынском городке дизель-электро поезда «Бухарест-Синая» в фильме М. Козакова «Безымянная звезда».

И нельзя сказать, что они попрошайничали, скорее всего, им было просто интересно поглазеть не незнакомых людей. Тем более, что подобные встречи, быть может, происходят всего несколько раз в их жизни. А если белый человек подарит денежку какую, или пустую бутылку, или что-нибудь ненужное из вещей, то об этом помнят многие годы. Во всех туристических деревнях люди знают, что иностранец обязательно даст им мелкую монету. Знали об этом и мы. В столице мы специально поменяли по100$ на мелкие местные купюры по 10, 5 и особенно 1 бырр. Получилась довольно внушительная пачка. Однако мы останавливались совсем не туристических местах, где жители совершенно не знали, что им делать. Так и стояли они, с интересом и надеждой наблюдая за нашими движениями. Разумеется, мы всегда раздавали однобыровые купюры на радость окружающих. При этом 5 бырр платятся за мелкую услугу (показать дорогу, последить за вещами в машине), а 10 бырр — за услугу покрупнее (помыть и почистить машину, заклеить проколотую камеру).

При подаче милостыни необходимо соблюдать главное правило: либо — всем, либо — никому. Сколько мы наблюдали случаев, когда, дав какому-нибудь сиротливому мальчику или девочке денежку, тем самым провоцировали драку. «Счастливчика» избивали более сильные ребята, а деньги отнимали. Закон Джунглей. Конечно, когда рядом находятся 6-10 человек, дать всем мелкую монету не сложно, а если их 20 или больше? Зачастую, дав что-нибудь нескольким детям, ты рискуешь оказаться внутри толпы активно просящих денег людей, которые в конечном итоге будут вести себя агрессивно. Отсюда вытекает еще одно правило: если дать денег всем нет возможности, но ты хочешь «отблагодарить» несколько (5-6) человек, сделай это непосредственно перед отъездом.

Придорожный отель.

Иногда назойливое местное население настолько нас доставало, что мы «прятались» от него на территории небольших отельчиков с барами в редких населенных пунктах. Все эти заведения имели свои закрытые территории, куда вход местным был запрещен. Тогда мы могли расслабиться, посетить сельский туалет, умыться, выпить пива или колы. В Эфиопии изготавливают неплохое пиво. Мы насчитали около 8 сортов. Однако производство стеклянной тары в стране напрочь отсутствует. Все стеклянные бутылки — экспортируются и поэтому ценятся гораздо выше их содержимого. Выносить бутылки из помещения бара категорически запрещается, т.к. полные бутылки доставляются в заведения только в обмен на пустые. Проводя в машине по 12 часов, нас это совершенно не устраивало. Удивительно, но пластиковые бутылки с питьевой водой продавались везде. Почему же не наладить бутылирование пива и колы в пластиковую тару?  Но такие сложные вопросы, наверное, лежали вне компетенции эфиопских чиновников. Мы же сразу стали использовать технику перелива жидкостей из стеклянных бутылок в пластиковые из-под воды. По-видимому, местное население было знакомо с таким применением пустых пластиковых бутылок, поскольку часто детишки бежали за нашей машиной с криками: «Пластик, пластик». Иногда мы бросали им бутылки на ходу из окон. Но, если этого не происходило, люди не обижались, и просто махали нам рукой.
   
Вообще хорошо, что эфиопы были такими спокойными и не злобными. Это особо начинаешь ценить, когда понимаешь, что треть мужского  населения вооружена автоматами Калашникова, а остальные — эвкалиптовыми палками — посохами. Каждый эфиоп владеет техникой «палочного» боя, не говоря об умении стрелять. После войны с Эритреей, страна была наводнена стрелковым оружием, которое так и осталось на руках граждан. Однако, как заявил нам гид, почти все автоматы не заряжены, т.к. за последние 4 послевоенных года, у населения практически не осталось патронов. Что-то мне с трудом вериться, что человек будет постоянно таскать на себе тяжелый автомат с присоединенным рожком, и без патронов.
   
Хотя, однажды мы наблюдали за проведением махаббары — общего собрания мужчин селения, где каждый высказывает свое мнение по обсуждаемой теме. На этой махаббаре обсуждались меры по пресечению воровства церковной утвари. Было два предложения: завести большую собаку или приобрести патроны к автомату ночного сторожа. Отсюда я сделал вывод, что с патронами в Эфиопии действительно проблема. А вот с брошенной бронетехникой — нет. И хотя танки, которые передвигались своим ходом, теперь стоят на военных базах, огромное количество подбитой, сгоревшей  или сломанной военной техники и машин, продолжает валяться по обочинам дорог Эфиопии, напоминая о недавних кровопролитных боевых действиях.  

 

 

<<предыдущая глава      содержание     следующая глава>>