Прощальная гастроль

Прощальная гастроль. Анаис.

Поскольку находиться в номере в темноте и духоте не имело никакого смысла, было принято решение с пользой провести последние часы на Кубе. Однако в Гаване были закрыты почти все заведения. С большим трудом мы нашли маленькое кафе, где работал генератор, и на углях жарили барбекю. Заказав себе по порции, мы принялись рассказывать Эдуардо о наших похождениях в Сантьяго. Но долго засиживаться за столом, не входило в мои планы, меня ждала прощальная гастроль на Малеконе. У меня оставалось еще около 70 долларов, и они буквально жгли мне карман. До нашего выезда из отеля оставалось 4 часа.
    
На Малекон было страшно смотреть. Это было одно из немногих мест Гаваны, где работало освещение, и можно было увидеть причиненный ураганом ущерб. Обваленные фасады зданий, выбитые стекла, обломки лодок, огромные лужи, грязь, камни и мусор. Да, Малекон знавал времена и получше. Однако жизнь здесь продолжалась: была слышна музыка, работали некоторые кафе, девушки занимали свои места на парапете. Хотя, после ненастья их было не так много, как обычно. Зато иностранцев не видно было не одного. Стоит ли говорить, что я был в центре всеобщего внимания. Раскатистое «псс, псс», следовало за мной по пятам. Я медленно шел по Малекону, внимательно вглядываясь в лица молодых кубинок. Я искал встречи с Анаис.
    
С этой девушкой я познакомился практически в первый вечер, когда устраивал «русскую баню». Правда, тогда она была не со мной. Внешне она напоминала настоящую испанку. Рослая, фигуристая, страстная. У нее была светлая кожа и темно-русые волосы. Личико у нее было красивым и очень озорным, небольшой, слегка вздернутый носик, ямочки на щеках и черные глаза, в которых горел огонь. В умении себя держать, в манере одеваться, и даже в макияже девушки прослеживалась некая воспитанность и образованность. Мне она сразу очень понравилась, и я все время ее вспоминал, и даже пару раз встречал на Малеконе, но по какой-то причине, от интимной близости с ней отказывался. Но в тот вечер я жаждал только ее.
    
И Судьба была ко мне благосклонна. Анаис увидела меня первой, и, спрыгнув с парапета бросилась ко мне. Мы расцеловались с ней, как старые друзья. Потом мы посидели с ней в кафе, и я попросил ее устроить мне прощальный вечер на Кубе. Честно говоря, мне не хотелось опять оказываться в этих убогих «каса партикуляре», без воды и свежего воздуха. Хотелось найти хоть чуточку романтики, и за это мне было не жалко отдать последние деньги. Увидев мой настрой и 70$, Анаис пригласила меня к себе домой. Я купил несколько банок пива, мы, поймав велорикшу, поехали в район центральной Гаваны по темным и пустынным улицам.
   
Дом, где жила Анаис, внешне ничем не отличался от остальных. Однако ее квартира, хоть и была «двухэтажной», выглядела гораздо просторней, чем те, в которых мне приходилось бывать. На первом этаже была большая гостиная с массивным круглым столом и стульями с высокой спинкой, мягкая мебель, книжный шкаф, телевизор. Под потолком висела бронзовая люстра. Кухня и ванная комната были отгорожены друг от друга и гостиной капитальными стенами. На втором этаже размещались две изолированные спальни, Анаис и ее родителей. Хотя электричества в квартире (да и во всем квартале) не было, мне хорошо удалось рассмотреть квартиру при свете свечей, которые девушка предусмотрительно зажгла во всех помещениях.
   
По обстановки квартиры я понял, что Анаис из интеллигентной и обеспеченной по кубинским меркам семьи. Но главное — у них была вода в ванной комнате! Разумеется, душ не работал, но в двух 40-ка литровых пластмассовых бидонах было полно прохладной воды. И я с удовольствием помыл сначала Анаис, а потом и себя. Хотел ее отнести на руках наверх, но лестница была уж больно узкой, а девушка — слегка крупноватой.
   
В спальне Анаис было очень миленько: большая, как выяснилось позже, скрипучая кровать, трюмо, шкаф, плетеное кресло-качалка, вентилятор. В комнате было даже маленькое окно, специально прорубленное в стене дома. На тумбочке я заметил несколько книг на испанском языке, одна из них была «Маленький принц» Антуана де Сент-Экзюпери! Я ее узнал по картинкам, они такие же, как и в русском издании. Анаис сказала, что это ее любимая книжка. Не говоря ни слова мы опустились на кровать, и время замедлило свой ход. До нашего выезда из отеля оставалось 3 часа.
    
Встреча с Анаис была прекрасным завершением моей кубинской одиссеи. Она оправдала все мои надежды. Наконец-то я нашел на Кубе то, что искал так долго — романтику. Угадав мое настроение, ей удалось сделать этот вечер незабываемым. Хорошая девушка, искренняя и пылкая. Мне только было не совсем понятно, зачем она «этим» занимается. Ведь видимых материальных причин у нее не было. Может быть, из-за «любви к искусству»? А, может быть, так и ведут себя настоящие хинетеры?..
    
Однако время неумолимо шло. Мы спустились вниз, и Анаис проводила меня до дверей. Получив на прощание страстный поцелуй, я шагнул в темноту ночи. До нашего выезда из отеля оставался 1 час.
    
Я шел по ночной Гаване, и мне было хорошо. Со всех сторон до меня доносилось щебетание птичек. В эти предрассветные часы жара уже спала, хотя влажность все равно была высокой. С океана дул свежий бриз, приносящий долгожданную свежесть. Небо стало светлее, и силуэты старинных зданий центральной Гаваны проступали в проемах узких улиц.
    
Я шел по ночной Гаване, и не обращал внимание на редкие «псс, псс», доносившиеся из темноты. Я вспоминал девушек, с которыми свела меня Судьба: инициативную Джиордаику, энергичную Ирину, юную Ноэму, романтическую Анаис, любительницу Антуана де Сент-Экзюпери, и многих, многих других. Этих красивых, сексуальных и самых обольстительных во всей Латинской Америке.
    
Я шел по ночной Гаване, и улыбался. По количеству разнообразных приключений, удивительных впечатлений и эмоциональной насыщенности, эта поездка была, одной из самых интересных за всю историю моих путешествий.
    
Я шел по ночной Гаване пешком. У меня уже не было ни сил, ни желаний, ни эмоций, ни денег. Я даже не мог воспользоваться услугами велорикши. В кармане я обнаружил лишь две монетки в четверть песо с изображением Че Геварры, но это уже была нумизматическая ценность.

До выезда из отеля оставалось 20 минут.
    
На Кубе начинался новый день. Огромный оранжевый диск солнца уже вставал на горизонте, когда я походил к отелю. Окинув взглядом в последний раз окрестные улицы, я вошел вовнутрь. До нашего выезда оставалось 20 минут.

PS: А оставшихся в кафе ребят, ждала своя прощальная гастроль. Они еще какое-то время сидели и разговаривали, пока им не принесли счет. Сначала им показалось, что в сумме добавлен лишний нолик, но официантка доказывала правильность своих расчетов: 180 американских долларов. «Да за такие деньги в Санта Кларе можно было бы питаться больше месяца! Откуда столько набежало?» — возмущались ребята. Оказалось, что на горячее в этот вечер была установлена специальная «ураганная» цена, в 10 раз превышающая цену, указанную в меню. И, конечно, нам об этом никто не сказал. Очередной «развод». И поскольку ребята отказывались платить по специальной цене, а сотрудники кафе настаивали, дальнейший спор был продолжен в полицейском участке. Целых 2 часа кубинская сторона склоняла моих коллег оплатить-таки счетец, но русские не сдавались. В результате, полицейский потребовал от менеджера кафе составить новый счет по ценам из меню, который и был немедленно оплачен на радость россиян. Когда они все вышли из участка, уже светало. Пока ребята не спеша, шли к отелю, со всех сторон до них доносилось призывное «псс, псс». Но времени на «псс, псс» уже не было…

 

 

<<предыдущая глава      содержание     следующая глава>>