Ноэма линда

Ноэма линда. Сантьяго-де-Куба.

Но уже через час после ужина, нас с Андреем можно было увидеть на площади «Сеспедес». Целью нашей прощальной прогулки был «каса де ля Музыка» («дом Музыки»), где каждый вечер устраивался живой концерт какой-нибудь местной группы. Время до представления еще было, и мы отправились пешком через весь город. Наш путь лежал через ту площадь, где ровно сутки назад мы познакомились с Амиго, Ириной и ее подружкой. Я был бы не прочь еще раз увидеть понравившуюся мне девушку, но Андрей категорически отказывался встречаться со вчерашней Ирининой подружкой. Оказалось, что вскоре после моего отъезда из «Ириса», Ден с Костиком тоже куда-то отвалили вместе с Амиго, и бедный Андрей был оставлен на растерзание оставшейся с ним мулатки. И сколько сил, и физических, и моральных, стоило отправить ее восвояси, когда она потащила его в «каса партикуляре», одному Богу известно.
    
Поскольку вчерашняя кампания тусовалась прямо по курсу нашего движения, мы решили обойти их по соседним улицам. Мы свернули в сторону и оказались в полной темноте. Пробираться пришлось через какие-то буераки, кочки и заграждения. Мы даже умудрились угадить в довольно-таки глубокую лужу, и это притом, что в Сантьяго, за все время нашего пребывания не было ни единого дождя. Не став разбираться в происхождении жидкости в луже, мы вернулись на освещенную улицу. И сразу же попали прямо в объятия наших вчерашних подружек и Амиго… Но Андрей был непреклонен. Пришлось вежливо, но решительно отказаться от их кампании, откупившись несколькими банками пива.
    
Концерт в доме Музыки был, честно говоря, так себе. Мы заказали себе по «мохито» и закурили сигары. Вокруг нас за столиками чинно сидели иностранцы, получая удовольствие от музыки, напитков и сигар. Обстановка была скучной и чопорной. Мы вспомнили с Андреем портовую дискотеку и вчерашний «Ирис». Вот, где была настоящая жизнь! Что знают эти холеные интуристы о том, как и чем живет эта страна?.. Получив впечатление о рафинированном отдыхе, мы покинули дом Музыки, не дожидаясь окончания концерта. Андрей пошел пешком в отель, а я — обратно по центральной улице. Настроение у меня было романтическим, и я шел не спеша, рассеянно разглядывая гуляющих вокруг девушек. К полуночи, количество праздно шатающихся людей несколько поубавилось. Оставались в основном девушки, которые еще надеялись на скорое знакомство с припозднившимся иностранцем. Странно, но в тот вечер ни одна красотка не радовала мне глаз, и так и не с могла привлечь мое внимание своим «псс, псс!». Я уже собирался ехать в отель, и подходил к стоянке такси на площади «Сеспедес», как вдруг увидел ЕЕ.

Ночная жизнь Сантьяго.
    
Один из фасадов домов несколько выделялся вперед, и за ним образовалась небольшая ниша, в которой скромно стояла высокая стройная красивая мулатка. Даже уже не мулатка, а, скорее, негритянка. Ее черные волосы, заплетенные в причудливые афрокосички, обрамляли милое, почти детское личико с правильными чертами лица. Девушка выглядела очень изящно, несмотря на свое дурацкое ситцевое платьице с васильками. Наши глаза на мгновение встретились. Девушка улыбнулась и помахала мне рукой. Сердце мое учащенно забилось, и я подошел к ней, глупо улыбаясь. Рядом с девушкой, на стуле сидела пожилая полная темнокожая женщина, за которой в тусклом освещении была видна лестница на второй этаж. К сожалению, мои новые знакомые практически не говорили по-английски, и я жестом предложил им чего-нибудь выпить. Я сгонял в бар напротив, и взял два пива, для себя и женщины, и колу — для девушки.
    
В результате непродолжительного разговора, я узнал, что девушку зовут Ноэма и ей 15 (!) лет, а женщина — ее мать, которая работает ночным сторожем муниципального учреждения, вход которого, как раз и находился у нее за спиной. Ноэма (красивое имя, подстать ей) все время строила мне свои черные глазки, а я все повторял одну из известных мне фраз: «мучача линда», и это была правдой! Несколько раз Ноэма с мамой приглашали меня пройти наверх (наверное, для того, что бы я посмотрел, как выглядит муниципальный офис). В некотором замешательстве я все-таки поднялся с Ноэмой на второй этаж.
    
Девушка сразу закрыла дверь на замок, и действительно стала показывать мне офис. По расположению, помещение напоминало советскую трехкомнатную квартиру. В прихожей была приемная. Стоял облупленный стол секретаря со старинной печатной машинкой, допотопным телефоном и громоздким селектором. Вдоль стен стояли банкетки — длинные топчаны, обитые дерматином (такие же были в советских поликлиниках). На стенах висели портреты лидеров кубинской компартии. Я открыл один из кабинетов — крашенный стол, стеллаж, забитый папками с бумагой, пара стульев, вентилятор.

Так могла бы выглядеть Ноэма, если ее приодеть.  
    
Ноэма пригласила меня присесть на одну из банкеток. Она стала нежно меня обнимать и что-то щебетать по-испански. Жестами она показала на меня, на себя, и на банкетку, а потом последовал поцелуй, мягкий и чувственный… Придя в себя, я спросил ее про маму. Ноэма стала оживленно мне что-то объяснять, но я понял: «мама — но проблема!» Потом девушка для пущей убедительности встала у двери, и, раскинув руки в стороны, показала, как ее мама будет стоять внизу и никого не пускать (ну, тогда, все в порядке). Правда, еще меня несколько смущал возраст моей соблазнительницы, а так же портрет Фиделя Кастро, строго глядевшего на меня с противоположной стены. Заметив мою нерешительность, Ноэма, что бы полностью преодолеть все мои сомнения, одним движением сняла с себя платье через голову, и осталась передо мной в своей юной наготе.
    
Она была действительно прекрасна! Изящные и немного угловатые плечи, небольшая конусообразная грудь с торчащими в разные стороны острыми сосками, маленький животик с аккуратным пупочком, упругие ягодицы, аккуратные бедра и длинные ноги. Я был обречен!  
    
Больше всего на свете мне захотелось тогда, сделать эту девушку счастливой. Пусть не на долго, пусть всего на один миг. И, поверьте мне, это было сделать не сложно! Я постарался, что бы воспоминания обо мне, были только, как о щедром человеке. Во всем.
    
И потом я еще долго не хотел возвращаться в окружающую меня реальность. Ноэма действительно выглядела счастливой, она «порхала» по офису, напевая себе под нос какую-то песенку, но я не питал иллюзий, чего она от меня ждала прежде всего. Одевшись, я достал из кармана пятидесятидолларовую купюру. Это было раза в два больше, чем принято платить в таких случаях, но мне так хотелось сделать еще что-нибудь особенное для этой милой девчушки. Ноэма сперва даже не поняла, что это все — ей, а потом, чуть не подпрыгнула от радости. Она захлопала в ладоши и бросилась мне на шею: «мучо грасьяс!» «Ноэма линда» — прошептал я ей на ушко, но она лишь весело смеялась мне в ответ.
    
Перед уходом из офиса, Ноэма жестом попросила меня дать ей попробовать пива из моей банки. Нарочито оглядываясь по сторонам и заговорчески подмигивая, она сделала несколько глотков. Потом она приложила палец к губам и всем своим видом просила не говорить об этом маме. Что беспокоило эту 15-ти летнюю девочку? Что бы мама не узнала, что она сделала глоток пива! А то, что мы сделали 10 минут назад, так это ни её, ни маму совершенно не беспокоило. Но проблема!
    
Подарив мне на прощание нежный поцелуй, Ноэма стала спускаться вниз. Она шепнула несколько слов маме (наверное, о деньгах, судя по ее бурной реакции), и та долго трясла мне руку, повторяя «мучо грасьяс, сеньор, мучо грасьяс!» Мысленно пожелав Ноэме всего самого лучшего, я добрел до стоянки такси и поехал в отель. Когда машина проезжала мимо моей девушки, я высунулся из окна и крикнул: «Ноэма линда!», а она еще долго махала мне рукой. А я, закрыв глаза, еще долго шептал про себя: «Ноэма линда, Ноэма линда…»

 

 

<<предыдущая глава      содержание     следующая глава>>