Мари ванна

Мари ванна. Океанические лайнеры видны с любой точки города.

Сейчас на Антигуа существует более 350 прекрасных песчаных пляжей. Выходит, если отдыхать на острове целый год, можно каждый день валяться на новом пляже. Однако все они — одинаково хороши: золотистый песок, длинные отмели, высокие волны. Раскидистые пальмы отделяют отдыхающих людей от уютных отельчиков и бунгало, построенных прямо на берегу. Маленькие барчики и ресторанчики предлагают экзотические прохладительные напитки и холодное пиво в пенопластовых подстаканниках, что бы оно не нагревалось. Просто Рай!

Во второй половине прошлого века к стране-острову Антигуа был присоединен близлежащий остров Барбуда. И сейчас это «государство» носит название «Антигуа и Барбуда», по названию двух островов. Говорят, что Барбуда — тоже неплохой туристический островок, но основная масса туристов предпочитает Антигуа. Сюда они добираются на огромных океанических лайнерах или на самолетах. На острове имеется приличный международный аэропорт.

Наша съемочная группа добиралась до Антигуа из Москвы более 20 часов. Сначала — до Франкфурта, затем — до Тринидада, и, наконец — до Антигуа. Надо отметить, что вылетали мы в феврале месяце, при температуре —15 градусов, поэтому и одеты были соответственно. А на Карибских островах всегда +30! Первым делом мы решили переодеться, а что бы не таскать с собой три недели по островам зимние вещи, решили их сдать в камеру хранения аэропорта. Однако таковой там не оказалось! Любезная таможенница показала нам маленький чуланчик, где уже стояло несколько чемоданов и сумок. Однако о сохранности вещей в этом укромном местечке не могло быть и речи. Но ничего ценного, кроме шапок, теплых курток и меховых сапожек, у нас не было, а кому это все нужно в такой жаре? Упаковав теплую одежду по пакетам «Moscow Duty Free», мы склеили их вместе скотчем, и написали фломастером номер и дату нашего обратного рейса, что бы наш тюк не приняли за забытый мусор.
   
Первое, что нам бросилось в глаза по пути в отель — как одеты продвинутые местные парни. Несмотря на 30 градусную жару, многие ходили в меховых сапожках без шнурков, на некоторых были кожаные куртки. Кто-то ходил в перчатках, кто-то — в вязаных шапках. Оказывается, по местным понятиям, ходить в таком виде — круто!  Мы мысленно попрощались со своими вещичками. Даже у нас в Москве они стоят достаточно дорого, а в жаркой Антигуа они просто бесценны… Но, как ни странно, наши пакеты в целости и сохранности пролежали в чуланчике все три недели. Это, просто местные не знали, какое богатство в них храниться.
    
Столица Антигуа — Сент-Джонс — ничем неприметный небольшой городок. Все его улицы пересекаются по американскому принципу – под 90 градусов, так что, заблудиться в нем  невозможно. Несколько центральных улиц идут через весь городок от маленького порта до церкви Святого Джона, построенной на холме, еще в 17 веке. Деревянный храм, неоднократно разрушался землетрясениями и уничтожался пожарами. Власти решили построить новый храм из камня. Его внутренние стены обили остатками старого. Так, деревянная внутри и каменная снаружи церковь стоит без капитального ремонта уже две сотни лет. Да и порт не особенно изменился с тех незапамятных времен. Только теперь, по сравнению с огромными океаническими лайнерами, размером с пятиэтажный дом, он выглядит просто микроскопическим. Так же, как и маленькие деревянные жилища жителей антигуанской столицы. Поэтому, каждый корабль прекрасно виден практически с любой точки города. Заприметив лайнер еще в бухте, местное население бежит в порт и за несколько минут разворачивает торговлю сувенирами. В основном это «гавайские» рубашки, ямайские шапки, разноцветные парео, разнообразные бусы, пан барабаны и прочая экзотическая мелочевка. Из многочисленных магазинчиков, продающих аудиокассеты и CD, раздается громкая музыка «рэггей» и «калипсо». Официанты ресторанчиков лихорадочно протирают столы, стоящие на улице под тентами. Музыканты подготавливают свои национальные инструменты. В городе начинается настоящий ажиотаж.

Гетто в Сент-Джоне.

Скрываясь от туристической суеты, мы отошли несколько сот метров в сторону о центральных улиц, и оказались в настоящем гетто. Покосившиеся домики, остовы автомашин, разбросанный мусор и праздно слоняющееся местное население. Ко мне сразу же подошел какой-то хмырь с дрэдом на голове, и предложил купить марихуану. Я давно заметил, что ко мне, не курящему, чаще других обращаются стрельнуть сигарету или зажигалку. Зачастую, мой ответ вызывает неверие у курящей братии в искренность моего отказа. На Антигуа же, мой вежливый отрицательный ответ, вызвал неподдельное удивление у торговца. Он недоумевал, зачем же приезжать на Карибы, если не курить марихуану. О своих путешествиях и о своей работе, я могу говорить часами, но вступать в полемику с обкуренным растаманом, не входило в мои планы. Вслед, он бросил мне фразу, что, дескать, хорошо, что мы на Антигуа — здесь я могу отказаться, но, если б я попался ему на его родной Ямайке… Не дожидаясь окончания этой страшной и поучительной истории, я прибавил шаг, догоняя своих.
   
Надо сказать, что подобные встречи с продавцами марихуаны,  происходили постоянно. Растаманы, а именно они распространяют траву, называют ее дословно: «мари ванна». Для нас это звучит довольно смешно, ведь так в русском разговорном языке зовут Марию Ивановну. Вспоминается детский стишок: «Мари Ванна, наш отряд хочет видеть поросят…». Поначалу, это словосочетание вызывало у нас смех. Но потом мы так устали от бесконечных предложений, что купили по косяку, и, положив в нагрудный кармашек своих рубашек, демонстрировали его при отказе торговцам.  Однажды вечером, возвращаясь после дискотеки в отель на микроавтобусе-такси, мы попали в полицейскую облаву. Все машины обыскивали в поисках наркотиков. Мы даже слегка струхнули — у каждого было по косяку. Но марихуана в таких количествах полицию не интересовала, а больших тюков с коноплей, ни в багажнике, ни под сидениями в нашей машине обнаружено не было. Жаль, что под шумок мы сбросили свои косяки, потом пришлось опять покупать. А что касается шмона, то по вялым действиям полицейских, было заметно, что рейд проходил, что называется, для галочки.
   
Раз на Карибских островах наблюдается такая ситуация с марихуаной, понятное дело, что не только пешеходы ее употребляют. Как-то вечером, мы поймали микроавтобус, собираясь прошвырнуться по злачным местам острова. Как только мы сели в машину, водитель-растаман врубил музыку на полную, и с визгом резины рванул с места. Начались настоящие «ралли-сафари» по извилистой антигуанской дороге. Все наши требования остановиться «Right now!» остались без внимания. Водитель был совершенно обкуренным, и нас просто не замечал. Нам ничего не оставалось делать, как вцепиться в спинки впередистоящего кресла и отдаться на волю случая. Через 20 минут мы были уже на противоположном конце острова. Машина резко затормозила у местной ремонтной мастерской. Водитель скрылся внутри, а мы, не веря своему счастью, стали спешно покидать это «гостеприимное» местечко. Неожиданно перед нами появился водитель с монтировкой в руке. Увидев нас, он сильно удивился. В течение 10 минут мы пытались напомнить ему, как и когда мы попали в его машину, и куда он должен был нас отвести. Перед его немигающем взором, по-видимому, проходили бескрайние поля марихуаны его родной Ямайки и воспоминания своей незатейливой жизни: вот он маленький, собирает коноплю; вот, уже постарше, продает ее туристам; а вот — мчится по ночной дороге Антигуа..., но нас там, очевидно, не было. После этого, перед тем, как сесть в машину, мы тщательно обнюхивали водителей, как это делают наши гаишники. 
 

 

<<предыдущая глава       содержание     следующая глава>>