Стил пан

Стил пан. Ансамбль воскресной школы.

Как-то, погожим деньком, мы путешествовали по Сент-Люсии, наслаждаясь прекрасным видом из окна, свежим ветерком и купленной тишиной. Путь наш лежал через маленький городок на противоположной от столицы части острова, вдали от туристических маршрутов. Городок был на редкость чистеньким и уютным. Во второй половине воскресного дня он был абсолютно безлюдным. Наше внимание привлекли странные звуки, доносившиеся из центра города. Мы вышли из машины и как зачарованные пошли на них. Несомненно, это был какой-то музыкальный инструмент, звучание которого было похоже на металлический ксилофон, но, не видя исполнителей, трудно было даже представить, какой именно инструмент может издавать эти удивительные звуки.  По мере нашего продвижения, звук усиливался. Теперь было слышно, что одновременно играет несколько десятков «металлофонов». На маленькой центральной площади стоял внушительных размеров католический храм. Из его правого крыла и доносились эти удивительные звуки.
   
Зрелище, открывшееся нашим взорам, было еще более необычным. В высоком каменном помещение с длинными готическими окнами, находилось около пятнадцати подростков, которые били в здоровые металлические барабаны палочками с резиновыми набалдашниками. Как выяснилось, это была репетиция ансамбля воскресной школы под руководством местного кюре. А музыкальные инструменты были ни чем иным, как знаменитые карибские «стил паны».

Вот так изготавливают стил пан.Музыкальный инструмент Steel pan (в переводе с английского, до словно — стальная кастрюля), был придуман на одном из островов Карибского моря — Тринидаде, и, как всегда, случайно. На всех Антильских островах за несколько десятков лет скопилось множество 200-литровых железных бочек из-под американского машинного масла или нефти. Именно из них и делают национальный карибский музыкальный инструмент, причем, лучше всего звучат бочки из-под «Kastrol» и «BP».   
   
Бочку разрезают пополам, затем нагревают на огне, что бы дно стала мягким и пластичным. После этого дну придают вогнутую форму, и только тогда упругими резиновыми молоточками выбивают плоские сегменты разного размера. Каждый сегмент настраивают на определенную ноту. На одном пане может быть выбито несколько десятков нот, а может — всего шесть. Все зависит от назначения инструмента — соло, аккомпанемент или бас. Цена одного такого настроенного и отполированного до блеска барабана доходит до 400$.
   
Дивные звуки, извлекаемые из тринидадского пана, легли в основу стиля калипсо, широко распространенного на Карибах. Всемирную известность чуду-барабану принес Жан-Мишель Жар, который использовал его во время открытого шоу в Париже.

Увидев белых туристов, кюре прервал репетицию, и ребята заиграли какую-то потрясающую мелодию. Воображение поражала не только необычная музыка, но и то, каким образом она создавалась. В центре зала размещались несколько групп по 3-4 человека. Каждая группа стояла в ряд, лицом к дирижеру, причем располагались они согласно тембру звучания своих инструментов. Справа стоял ряд барабанов высокого тембра, слева — низкого, сзади — бас-барабаны, впереди — соло. Каждый музыкант играл на своей паре барабанов, стоящих на специальных подставках, двумя руками. Причем, в процессе игры каждая группа делала абсолютно синхронные движения барабанными палочками. С изменением тональности и ритма, все они резко меняли положение тел и направления ударов своих палочек. Со стороны их движение напоминали известный танец «брейк-данс». В дальнем углу, на небольшой авансцене, две крупненькие девчушки играли аж на шести бас-барабанах каждая. В отличие от обычных панов, имеющих размер, в треть высоты бочки, из которой их сделали, бас представляет собой целиковую бочку, без одного дна, всего с четырьмя сегментами. «Басиски» почти не глядя, с плеча, лупили палками со здоровыми резиновыми набалдашниками по своим барабанам. Видно было, что все ребята выкладывались перед нами по настоящему.

И тут появилась примадонна. Это была красивая стройная хорошо одетая девушка, лет шестнадцати. Не смотря на опоздание в воскресную школу, она гордо, нарочито медленно прошла к своему хромированному стил пану, одиноко стоящему во главе оркестра. Из маленькой сумочки она достала изящные палочки, и, дождавшись новой музыкальной фразы, начала играть. С вступлением соло-барабана, вся музыкальная композиция приобрела законченное звучание — мы это сразу услышали. Заметив нашу реакцию, кюре, прервал музыку, и начал все сначала.
   
Я сидел на табуретке в Костеле какого-то Богом забытого городка, в 9000 километрах от дома, и мне было хорошо! Фантасмагорические звуки, странные музыкальные инструменты, прикольные движения подростков и  необычная обстановка, делали наше пребывание там — просто невероятным. От переизбытка чувств, у меня даже прихватило сердце. На прощание я презентовал кюре 50$ на развитие школы и ансамбля — от чистого сердца. Что ж, этот концерт был, пожалуй, самым моим ярким впечатлением о Карибских островах.   

 

 

<<предыдущая глава      содержание     следующая глава>>