Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Вьетнам. Ханой

Вьетнам. Ханой

Четыре миллиона человек и три миллиона мотороллеров, мавзолей Хо Ши Мина и самый большой памятник Ленину в Юго-Восточной Азии, десятки озер и величественные буддийские храмы. Все это — Ханой, тысячелетняя столица Вьетнама. Раскинулся он на берегу Красной реки, и вряд ли в каком другом городе увидишь такое количество красных флагов…

Раскинулся город он на берегу Красной рекиВремя как будто замерло. Огромная площадь, мавзолей, красный флаг. В самом сердце Ханоя покоится «отец» вьетнамского народа, «дядюшка» всех вьетнамских школьников Хо Ши Мин. Его имя переводится как «Несущий свет».

Прежде чем попасть в мавзолей Хо Ши Мина, иностранцу нужно зарегистрироваться и сдать все личные вещи. После этой процедуры мне выдали талончик под номером 007.

Без очереди попасть в мавзолей практически невозможно. Причем здесь есть несколько очередей: для туристов, для делегаций и для местных жителей. Кроме того, существует несколько правил, которые нужно неукоснительно соблюдать. Прежде всего одежда должна быть опрятной. Плечи должны быть закрыты, никаких шорт. И обязательно руки надо вынуть из карманов.  

В самом сердце Ханоя покоится «отец» вьетнамского народа, «дядюшка» всех вьетнамских школьников Хо Ши Мин.Хотя в мавзолее Ленина я была лет двадцать назад, и все же прекрасно помню, что он лежал в темном помещении. Поэтому было полное ощущение, что лежит мертвый человек. А «дядюшка» Хо лежит в светлой комнате. Поэтому кажется, что он вот-вот проснется.

Любовь к коммунистическому вождю и коммунистическим праздникам, отнюдь не мешает вьетнамцам с большой помпой отмечать праздники традиционные. 

Я отправилась в пригород Ханоя — деревню Дам на местный праздник, посвященный духу-покровителю деревни.

Деревня стоит на реке, поэтому главное событие праздника — лодочные гонки.Мне рассказали, что я увижу здесь соревнования на лодках, игру в шахматы, бои петухов. Прибыв на место, я не сразу поняла, где и каким образом это все будет происходить. На первый взгляд наблюдалось какое-то хаотичное движение людей. Но я заметила, что всем вокруг весело, у всех такие счастливые детские улыбки, похоже, что половина деревни уже под градусом.

Деревня стоит на реке, поэтому главное событие праздника — лодочные гонки, в которых соревнуется три района деревни, каждый район выставляет несколько команд.

Ребята из третьего района приняли меня в свою команду болельщиков.Ребята из третьего района приняли меня в свою команду болельщиков. Гонка проходит по двухкилометровому отрезку реки.  В каждой лодке — по 20 гребцов и рулевой. Один из членов команды задает гребцам ритм.

И вот по громкоговорителю объявляют, о наступлении самого важного этапа соревнований — финала. Как ни странно победила именно та команда, за которую я болела. 

Д.С.:
— Я так и знала, что наша команда победит. Поздравляю вас, ребята. Как вам это удалось? Что вы делали, как готовились?
Капитан команды:
— Мы просто очень хотели победить. Вот, ребята мои говорят, что духи помогли. Не знаю, может, и так. 

И вот по громкоговорителю объявляют, о наступлении самого важного этапа соревнований — финала.Гонки закончились, и все переключились на новое соревнование, точнее на турнир по сянцы. Эта древняя игра — китайские шахматы, она давно прижилась во Вьетнаме.

Игроки сидят за обычной доской. Сделав ход, они сообщают о нем ведущей, а та объявляет в микрофон, какая фигура на какое поле должна переместиться. Их ходы повторяют на большом поле соответствующим образом одетые дети. Мальчики изображают фигуры одного цвета, девочки — другого. Любой желающий из толпы тоже может поиграть в шахматы и побыть какой-нибудь фигурой. Главное — записаться в очередь, и она до него обязательно дойдет.

Недалеко от шахматной доски проходят петушиные бои.
Бойцовых петухов перед поединками держат на специальной диете. В нее входят, в частности, яйца. От них птицы становятся более агрессивными.  

Недалеко от шахматной доски проходят петушиные бои. Глядя на то, как хозяева любовно относятся к петухам, трудно поверить, что через несколько минут эти птицы будут с окровавленными головами жестко биться на ринге, а люди, которые за ними так нежно ухаживают, азартно наблюдать за ходом боя.  

Здесь — несколько рингов, в которых проходят бои, разумеется, на деньги. Бойцы, как в боксе, делятся по весовым категориям. У каждого есть тренер, он же — хозяин, и секунданты, которые приводят петуха в чувство в перерывах между 15-минутными раундами количество раундов не ограничено. Бой заканчивается в случае гибели одного из птиц или в том случае, когда один из хозяев признает поражение своего питомца.

После народных гуляний я вернулась в столицу Вьетнама, чтобы продолжить рассказ об этом городе. После народных гуляний я вернулась в столицу Вьетнама, чтобы продолжить рассказ об этом городе.
Весь Ханой делится на районы — в каждом свой райком партии. Меня пригласили в один из них. Нгуен Ван Нгиен, секретарь райкома, очень тепло поприветствовал всю съемочную группу:
— Мы очень рады приветствовать у нас в райкоме товарищей из бывшего Советского Союза, а ныне — России, родины Ленина, страны,  победившей фашизм. Мы очень благодарны СССР за помощь во время войны с американскими захватчиками, вьетнамцы будут всегда об этом помнить.

Секретарь райкома, рассказывая о войне, не уставал повторять, что к победе народ привела партия. И что огромную роль сыграла помощь советских товарищей.  

Нгуен Ван НгиенНгуен Ван Нгиен:
— Мы очень благодарны СССР. И не только за то, что он сделал для нас во время войны. В советские времена вьетнамские партийцы ездили в СССР. Я вот, например, ездил в 1984 году в Сочи. И до сих пор храню коллекцию камней, привезенных оттуда. Для меня это как символ нашей дружбы, воспоминание о теплом приеме, который был мне оказан.
Д.С.:
— А что делала ваша партийная ячейка в вашем районе во время войны? 
Нгуен Ван Нгиен:
— Занимались агитацией и пропагандой. Вообще-то нам относительно повезло, нас бомбили всего несколько раз в 1968 году, и никто из мирных жителей не пострадал.

Среди собравшихся на приеме была женщина, которая во время войны пела в военном ансамбле, и она исполнила нам песню из военных времен. 

Квартал вокруг озера Ку Теп сегодня знаменит прежде всего тем, что сюда в 1972 году, в это озеро, упал бомбардировщик Б-52. Никто из местных жителей тогда не пострадал, а пилот успел катапультироваться. Кстати, его потом поймали. 
Кто постарше, хорошо запомнили тот день. Я попросила  местного жителя Люэ рассказать об этом страшном дне. 

Д.С.:
— Люэ, а это правда, что вы своими глазами видели, как падал самолет?
Люэ:
— Да, я как раз вел сына в бомбоубежище и все видел. Самолет летел очень низко, за ним тянулся шлейф дыма, и вдруг он рухнул в озеро.

В камерах, на покатом полу кандалы расположены намного выше уровня головы, пленники, закованные в них, чувствовали себя, наверное, не очень хорошо.Летчику удалось катапультироваться, его арестовали и отправили в старую французскую тюрьму Хоа Ло, где держали всех американских пилотов, в шутку прозванную «Ханой-Хилтон».

В этой тюрьме французы пытали вьетнамских революционеров. Позже сюда стали свозить американских пленных.
В камерах, на покатом полу кандалы расположены  намного выше уровня головы, пленники, закованные в них, чувствовали себя, наверное, не очень хорошо — в положении вниз головой протянуть долго нереально.

По вьетнамским данным, всего с 1964 по 1973 год через «Ханой-Хилтон» прошло 300 пилотов. Вьетнамцы утверждают, что пленные содержались в соответствии с международной конвенцией и все без исключения были переданы американским властям в целости и сохранности.  

Раньше «Ханой-Хилтон» занимал целый квартал. Но в 1993 году большую часть тюрьмы разрушили. А на ее месте построили уже настоящий отель — Hanoi Towers.  Экономический взлет 90-х окончательно стер следы войны.  Сегодня Ханой  — современный город, столица быстро развивающегося государства. 

Прогулка на мотоцикле с Дэном Докери.В Ханое огромное количество мотоциклов и мопедов, многие из них — советского производства, например мотоцикл «Минск». У «Минска» есть свой клуб, его основали пять человек, причем, как ни странно, все пятеро иностранцы: американец, австралиец, француз, швейцарец и англичанин. Я познакомилась с одним из них — Дэном Докери.

Д.С.:
— Откуда такая любовь к «Минску»? Почему «Минск»?
Дэн Докери, основатель клуба «Минск»:
—  «Минск» идеально подходит для Вьетнама. В свое время их стали импортировать для сельских жителей. В деревнях они здесь повсюду. Если вы почитаете инструкцию к «Минску», там написано: «Мотоцикл для сельской местности и бездорожья».
Д.С.:
— Говорят, они часто ломаются.
Дэн Докери:
— Ну… Мы их немножко доводим. Движок обычно не трогаем, в основном возимся с подвеской, делаем «Минск» более комфортным.
Д.С.:
— Здорово. А меня прокатите?
Дэн Докери:
— Конечно, садитесь.

По-моему здесь ни светофоров, ни правил. Руководители клуба «Минск»  занимаются организацией поездок на мотоциклах в труднодоступные районы Вьетнама. Но поездка по Ханою показалось мне более чем экстремальной. Здесь такое хаотичное движение, что совершенно непонятно, какие правила и кто соблюдает, есть ли светофоры. По-моему здесь ни светофоров, ни правил.

Д.С.:
— Трудно было начинать водить при таком  безумном движении?
Дэн Докери.:
— Сначала страшно было. Но потом привык. На самом деле определенная система здесь существует. Это своего рода организованный хаос.

В конце поездки основатели клуба устроили мне что-то наподобие почетного эскорта.
 
Ни бурная урбанизация, ни коммунистический режим, который долгое время пытался бороться с «опиумом для народа», не отвратили вьетнамцев от религии, более 60 процентов населения страны — буддисты. 

Деньги нужно сжигать в печке, которая находится рядом с храмом.Как это ни странно, вьетнамцы приносят в храм деньги и цветы. Вот и я решила совершить такой же обряд в центральной пагоде Ханоя. Цветы приносят в храмы для украшения. Желтый — это королевский цвет, цвет процветания. А деньги приносят для улучшения личного благосостояния. Деньги нужно сжигать в печке, которая находится рядом с храмом.

Из центра, где находится пагода, я отправилась в новый район Ханоя 
и посетила  школу, которая носит имя Михаила Ломоносова. Здесь учатся 2 500 человек. Школа эта частная, наверное, поэтому она такая современная. Единственное, что здесь напоминает о коммунизме, — это пионерские галстуки.  

Уроки здесь длятся 45 минут, в старших классах здесь всего пять уроков, а в младших — девять. В общем, не жалеют малышей. Перемены по пять минут, и в середине дня — обеденный перерыв. Вместо звонка здесь гонг, точнее — барабан.

В школу вьетнамские дети идут с 6 лет, учатся 12 лет.В школу вьетнамские дети идут с 6 лет, учатся 12 лет. За образование в этой частной школе родители учеников платят по 200 долларов в год.

Детей принимают в пионеры в третьем классе, то есть в девять лет. В школах ставят оценки по поведению. Злостных хулиганов для начала отчитывают перед классом, затем — перед флагом, а потом и вовсе исключают из школы. 
Дисциплина в школах строгая. Прогулять общую зарядку никому и в голову не придет.

Пройдясь по школе и поговорив с пионерами, у меня появилось такое ощущение, что я в своей школе. С единственной разницей — у нас не били в гонг, когда была зарядка. 

Поразительно, что четкая организация жизни, которая так бросается в глаза в школе, совсем не заметна на ханойских улицах. Старые улицы Ханоя носят название тех товаров, которые продавались на них в древности: Шелковая, Веерная, Сахарная и так далее. До сих пор здесь можно купить все, что угодно — от надгробной плиты до шелковой пижамы.

Когда-то торговцы и ремесленники селились в районе, который теперь называется Старый квартал, здесь продают товары в основном для туристов. Конечно, время внесло коррективы в четкую цеховую организацию квартала. На Кузнечной улице теперь запросто можно найти майки или галстуки, а на Сахарной — кроссовки. 

В России целая проблема — купить сумку. Все время остерегаешься подделок. А тут, во Вьетнаме, можно не опасаться, что ни сумка с фирменным логотипом — то подделка.   

Вьетнам удивительно быстро адаптируется к реалиям глобальной экономики. Либерализация режима, в первую очередь — экономическая, началась здесь чуть меньше 20 лет назад. За эти годы жизнь людей изменилась радикально.  

В одном из старых кварталов Ханоя почти ничего не осталось от старины. Вообще, здесь по-прежнему чувствуешь себя в коммунистическом государстве, на которое с каждым днем все больше и больше наступает рынок. Во Вьетнаме нужно быть здесь и сейчас, потому что в этой стране все только начинается...

Новости партнёров