Карибы

Карибы

«На всех этих островах имеются бесценные произведения природы..., поскольку эти острова расположены в самом величественном пункте мира. …Я верю — именно там находится рай земной, и никому не дано попасть туда без Божьего соизволения».

Христофор Колумб об Антильских островах.

Многие тысячелетия острова Карибского бассейна населяли довольно мирные индейцы — араваки, кочевавшие с острова на остров на больших каноэ. Они ловили рыбу и  с удовольствием занимались земледелием. Кстати говоря, такие слова, как «маис» и «табак», пришли к нам из аравакского языка. Основным продуктом питания у них был хлеб из маниоки.

Сочные корни растения перетирались, а ядовитый сок отжимался в специальном чулке. Полученную массу промывали, кипятили и сушили. После чего пекли из нее лепешки с ореховым вкусом. Ядовитый сок маниоки, обладавший парализующим эффектом, применялся аборигенами для рыбной ловли.

Индейцы, прекрасные токсикологи, выращивали на своих огородах и другие растения, содержащие стрихнин — яд нервно-паралитического действия. Каждый член племени имел под рукой порцию отравы, чтобы в удобный момент свести счеты с обидчиком.

Отправляясь в дальние странствия, араваки, на всякий случай, брали с собой семена привычных для них растений. Так на Антильские острова попали редкие виды, произраставшие только в Южной Америке.  С раннего детства краснокожие учились распознавать тех или иных представителей флоры. Иначе можно было уснуть под чесночным кустарником или пустить на дрова дерево с запахом экскрементов. В джунглях росли и полезные растения. Стволы одних давали молока больше, чем корова. Плоды других обогащали воду, и она казалась газированной. Третьи содержали в себе сахарную вату, а четвертые — земляничный сироп, который за ночь становился творогом. До сих пор на Карибских островах произрастают сотни экзотических растений и деревьев, делающие ландшафт островов исключительным и неповторимым. Неудивительно, что Колумбу, а также тем, кто плавал в карибских широтах после него, эти земли казались вновь обретенным раем.       

Но для араваков эти места стали, по истине, потерянным раем. С течением времени их стали теснить приплывшие из Южной Америки воинствующих карибы, которые занимались грабежами и насилием. С собой они привезли страшный обычай съедать своих пленников заживо. Детей, рожденных от пленниц, карибы так же съедали. Особенно ценилось мясо мужчин и мальчиков, которых предварительно оскопляли и откармливали.  Спасаясь от людоедов, индейцы прятались в горах, пещерах и непроходимых джунглях. Но и там они не нашли спасение от кровожадных карибов и цивилизованных испанцев.

История всех Карибских островов очень схожа. В начале 16 века они были открыты испанскими мореплавателями, в том числе Христофором Колумбом, и были заселены европейцами. Но через некоторое время поселенцы собрали свои пожитки и уехали на большую землю. Уж очень их досаждали карибы-каннибалы, населявшие к тому времени уже все Малые Антильские острова. Дикари периодически нападали на поселения, сжигали дотла дома, женщин и детей угоняли в рабство, однажды им удалось зарезать самого губернатора одного из островов. Покидая негостеприимные места, белые увезли с собой на рудники Нового Света всех индейцев, кого смогли увести. Карибы же, вследствие своей дикости и неадекватности, были не нужны колонизаторам, ни в качестве рабов, ни в качестве пленных. На какое-то время некоторые Карибские острова оказались бесхозными.

Потом на них попытались закрепиться французы, англичане, и даже датчане, и все они собирались превратить острова в свои военно-морские базы. Однако аборигены были категорически против. Англичанам и французам приходилось вести войну на два фронта: между собой, и с воинствующими карибами. И только благодаря миру, заключенному с аборигенами, французы смогли полностью переключиться на борьбу с англичанами. Они обращали своих союзников в католичество, знакомили с коньяком и прочими достижениями цивилизации, снабжали оружием против врага. Некоторые индейцы, обращенные в христиан, участвовали в войне в качестве наемников. Тех, кто не желал креститься и воевать, убивали. Во время франко-британского конфликта, который длился более ста (!) лет, Карибские острова десятки раз переходили из рук в руки. Причем местные жители поддерживали в этой борьбе французов, надеясь, что это остановит англичан, для которых хорошим индейцем был только мертвый индеец.

Великая Французская революция принесла Карибским невольникам равенство, братство и долгожданную свободу, которой они воспользовались весьма своеобразно: забросили работу, стали собираться в банды и безобразничать. Карибские острова наполнились черным террором, что, безусловно, ослабило позиции французов. Когда же практически все острова окончательно были переданы британцам, карибы стали поднимать восстания и уходить в горы и леса, как это делали до них араваки. На беглецов охотились, как на диких животных, по островам прокатилась волна репрессий над местным населением. Иногда английские солдаты так увлекались подавлением мятежей, что работать на плантациях становилось некому, а массовое переселение «белых рабов», бежавших от нищеты из Старого света в Новый, почти прекратилось. Оставшиеся в живых карибы повсеместно забирались на вершины высоких утесов и прыгали вниз головой в бурлящую пучину, высказывая тем самым свое категорическое несогласие с полным истреблением коренного населения. В общем, все умерли. Вскоре, некоторые острова оказались практически необитаемы. И места белых рабов заняли черные.

В отличие от французов, англичане рассматривали острова Карибского бассейна, как свои новые колониальные владения, где могли бы возделываться сахарный тростник, хлебное дерево и специи. Для работы на плантациях они завозили из западной Африки черных рабов сотнями тысяч. Всего на Малые Антильские острова были привезены 5 млн. рабов. Англичане никогда не смешивались с местным населением, считая это ниже своего достоинства. Поэтому в их бывших колониях до сих пор не встретишь ни метисов, ни мулатов (ни мулаток). В результате, потомки черных рабов на Карибских островах сегодня выглядят точно так же, как и их далекие африканские предки от Сенегала до Анголы.

Пожалуй, нигде в мире нет такого конфессионального многообразия, как на островах Карибского моря, где под боком католической церкви до недавнего времени процветали многочисленные колдовские обряды, приплывшие с рабами из западной Африки, которые  чернокожее население исповедывало с самого начала колониальной эксплуатации Антильских островов. Самым распространенным из них был культ обеа.

Чернокожие рабы, а потом наемные рабочие постоянно обращались к колдунам, а чаще к колдуньям, с просьбой навести порчу на того или иного человека. Разумеется, повредить колониальной системе в целом они не могли, но вот проблемы с конкретным человеком решались довольно эффективно. Со временем обращения приобрели массовый характер. Рабы считали, что тайные знания и возможность влиять на события с помощью духов, ставит их выше хозяев.  В результате чего властям пришлось принять закон, запрещавший культ, что привело к обратному эффекту. Обеа ушла в подполье и распространилась по всем островам, как символ сопротивления черного большинства.

Еще двадцать лет назад обеа, культ африканского бога Шанго, или знаменитый культ Вуду, на Карибах не считался пустым вымыслом. Сегодня, во времена тотального неверия, люди, населяющие острова, разочаровались  в языческих культах. Единственное, что до сих пор живет на Карибских островах, это движение растаманов.

 

 

<<предыдущая глава      содержание    следующая глава>>