Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Вьетнам. Меконг

Вьетнам. Меконг

Меконг — cамая большая река Юго-Восточной Азии. Его длина превышает 4500 километров. Меконг — cамая большая река Юго-Восточной Азии. Его длина превышает 4500 километров. Свое начало он берет в Тибете, течет по Китаю, Мьянме, Лаосу, Таиланду, Камбодже и впадает в Южно-Китайское море на территории Вьетнама.

Крупнейший город Вьетнама Хошимин (бывший Сайгон) находится на самой границе дельты Меконга.

Отсюда, из сайгонского порта, мы начинаем путешествие к дельте Меконга, которую еще называют житницей Вьетнама. Хотя, по большому счету, там есть все, кроме хлеба, — от змей и водяных крыс до риса и кокосов.

По берегам разбросаны тысячи деревушек. Плотность населения в дельте одна из самых высоких в мире. Здесь живут и вьеты, и китайцы, и кхмеры. Река дает работу почти тридцати миллионам человек.

Крупнейший город Вьетнама Хошимин (бывший Сайгон) находится на самой границе дельты Меконга.Административный центр дельты Кантхо — город с более чем миллионным населением. Рынок берет свое и деловая жизнь здесь бьет ключом. На нее взирает с постамента бронзовый Хо Ши Мин, который, кстати, в Кантхо никогда не бывал.

В городе много парков и несколько научных учреждений, которые заняты изучением и сохранением природы дельты.

Триста лет назад дельта Меконга была полна змей. Они были повсюду — в воде, на суше, на деревьях.

Теперь найти змею в естественных условиях очень сложно. Змей держат в питомниках. Теперь они все наперечет и у каждой есть свое имя.

Ферма Донг Там — это своего рода подразделение вьетнамской армии. Яд, который тут получают, идет на изготовление всевозможных лекарств, в том числе от змеиных укусов.

В питомнике около 20 видов змей. В основном разнообразные кобры и гадюки. Яд у них сильно отличается по составу.

Триста лет назад дельта Меконга была полна змей.У кобр — нервно-паралитические вещества, у гадюк — вызывающие свертывание крови.

В самом начале весны, когда у змей начинается брачный период, самки переползают с того берега реки на этот. И там, где иду сейчас я и ходят смотрители, ползают змеи. Они подползают к вольерам, где сидят самцы, привлекающие самок своим запахом.

О змеиной любви здесь слагают легенды. Говорят, если поймать самца и убить его, самка обязательно найдет тебя — и отомстит. В общем, все, как в сказке про Рики-Тики-Тави.

При ферме работает змеиный ресторан. Обилие таких заведений — особенность южного Вьетнама. В кулинарных целях используют и неядовитых, и ядовитых змей.

Опасность для гурманов представляет только голова, в которой находятся железы, выделяющие яд. Поэтому ее отсекают.

Делают здесь и традиционную вьетнамскую рисовую водку со змеей в бутылке.Делают здесь и традиционную вьетнамскую рисовую водку со змеей в бутылке.

Приготовление змеи во Вьетнаме — производство безотходное. Внутренности едят сырыми — это особый деликатес.

Жесткую хвостовую часть разваривают в густом рисовом бульоне. Мясо тушат или обжаривают со специями и орехами.

Ну вот, кулинарный процесс завершен и змея, которую несколько минут назад я видела живой, лежит у меня на тарелке.

Ее очень мелко разрубили на маленькие кусочки, посыпали орешками и разными специями. Получилось очень острое блюдо.

Лодка в дельте — предмет первой необходимости. Без нее ни съездить в гости или за покупками, ни торговлей заняться.

Вьетнамцы считают, что раз лодка движется, значит, она живая. Поэтому на носу каждой лодки рисуют глаза.Чтобы открыть свой бизнес, то есть начать торговлю на Меконге, вьетнамцу нужно сначала купить лодку. А лодка стоит как минимум тысячу долларов, что для вьетнамца деньги серьезные.

Местные лодки очень маневренные, иначе лавировать в узких протоках или в рыночной толчее они просто бы не могли.

По той же причине моторы на них устанавливают на длинных штангах. Их легко перекидывать с одного борта на другой.

Вьетнамцы считают, что раз лодка движется, значит, она живая.

Поэтому на носу каждой лодки рисуют глаза. В то, что глаза наделяют лодку способностью видеть и обходить мели, здесь верят все. И крестьяне, и владельцы больших судов.

Рыбой Меконг обеспечивает почти все население Вьетнама.

Такая лодка стоит как минимум тысячу долларов, что для вьетнамца деньги серьезные.Промышленным ловом здесь давно уже никто не занимается, его заменило искусственное выращивание.

Вода в дельте круглый год, как парное молоко: средняя температура 27о. Поэтому рыба растет очень быстро.

Почти четверть всей рыбы, которую дает Меконг, выращивают искусственно.

Дома, в которых разводят рыбу, по старинке называют плавучими. Хотя на самом деле они уже давно превратились в серьезные, основательные рыбные фермы.

Ферма — это несколько домов. Под каждым садки — отдельно для взрослых особей, отдельно для мальков. Производство непрерывное.

Рыбу кормят строго по схеме специальными кормами. Такая ферма дает до 400 тонн рыбы в год. Транспортируют готовую продукцию в пластиковых мешках, наполненных водой. Перед тем как мешок закрыть, в него напускают кислород, чтобы рыба не задохнулась.

Это так здорово: дом на воде!Торговля рыбой — очень прибыльное дело. Дом-ферма, в котором мне удалось побывать очень просторный, мало того, он оснащен современной техникой и компьютерами, не каждый житель Меконга может такое себе позволить.

Вообще, это так здорово: дом на воде! А в нем обязательно гамак.

Вне зависимости от того, чем занимается, насколько беден или богат житель Меконга, он обязательно имеет гамак.

Небольшие фермы продают свою продукцию крупным перерабатывающим заводам. В дельте помимо рыбы искусственно выращивают креветок. Фабрика «Крафатэкс» специализируется на их переработке.

Я обратила внимание, что вьетнамцы вообще не придают особого значения чистоте своей пищи. Ни мухи, ни дорожная пыль их обычно не смущают.

А вот здесь, на этом заводе, ситуация совершенно обратная. Любому человеку, который здесь находится, включая гостя, выдаются сапоги, халат, перчатки, шапочка, маска…

В общем, стопроцентная стерильность.

Завод принадлежит государству. Но порядки на нем вполне капиталистические.

Здесь делают креветки в рыбной крошке. Сначала, чтобы крошка прилепилась к креветке, ее нужно обмакнуть в специальный соус.

Потом обмакивают в рыбную крошку. Крошка очень легко ложится на креветку.

Затем она направляется в специальные контейнеры и отправляется уже на следующий этап производства. К каждому контейнеру присваивается свой номер, который соответствует номеру каждого из мастеров.

И таким образом мастер зарабатывает свое количество очков — в зависимости от того, сколько таких контейнеров за день он сделал. Потом эти креветки отправятся в огромный холодильник.

Шумные плавучие рынки в дельте можно встретить повсюду: арбузы, манго, ананасы, папайя, личи, картошка, капуста — любой овощ или фрукт, какой только можно себе представить, здесь имеется. В конце 80-х годов правительство Вьетнама выделило деньги на расчистку 500 тысяч гектаров болот для устройства креветочных ферм.

Тогда же были построены современные заводы, такие как этот. Теперь в год страна экспортирует креветок на миллиард долларов. 

Плавучий рынок Кай-Ран — самый большой в дельте Меконга. Торговые лодки перегородили полреки, и поэтому большие суда здесь практически не могут никак проехать.

Но торговцам ведь до этого никакого дела нет, потому что главное — продать свой товар.

Шумные плавучие рынки в дельте можно встретить повсюду: арбузы, манго, ананасы, папайя, личи, картошка, капуста — любой овощ или фрукт, какой только можно себе представить, здесь имеется.

Оказавшись на продуктовом рынке, я решила прикупить каких-нибудь свежих фруктов. Иначе какой смысл было вообще сюда плыть?

Но мне не очень повезло — продавец мне продал недозревшее манго за доллар, на мой взгляд, не стоил этот фрукт таких денег. Зато арбузы здесь очень дешевые, один килограмм стоит — 1 200 донгов, на наши деньги это 3 рубля.

Крестьяне здесь почти не торгуют — они продают свой товар перекупщикам. А те уже реализуют его в розницу или мелким оптом. У каждого перекупщика на плавучем рынке свое определенное место, за которое он платит.

Лодки у перекупщиков большие — это и склад, и прилавок, и квартира, где имеется все необходимое для жизни – вплоть до домашнего алтаря.
Рынок, по причине неурожая, сейчас не такой богатый, каким он обычно бывает. Казалось бы, — куда ни кинь взгляд, везде вода, но этот год в дельте выдался на редкость засушливым. Последний дождь выпал 5 месяцев назад.

Казалось бы, — куда ни кинь взгляд, везде вода, но этот год в дельте выдался на редкость засушливым. Последний дождь выпал 5 месяцев назад. Вдоль берегов Меконга в густых зарослях на пальмах деревенские жители ищут норы. Спрашивается, какие норы могут быть на пальмах? Оказывается, на местных пальмах живут водяные крысы. Какая-то странная вещь получается: вроде крысы водяные должны жить в воде. Это действительно так — они обычно живут в воде, на рисовых полях в маленьких норках. Но сейчас в этом районе засуха, все крысы перебрались из воды на пальмы, потому что там больше влаги и, соответственно, им там комфортнее. Охотятся на них с помощью рогатки.
Во Вьетнаме крыса считается деликатесом — мясо очень нежное.

Все время, что мы провели на Меконге, здесь была страшная жара, нечем было дышать. И вот наконец пошел дождь. Местные жители утверждают, что это первый дождь за пять месяцев.
Теперь день ото дня вода в Меконге будет прибывать. Она принесет плодородный ил на поля и плантации, которые кормят миллионы людей, живущих в дельте великой реки.

Новости партнёров