Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<август>

Путеводители

Намибия. Белые африканцы Намибии

Намибия. Белые африканцы Намибии

Намибия по площади на треть больше Украины, а людей в ней в пятнадцать раз меньше — всего два миллиона. Подавляющее большинство, конечно, африканцы. Но немало и потомков белых колонистов, в частности немцев. Их в стране около 35 тысяч. Среди коренного населения преобладают овамбо. Они составляют половину населения. Другие народности, в том числе гереро, значительно уступают им по численности.

Женщин гереро легко узнать по ярким платьям и необычным головным уборам. Предания гереро свидетельствуют о том, что некогда народ этот жил в стране родников, западнее озера Таньганика, что в центре Африки. В середине XVI века гереро мигрировали сначала на юг, а затем на запад в сторону нынешней Намибии. Здесь они стали обживать центральные районы, которые позже получили название Гереролэнд — Страна гереро. Есть у гереро своя неофициальная столица, маленький городок Окахандья.

Женщин гереро легко узнать по ярким платьям и необычным головным уборам. Платья эти в магазинах не продаются – их приходится шить. Силпа Хандура занимается этим уже 20 лет.

Женская повседневная одежда гереро скопирована с платьев европейских модниц времен колонизации. Женская повседневная одежда гереро скопирована с платьев европейских модниц времен колонизации. Юбка пышная, широкая, со множеством нижних юбок. Рукава пышные. Иногда сверху надевают жилет и шаль. На голове особым образом уложенный платок, напоминающий коровьи рога. Этнографы считают, что этот головной убор восходит к убору из кожи в виде трезубца, который женщины гереро носили еще до миссионеров.

Прикрывать наготу женщин-гереро научили жены миссионеров. Когда-то в Намибии миссий было несколько. Сейчас работает только одна.
Миссионеры жили в каменных домах. В доме обязательно была веранда, где обитатели могли найти защиту от лучей палящего солнца. В XIX веке этот «верандный» стиль распространился среди немецких поселенцев Юго-Западной Африки.

Этнографы считают, что этот головной убор восходит к убору из кожи в виде трезубца, который женщины гереро носили еще до миссионеров. При доме жили человек 50: черные горничные, садовники, пастухи, кухарки. Жены миссионеров давали женщинам гереро уроки домоводства. Непременным условием посещения миссионерского дома было — скрывать тела одеждой. С тех пор женщины гереро и носят свои нарядные платья.

Миссионеры учили гереро сеять, пахать, разбивать огороды, строить каменные дома. Гереро занимались в основном кочевым скотоводством, а в таких центрах колонизации приучались вести оседлую жизнь.

Рядом с лютеранской церковью находится нечто-то вроде некрополя, где покоятся прославленные вожди гереро. Их называют омухонами, или капитанами. Вокруг миссионерских домов постепенно вырастали поселки, города, такие как Окахандья. Местные жители, язычники, принимали христианство, участвовали в строительстве церквей.
Рядом с лютеранской церковью находится нечто-то вроде некрополя, где покоятся прославленные вожди гереро. Их называют омухонами, или капитанами.

Раз в году гереро надевают выходные, праздничные костюмы и устраивают перед могилами церемониальные шествия. Это своего рода поминки по капитанам. Нынешний вождь, омухона, и все его советники также принимают участие в параде.

Гереро относятся к своим вождям с глубоким почтением. Именами наиболее выдающихся омухонов называют улицы. Гереро относятся к своим вождям с глубоким почтением. Именами наиболее выдающихся омухонов называют улицы.
Раньше, чтобы стать вождем, нужно было быть богатым, то есть иметь много скота. Вокруг твоего жилища должно было жить не менее сотни человек. Кроме того, в капитаны тебя должны были избрать на совете старейшин. Сейчас вождя также избирают, но богатым для этого быть совершенно не обязательно. Например, Клеменс Капууо, один из последних вождей гереро, который умер в конце 70-х гг., был обычным школьным учителем.

Перед входом в дом домашний очаг, где готовят еду. Капууо был пламенным борцом против ЮАР, долгое время оккупировавшей Намибию. Похоронен он рядом с другим народным героем — Хосеа Кутако. Кутако руководил восстанием, поднятым гереро в 1904 году против немецких колониальных властей. Оно было потоплено в крови, но и немцы тогда потеряли немало своих солдат.

Жители деревушки в местности Окатумба, что значит «Возле холма», как и все гереро, занимаются скотоводством…
Перед входом в дом домашний очаг, где готовят еду. Традиционная еда герерро — мясо молоко и маис. Из кукурузы делают замечательную кашу.

Жители деревушки в местности Окатумба, что значит «Возле холма», как и все гереро, занимаются скотоводством…Я попросил разрешения войти в хижину. Внутри жилище выглядело примерно таким, каким я ожидал увидеть дом обычного сельского жителя герерро: земляной пол, крепкая железная кровать, пластиковые стул и стол. Укрываются люди на ночь пледами. Сундуки забиты разным добром. На полу калебаса, в ней коровье молоко. Вот бы еще козьего попробовать.

Я увязался за Линдой, хозяйкой хижины, на вечернюю дойку, естественно, прихватив с собой кружку. Оказалось, доить козу дело не хитрое, по силам даже новичку. Нет ничего вкуснее парного молока, особенно из-под козы, которую сам подоил.

Нет ничего вкуснее парного молока, особенно из-под козы, которую сам подоил.К своим стадам гереро всегда относились трепетно. В 1904 году народ поднял восстание из-за того, что немецкая администрация экспроприировала часть скота, которого у них всегда было больше необходимого. Восстание жестоко подавили. Из 80 тысяч в живых осталось только 15 тысяч человек. Понадобилось несколько десятилетий, чтобы численность гереро восстановилась. Сейчас их почти 100 тыс.

Восстание многому научило белых поселенцев. На пастбища гереро они больше не посягали. Сегодня отношения между потомками немецких колонистов и коренным населением вполне мирные.

Намибия — единственная из бывшая немецких колоний, где сохранилась значительная немецкая община.
История германского протектората в Юго-Западной Африке начинается с покупки бременским коммерсантом Адольфом Людерецем земель в этой части континента. Его в первую очередь интересовала возможность находки золота, серебра и алмазов. С 1883 по 1885 гг. он приобрел практически все побережье нынешней Намибии. А с 1884 г. все приобретения считались под защитой, то есть протекторатом Германской империи. Так было положено начало протекторату Германская Юго-Западная Африка.

Многие улицы в столице Намибии Виндхуке сохранили немецкие названия.Многие улицы в столице Намибии Виндхуке сохранили немецкие названия: Бетховенштрассе, Моцартштрассе, Люгерецштрассе. Не убрали здесь и памятник первому губернатору колонии — Курту фон Франсуа.

Курт фон Франсуа по праву считается основателем поселенческой общины немцев. Он прибыл сюда в 1889 г. во главе маленького воинского подразделения, которое стало ядром «шутцтруппе» колониального войска. Курт фон Франсуа сделал Виндхук настоящим административным центром протектората. Он же привел сюда и первых поселенцев.

Памятник первому губернатору колонии — Курту фон Франсуа. При Франсуа в Виндхуке была возведена крепость, ее называют старой — «Альте Фесте». В ней размещались немецкие солдаты. Вообще, в столице немало зданий, построенных в колониальные времена. Хозяевами многих из них остаются этнические немцы. Немецкая община вообще здесь весьма влиятельна. В стране выходит газета на немецком языке, работают несколько немецких школ.

Немецкие газеты печатают в ЮЗА с 1898 г. Их выпуск не прекращался даже во время мировых войн. Газета «Альгемайне Цайтунг», «Всеобщая газета», всегда была самой популярной в общине. Она выходит с 1919 г. Ее выпуск прекращался лишь однажды. С 1939 по 1943 г. вместо нее стала выходить пронацистская газета «Дойчер Беобахтер», «Немецкий наблюдатель». Тираж «Альгемайне Цайтунг» — 5 тыс. экз.

Белые поселенцы — самая экономически активная часть населения. Бары, отели, рестораны в основном принадлежат им. Я заглянул в ресторан, который называется «Джос», очень популярное место в Виндхуке. В меню немецких ресторанов обязательно найдутся и обжаренные сардельки, и картофельный салат, и свиная отбивная в панировке, и тушенный мясной рулет в сметанном соусе.
Говорят, что на немецких предприятиях в Намибии варят лучшее в Африке пиво и делают лучшие в Африке колбасные изделия. Поверив этому, я заказал в ресторане сардельку и кружечку местного разливного пива. Что ж, сардельки отличные не хуже, чем в Германии. А пиво? А пиво, вообще, выше всяческих похвал. В Германии такое еще поискать…

Смейство Зифельдов.В Намибии около 500 немецких ферм. Хозяйство Зифельдов, куда меня пригласили, находится в 30 км от Виндхука. В машине включил радио: оказывается, у немцев есть не только газета, но и своя радиостанция.

Вещает она на средних, коротких волнах, ФМ-диапазоне. В эфир передают информационные обзоры, политика, события в мире, вести с исторической родины, музыкальные программы. Аудитория довольно обширная. Это не только этнические немцы, для которых немецкий — родной, но и все те, кто понимает этот язык, а таких среди местного населения немало. Вот, наконец, и дом Зифельдов.

Не без его помощи Берндт восстановил и свой старенький джип.Дед Берндта Зифельда купил ферму «Серебряный песок» в 36-м. С тех пор она сильно расстроилась.
Все машины на ферме собраны, буквально, по винтику и практически из хлама. Отцу помогает старший сын Марко, будущий хозяин «Серебряного песка». Он большой любитель техники. Не без его помощи Берндт восстановил и свой старенький джип.

Главный товар фермы — говядина. Скот Зифельды продают живьем. Для этого на ферме оборудован специальный пандус, по которому коров заводят на грузовики. Ежегодно с фермы «Серебряный песок» увозят 150 голов крупнорогатого скота. За одну корову здесь платят примерно 2 000 намибийских долларов. Это, что-то около 10 тысяч рублей. По-моему, недорого.

Каждый хозяин сам решает, какую породу ему разводить. Все зависит от конкретных условий той местности, где находится ферма.Каждый хозяин сам решает, какую породу ему разводить. Все зависит от конкретных условий той местности, где находится ферма. Здесь все разводят бонсмара и гибрид симментальской и фламандской пород. У нас, в центре страны, хорошие условия для разведения крупнорогатого скота. На севере фермеры занимаются в основном выращиванием маиса, подсолнечника, на юге овцеводством. Туда каракулевых овец еще из Российской империи завезли.

Ферма «Серебряный песок» — это 7 000 гектаров саванны. Каждую неделю скот перегоняют с одного участка на другой, чтобы дать возможность восстановиться травяному покрову. На каждом пастбище оборудована поилка.

Каждую неделю скот перегоняют с одного участка на другой, чтобы дать возможность восстановиться травяному покрову.Главная проблема в засушливой Намибии — нехватка влаги. Русла рек наполняются водой в лучшем случае на два месяца в году. Спасает страну грунтовая вода. Из скважин ее черпают дизельными помпами и ветряными насосами. Ветряки — характерная деталь пейзажа страны. Вода, добытая ими, скапливается сначала в резервуарах, а затем распределяется по пастбищам.
У Зифельдов пятнадцать наемных рабочих. Заработки на ферме приличные, так что народ за свои места держится.

Немецкого в Намибии много, но увидели вы далеко не все. Есть тут целый город, населенный немцами. Называется он Свакопмунд. Город зажат между пустыней Намиб, давшей название всей стране, и Атлантическим океаном. Попрощавшись с Зифельдами, туда мы и отправились.

1 сентября 1892 г. в устье реки Свакоп прибыл с конвоем Курт фон Франсуа, новый губернатор, памятник которому стоит в Виндхуке. Буквально на следующий день началось строительство трех бараков, которые и положили начало новому городу Свакопмунду.

Немцы обживались в новом протекторате, обзаводились семьями, рожали детей. Свакопмунд стал основными воротами, через которые прибывали новые поселенцы. Для удобства работы порта был построен мол и 300-метровый причал, к которому подходили легкие корабли. Они перевозили грузы и пассажиров со стоящих на рейде больших пароходов.

Свакопмунд давно утратил свое значение морского порта, но причал и мол, сложенный из огромных валунов, до сих пор украшают пляжи Свакопмунда, а главенствует над всем этим маяк.

Несколько лет назад открылась здесь и частная школа. Вид у нее вполне авангардный. Почти все дома на центральной улице Свакопмунда, Кайзервильгельмштрассе, и нескольких соседних принадлежат немцам. На набережной — немецкая муниципальная школа, возведенная в начале прошлого века.
Несколько лет назад открылась здесь и частная школа. Вид у нее вполне авангардный.

Занятия начинаются с общей молитвы. Согласитесь, столько светловолосых детей в одном месте — картина для Африки не совсем обычная. Когда ученики разошлись по классам, директор Хорст Фирцел смог уделить мне несколько минут.

Хорст родился в Намибии, периодически наведывается в Германию. Но тамошняя скученность ему не по душе. Здесь в Намибии тоже есть свои проблемы: главная — школе не хватает средств. Чтобы реализовать все, что задумали, нужны деньги. Муниципалитет не помогает — школа-то частная. Приходится родителей к строительству привлекать.

А.П.:
— Неужели Германия не помогает?
Хорст Фирцел:
— Помогает. Учебники присылают. Немецкая школа в Виндхуке существует полностью на деньги Германии, а нас поддерживают морально, денег мы не получали пока.
А.П.:
— Извините, что задаю такой вопрос, школа ваша дорогая?
Хорст Фирцел:
— В общем, дорогая. Мы стараемся сделать ее более доступной. Поддерживаем родителей, которым трудно платить, придумываем, как они могли бы принести пользу школе другим способом. Никого не выгоняем. Но в сравнении с другими частными школами мы дорогая школа.
А.П.:
— Ну, за хорошее образование надо платить.
Хорст Фирцел:
— Да, мы стремимся дать детям отличное образование.

до тех пор, пока в немецких школах звенят звонки и дети носятся на переменах сломя голову, немецкая поселенческая община Намибию не покинет.В школе преподают три языка: немецкий, африкаанс, английский. Для получения высшего образования белые колонисты своих детей обычно отправляют за границу: в ЮАР, США, Германию. Большинство, выучившись, возвращаются домой, в родную Намибию.

Собственно, процесс обучения в немецких школах не прерывался даже в самые тяжелые для общины годы. Тогда школа получала поддержку из Германии учителями и деньгами. И до тех пор, пока в немецких школах звенят звонки и дети носятся на переменах сломя голову, немецкая поселенческая община Намибию не покинет.

Новости партнёров