Reggae party

Реггей пати.

В один из вечеров, прогуливаясь по Малекону, мы повстречали группу растаманов, вокруг которых царило заметное оживление. Одетые в яркие одежды, с неизменными дрэдами на голове, они сильно выделялись из толпы кубинцев. Под музыку реггей, громко звучащую из здоровенного двухкассетника, они приглашали всех желающих посетить их частную вечеринку следующим вечером. Мы с радостью получили листок-приглашение, и заверили растаманов, что будем обязательно, ведь Reggey Party — это круто! Андрей, большой любитель культа растафари, Хайле Силассие и  Боба Марли, сразу скорешился с двумя колоритными личностями, и, пока я знакомился с очередным «каса партикуляре», рассказывал им о далекой Эфиопии — исторической родине растафарианства. 
    
На следующий вечер, надев на себя гавайские рубашки, фенечки и ямайские шапочки, мы отправились на вечеринку. Самый удобный вид передвижения по узким улочкам Старой Гаваны — «коко-такси» или «кукарач». Это трехколесный мопед с прикольной желтой пластиковой крышей, формой напоминающей кокос. Крышу поставляют итальянцы, а все остальное делают на Кубе. Вмещает «кукарач» всего двух пассажиров, дверей не имеет, ремней безопасности тоже. На поворотах его здорово заносит, и пассажир рискует выпасть на ходу. Однако, стоимость проезда — всего пятьдесят центов за километр, и за 3-4$ можно объехать весь центр города. По сути своей, «коко-такси» — та же индийская моторикша, только выглядит посовременней. Круглые сутки они дежурят возле крупных отелей и питейных заведений, так что недостатка в них не наблюдается.
    
Поймав пару «кукарачей», мы поехали по указанному в приглашении адресу. Однако найти нужный нам дом в Старой Гаване было не так то просто даже нашим таксистам. Прекрасно зная местоположение всех достопримечательностей Гаваны, им пришлось основательно покружить по узким неосвещенным улицам похожего на гетто квартала. Вечернюю Гавану не зря называют городом на 40 ватт. Но это там, где освещение все-таки есть, а там, где его нет?.. Перед входом в дом, где проходила вечеринка, тусовалось несколько растаманов, что и было для нас ориентиром. Несмотря на внешнюю опасность райончика, нас встретили очень доброжелательно. Оплатив по 2$ за вход, мы прошли через жилую комнату в настоящий мавританский внутренний дворик, с фонтаном, тропической растительностью и статуями (одной статуей).
    
Дворик был примерно 10 на 18 метров. В отличие от улицы, он был хорошо освещен. Дворик был окружен внутренними фасадами старинных двухэтажных построек с колоннами и балконами по всему периметру. В торце дворика, под балконом, была сооружена небольшая сцена, где размещались музыканты, самозабвенно исполняющие реггей. По всему дворику были расставлены стулья, которые пока пустовали. Вообще, народу было немного, несмотря на то, что вечеринка дано уже началась. Гостями вечеринки были преимущественно европейские туристы. Много было и англичан, точнее, англичанок. Я давно уже заметил, что английские туристки просто с замиранием сердца смотрят на коренастых выходцев с Ямайки. Они не пропускаю ни одного «реггей пати», и открыто предпочитают кампании растаманов, всем остальным. 
     
Во дворике была построена небольшая барная стойка, где предлагали традиционный «мохито». Андрей отыскал своих вчерашних знакомых и угостил их. Я же показал им, как сделать из обычного коктейля, «стронг мохито». Рецепт был до гениальности прост: в стандартный коктейль я просто добавил 20-30 миллилитров рома из своей фляги, и все. Это, как рецепт крепкого чая — не жалеть заварки. Наши друзья-растаманы были в восторге. Они начали знакомить нас с присутствующими, и вскоре мы уже чувствовали себя, как дома.

«Let\'s get together and feel all right!»
    
Удивительно, но желающих принять участие в творческом вечере растаманов было совсем немного. Всего 140 км отделяет Ямайку от Кубы, а влияние ее культуры на кубинскую — ничтожно. Всего несколько раз, за все время пребывания в стране, нам попадались растаманы, и в основном, в Гаване. А саму музыку реггей на Кубе мы услышали только на этом концерте. Наверное, кубинская музыкальная культура, основанная на латиноамериканских ритмах, сама по себе настолько сильная, что не принимает в свои ряды другие музыкальные направления. А местное население, вскормленное сальцой, румбой и ча-ча-ча, остаются однолюбами на всю жизнь. Однако, и на Ямайке, все будет точно также: реггей, реггей, и ничего, кроме реггей. А для того, что бы послушать что-нибудь другое, необходимо посетить специализированную вечеринку.
    
Тем временем, на импровизированную сцену вышел солист, и концерт начался. Певец был совершенно одиозной фигурой. На вид ему было далеко за сорок, но он сохранил прекрасную форму, и, как мальчик прыгал по сцене, притопывая ногами и размахивая своими дредами. Одет он был в узкие белые джинсы и черную кожаную жилетку, поверх красной вышитой рубахи с закатанными рукавами. На ногах у него были черные сапожки на высоком каблуке, с расстегнутыми молниями. На глаза были одеты модные солнцезащитные очки. В общем, вид у него был слегка небрежным, но очень стильным. А как он двигался и пел!

Не знаю, может быть, мое впечатление было усиленно парочкой «стронг мохито», но более эмоционального выступления я давно уже не видел. Несомненно, это шоу было гвоздем программы. Гости расположились на стульях, и, хлопая в ладоши и пританцовывая, получали удовольствие от песен. Но в скоре, когда зазвучали известные всем присутствующим песни Боба Марли, все повскакивали со своих мест и стали танцевать и подпевать музыкантам. «Let\'s get together and feel all right!»
    
Мы все получили громадное удовольствие от «реггей пати», и долго еще не хотели уходить. Особенно я. Мне приглянулась одна милая молоденькая девчушка, которая следила за чистотой и порядком во дворике, и с которой я не раз встречался глазами. Дождавшись, когда вечеринка подходила к концу, я подвалил к ней со своим неизменным «мучача линда», и вскоре, мы уже пробирались по темным улочкам Старой Гаваны в ее «каса партикуляре».

Милая стройная девчушка.
    
Дом, в который она меня привела, внутри напоминал подмосковную дачу, постройки середины прошлого века, которая за 50 лет постоянно перестраивалась в связи с неуклонным увеличением количества проживающих. Пройдя через несколько жилых помещений, узкий коридор и две деревянные лестницы, мы оказались в ее личной комнатке, по моим подсчетам, между вторым этажом и крышей. Комнатка была площадью не более 8-и квадратных метров, и менее 2 метров высотой. Окон в помещении не было, «свежий» воздух проникал через широкие щели в дощатом полу, из комнаты снизу. Из мебели — только «полуторная» кровать. В качестве шкафа выступала веревка, натянутая вдоль одной из стен, на которой была аккуратно развешана не хитрая девичья одежда. В углу с потолка, на коротком проводе, свисала тусклая электролампочка без абажура. Жилище было более чем аскетичным, но чистым, и даже уютным. И я точно был уверен, что никакая бабушка не лежала на этой кровати за несколько минут до моего появления. И хотя ванная комната, оставшаяся в недрах этого жилищного лабиринта, была, как всегда, недоступна, все компенсировалось неудержимой страстностью и сексуальностью моей новой подружки.
    
И потом я еще долго чувствовал вкус ее соленого поцелуя, пробираясь по темным пустынным улочкам Старой Гаваны, пока случайно не наткнулся на проезжающую неподалеку машину, которая и отвезла меня на Малекон. А там мне уже было все знакомо…

 

 

<<предыдущая глава      содержание     следующая глава>>