Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Филиппины. Остров Лусон, остров Палаван

Вы думаете, что Кордильеры находятся только в Америке, ничего подобного. У Филиппин есть свои Кордильеры. Эта обширная горная местность находятся на севере острова Лусон. Она занимает территорию 6 провинций. Живут в этих провинциях в основном горные народности. Ифугао — одна из самых многочисленных. Они бывшие охотники за головами и рисоводы. Остров Лусон, самый большой в Филиппинском архипелаге, населяют несколько десятков народностей. Ифугао, или, как они себя называют, «людей гор» — сегодня примерно 200 тыс. Они  живут в северной части острова.

Селятся ифугао небольшими деревнями. Раньше дома в них были исключительно деревянными и стояли на сваях. Сегодня такой дом встретишь также нечасто, как и человека в национальном костюме, распевающего народные песни. Мужской костюм ифугао очень отличается от женского. Он состоит из двух полосок домотканой материи и головного убора. Раньше, когда ифугао охотились за человеческими головами, такой костюм был повседневным. Сейчас его надевают по праздникам. Что еще сказать? В таком костюме я чувствую себя совершенно раздетым.

— Можно к вам присоединиться?
— Да.
— Спасибо.

Время от времени жители деревни, в основном женщины в возрасте, собираются вместе, чтобы попеть худ-худ.

Худ-худ — это особый вид песнопения, который исполняется во время работы на рисовых террасах, после сбора урожая, по праздникам. Процесс этот долгий, занимает 3-4 часа. Иногда пение растягивается на три-четыре дня. Думаю, что этот худ-худ закончится пораньше.

Худ-худ зародился в VII веке. К этой песенной традиции на Филиппинах относятся как к национальному достоянию: издаются книги текстов худ-худ, проводятся песенные фестивали.

Мелодия у всех песнопений одинаковая, а вот сюжеты отличаются. Всего насчитывается около 200 сюжетов. Минимум по 40 эпизодов в каждом. Совсем недавно, в 2001 году, ЮНЕСКО объявил худ- худ культурным достоянием человечества.

Не менее интересны и пляски ифугао. Их исполняют под аккомпанемент простейших музыкальных инструментов.

У ифугао — огромное количество танцев, которые исполняются во время сбора урожая, по случаю посадки риса. Есть ритуальные танцы, поскольку многие ифугао сохранили свои языческие верования. А этот танец называется данау-а. Он исполняется во время приезда дорогого гостя. Дорогой гость здесь — это я. Гостю тоже положено танцевать.

Данау-а — танец групповой. Мужчины движутся друг за другом мелкими шажками, время от времени подпрыгивая на одной ноге. Иногда мужчины замирают, будто птицы, поймавшие  восходящий ток воздуха. Дамы внутри мужского круга движутся в противоположную сторону.

Во время танца возникает пауза. Человек, который возглавляет, ведет танец, благословляет танцующих. Ну и меня тоже. Спасибо.

Когда ведущий танца благословляет всех его участников, это служит сигналом, что танец завершается.

Время, конечно, меняет уклад жизни ифугао, и довольно сильно. Уже мало кто из них живет в традиционных домах на сваях. Но то, что касается духовной культуры, похоже, остается неизменным. И это прекрасно.

Во многих странах мира есть нечто такое, что их жители считают достойным названия «восьмое чудо света». Имеется такая достопримечательность и на Филиппинах. Находится она поблизости от города Банауэ на землях ифугао. Восьмым чудом света здесь называют рисовые террасы, которым уже 2000 лет.

Рисовые террасы острова Лусон — национальное достояние. Они внесены ЮНЕСКО в список всемирного наследия. Вид, который открывается именно с этой смотровой площадки, перенесен на купюру наивысшего достоинства 1000 песо. Особенно хорошо просматриваются несколько ближайших террас. В общем, изображение довольно точно копирует оригинал.

Рисоводство — основное занятие населения этих краев. Не так давно в горах Банауэ обнаружили золото, но некоторые общины, по владениям которых проходят золотоносные жилы, не позволяют начать разработку. Рис для них важнее.

Выращивают рис так же, как и тысячелетия назад. Вода горных речек подается с помощью разветвленной гидросистемы на террасы. В любой момент их можно заполнить водой и в любой момент осушить. 

Находясь на рисовых террасах, невозможно не удивиться тому, что на таких огромных просторах — в Банауэ 8 тыс. км2 террас, — работает немного людей. Рис — культура не хлопотная: посадил-собрал, особого ухода не требует. В Банауэ климатические условия таковы, что здесь собирают только один урожай в год. Сажают рис в декабре-январе, а собирают в июне-июле. Пока поле находится под парами, до декабря месяца. В террасах разводят рыбу «мад фиш» — грязевую рыбу, которая очень неплохо себя чувствует вот в такой среде. Она примерно такого размера, говорят очень, вкусная, дополняет рацион ифугао.

Другая горная народность канкана-эй живет в окрестностях городка Сагада. Это место знаменито захоронениями канкана-эй.

Добраться до них совсем непросто. Своих покойников жители окрестных деревень хоронили в труднодоступных местах — в пещерах или прямо на скалах, подвесив гробы на деревянных опорах. Считалось, что так души становятся ближе к богу.

Под Сагадой — около 50 захоронений. Это одно из немногих, доступных для туристов. Но и сюда я шел больше часа.

Захоронения сильно страдают от организованных и неорганизованных туристов, которым хочется увезти с собой что-нибудь на память. В пещерах вешают вот такие таблички: «Пожалуйста, ничего не трогайте внутри, не открывайте гробы». Не буду.

Гроб — это полая сосновая колода. Крышка зафиксирована толстыми колышками и забита гвоздями. Так что вскрыть такой гроб не так-то просто.

В пещере бросается в глаза то, что большинство гробов короткие и маленькие. Людей в них укладывали в позе эмбриона. Местные жители верили, что после смерти человек возвращается в эмбриональное состояние. То есть начинают жить заново.

Некоторые гробы длинные — в них лежат останки христиан, которые выразили желание быть погребенными не на обычном христианском кладбище, а в пещере вместе с предками-язычниками. 

Когда в деревне умирал человек, его тело бальзамировали, натирали особым составом и через два дня несли на кладбище. Если во время перехода на кого-то из несущих попадал раствор от бальзамирования, то это считалось хорошим знаком, и человек долгое время не мылся.

Когда-то в пещере было больше гробов. Их ставили один на другой, один на другой. В какой-то момент пирамида не выдержала и часть гробов скатилось вниз.

Последнее захоронение было сделано в конце 60-х гг. С тех пор здесь больше никого не хоронили.

Живые родственники никогда не приходят в пещеры, чтобы проведать умерших. Все обряды, связанные с поминовение усопших, они проводят дома.

Палаван — один из самых экзотических и малоисследованных островов Филиппин. Вместе с близлежащими островками он образует довольно крупный архипелаг. На Палаван едут те, кто любит отдыхать подальше от цивилизации. Острова Эль Нидо – для них идеальное место.

Каякинг на Палаване — это такое туристическое развлечение. Любой, даже не имеющий навыков хождения на этом плавсредстве, может сесть и поплыть. Каяк — доволно устойчивая лодка, но в открытом океане на ней не походишь. Там слишком штормит, а для таких живописных лагун лучшего средства передвижения нет. Плаваешь себе, наслаждаешься видами. Полная гармония с природой. А эхо здесь какое! Эгегей-ей!

Развлечений в Эль Нидо немного. Можно, например, отправиться в гости к рыбакам. Но уже не на каяке, а на более серьезном судне, которое курсирует между островами архипелага.

— Здравствуйте, дети. Здравствуйте. Гости сюда заглядывают не часто. Вон сколько встречающих. Это все жители деревни? Или еще кто-то есть?

В подобных местах следует сразу найти вождя, предводителя, старейшину, одним словом, главного.

— Здравствуйте.  Как вас зову?
— Бубуй.
— А кто главный в деревне? Основной?
— Я не понимаю.
— А сколько домов в деревне? Сколько домов?
— Около 30.
— О! Много, тридцать домов. Ладно, пойду посмотрю, что у вас тут где.

Оказалось, что деревня называется Виган. Живут в ней 50 человек. Половина — дети. В школу их каждый день возят на другой остров, до которого отсюда несколько километров.

Удалось выяснить, что в деревне Виган проживают люди, принадлежащие к народности вараи. Основная масса вараев живет на острове Самар, что на юге Филиппин. Оттуда вараи разъезжаются по всей стране в поисках рыбных мест, дешевой жизни, лучшей доли. Эти вот оказались на архипелаге Палаван. Надеюсь, они не жалеют.

Основное занятие взрослого населения — рыбалка. Океанские воды богаты на пони-фиш — «рыбку пони».

Местные жители ее ловят, потрошат, засаливают на ночь. Утром промывают морской водой и выкладывают на циновки для просушки. Сушится пони-фиш 2-3 дня. Пахнет ужасно.

Свободное время (его, как я понял, у них много) рыбаки проводят за петушиными боями и за молитвами. В деревне нет ни электричества, ни водопровода с канализацией. Осмотреть всю деревню можно меньше, чем за час.

Вараи — это такие морские цыгане. Живут бедно, но никто не жалуется. Палаван для них отличное место для жизни. Уезжать отсюда они не собираются, по крайней мере, пока.

Еще одно занятие для тех, кто не привык валяться на пляже, — исследование окрестных пещер.

Архипелаг Палаван будто бы специально придумали для любителей спелеологии. Здесь огромное количество пещер, где собирают гнезда саланганов — деликатес, из которого варят вкуснейший суп. Саланганы - один из видов морских стрижей. В отличие от гнезд ласточек, где глина, перья только скреплены слюной птиц, гнезда саланган состоят из уникальной птичьей слюны целиком.

В эту пещеру можно зайти через единственный вход. Он, к сожалению, узковат даже для человека моей комплекции.

Чтобы собирать гнезда, нужна специальная лицензия. Лицензии у меня нет, впрочем, и гнезд тоже нет. Зато летучих мышей полно.

Однако мне повезло. На этом же острове я наткнулся на след, оставленный сборщиками гнезд салангана. 

Когда сборщики находят пещеру с гнездами, они разбивают неподалеку лагерь, в котором живут и охраняют свою добычу от других, таких же сборщиков. За каждую найденную пещеру они платят государству около полутора тысяч  песо. Это примерно долларов 30. Пещеры можно передавать по наследству. Так что в таких вот лагерях они живут по много лет.  Сейчас в лагере никого нет, видимо, все отправились за гнездами.

Сборщики обнаружились после недолгих поисков. Их легко опознать по затрапезному виду и, как ни странно, шлепанцам, совершенно не приспособленным для горных прогулок.

Сборщики работают без страховок, без альпинистского снаряжения. Оно для них слишком дорого. Поэтому люди срываются с практически отвесных скал. Разбиваются. Смертность среди сборщиков салангановых гнезд очень высокая.

Первый сборщик спускается.

— Привет. Я могу вам помочь? Нашли гнезда?

Похоже, ничего в этой пещере нет. Идем в следующую.

На строительство одного гнезда у птицы уходит дней 15. Исходя из этого, сборщики и обходят свои пещеры. Однако не всегда такие обходы заканчиваются сбором урожая.

Саланганы, за чьими гнездами на Палаване идет настоящая охота, — существа весьма разборчивые. Где попало не живут, а предпочитают селиться повыше, в труднодоступных местах.

Следующая пещера, в которую я забрался, — просторная, светлая, с хорошей циркуляцией воздуха. Саланганы любят в таких пещерах гнездиться.

Я представлял себе шумную колонию птиц, тысячи гнезд с голодными птенцами… Можно подумать, что саланганов тут никогда и не было. Однако у профессиональных сборщиков глаз наметан. Они быстро находят два только что построенных гнезда. 

Саланганы строят свои гнезда из собственной слюны, с добавлением растительного материала. Гнезда эти невесомы. Одно такое потянет грамм на пять. За каждый грамм перекупщик даст сборщику 150 песо. То есть два гнезда полностью окупают лицензию. Поразительно, что сборщики никогда не пробовали гнезда и как готовить суп, они не знают. Вот, что называется, сапожник без сапог.

Гнездо можно сварить и съесть сразу, целиком, а можно растянуть удовольствие на несколько обедов, съедая по чуть-чуть. Рецепт приготовления супа довольно прост. Режем гнездо на части, бросаем в кипящую соленую воду, добавляем молоко, зелень и перепелиные яйца, мясной или куриный бульон в кубиках. Десять минут на огне, и готово.

Гнезда салангана — конструкция настолько прочная, что не растворяется даже в кипящей воде. Говорят, что по вкусу гнезда напоминают икру осетровых рыб. Действительно, что-то есть общее. Королевское угощение.

Есть у филиппинцев забавная история возникновения филиппинского архипелага. Бог во времена творения бросил в океан большие камни — появились материки, потом собрал всю оставшуюся мелочь и ее бросил — так появились Филиппины. Недостаток земель Господь компенсировал благоприятным климатом, щедрой природой и красивыми интересными людьми. Мне кажется, что Создатель особо отметил этими богатствами острова Лусон и Палаван, на которых мы с вами сегодня побывали.

Новости партнёров