Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Швейцария. Суворов

Швейцария. Суворов

В 1798 г. монархи Европы попросили Павла I поставить во главе объединенной армии фельдмаршала Суворова. Только он, по мнению союзников России, мог остановить ниспровергателя тронов - Наполеона. На войну Суворов отправился прямиком из Кончанского, где находился в ссылке. Староста села выдал фельдмаршалу на дорогу всего 250 рублей. Итальянская и швейцарская кампании стали последними для полководца. За четыре месяца армия с боями прошла 400 км, освободив всю Северную Италию. После чего войска, возглавляемые Суворовым, отныне князем Италийским, двинулись в Швейцарию, чтобы соединиться с основными силами для похода на Францию, за головой Бонапарта.

Основные силы дожидались Суворова в Цюрихе, на реке Лиммат. В город с десятью тысячами жителей из-под Бреста явилась 24-тысячная армия Римского-Корсакова. Здесь были не только русские, но и татары, башкиры, малороссы. Каждый полк был одет в свою форму. Эта орда показалась здешней публике более похожей не на управляемую армию, а на дикарей и людоедов, впрочем, добродушных и непоседливых, как дети.

Суворову раньше никогда не приходилось воевать в горах. Точных карт местности у него не было. Провести армию до Цюриха вызвался швейцарец Антонио Гамба - он очень полюбил Суворова за веселый и мужественный характер. В знак признания полководец подарил ему шелковый шарф трехметровой длины. В XIX веке Сергей Глинка посвятил проводнику героическую драму "Антонио Гамба, спутник Суворова на горах Альпийских".

На подступах к Сент-Готарду фельдмаршал потерял 5 дней. Он ждал от австрийских союзников продовольствия и мулов, так, впрочем, и не предоставленных. Пока войска Суворова бездействовали, французский генерал Массена педантично добивал Римского-Корсакова. Идти в Цюрих уже не имело смысла, так как соединяться было уже не с кем. Однако весть о катастрофе еще не достигла Суворова, который вел свое воинство по Сент-Готарду, через "царство ужаса", где пропасти были "гробами смерти", готовыми поглотить в любую минуту сотни православных душ. На высоте 2 000 м наши войска наткнулись на шквальный огонь противника. Каждый камень здесь был пристрелян французским гарнизоном. Директор национального музея Сент-Готарда Карло Петерпостен не без гордости показал нам "Атлас кампании российских войск в Швейцарии…" Всю работу русские картографы выполнили вручную. В 1804 г. они преподнесли атлас Александру I. Сейчас оригинал хранится в Московском военно-историческом архиве. Не без помощи Карло Петерпостена в Швейцарии было издано 800 экземпляров уникального памятника русско-швейцарской истории.

В национальном музее бережно хранят экспонаты, связанные с именем нашего великого соотечественника. Есть даже форма курсанта Суворовского училища. Музей Вооруженных Сил России пополнил коллекцию национального музея Сент-Готарда отечественными ружьями, офицерскими и солдатскими клинками тех славных лет. Любопытный эпизод запечатлен на музейной картине "Встреча Суворова с настоятелем монастыря Сент-Готарда". Люди разных конфессий почувствовали симпатию друг к другу. Настоятель даже отслужил мессу во здравие россиян.

Недалеко от вотчины Карло Петерпостена располагается небольшая часовня, где хранятся останки русских и французских солдат, погибших во время кампании. Часовню построили над естественной расщелиной глубиной двадцать метров. Костница заполнена до самых краев. Переход только через один Сен-Готард стоил России никак не меньше 2 тысяч жизней. Всего же в конце похода от 22-тысячной армии Суворова осталось 14 тысяч солдат. Если бы не полководческий талант Александра Васильевича, жертв было бы гораздо больше.

Рядом с национальным музеем стоит еще один экспонат. Он появился здесь в 1999 г. по инициативе и на деньги швейцарцев. Видение московского скульптора Дмитрия Тугаринова резко разошлось с традиционным представлением о Суворове как о величайшем военном гении, Марсе во плоти. Тугаринов изобразил смертельно усталого старика, совершающего последний подвиг во славу Родины. И подобное видение Суворова, наверное, куда ближе к жизни.

Два столетия швейцарцы живут без войн и помнят о том, что от последнего нашествия неприятеля страну спасла российская армия. Практически на всем пути следования полководца бережно хранятся свидетельства его семнадцатидневного похода. Чуть севернее перевала Сент-Готард на высоте полутора тысяч метров расположена деревушка Хоспенталь. Местной достопримечательностью считается гостиница, тот самый постоялый двор, в котором Суворов останавливался на ночлег. Здесь заканчивается итальянская и начинается немецкая Швейцария, кантон Ури.

Несколькими километрами ниже лежит Андерматт. В городе одна главная улица - Сентготардштрассе. На ней стоит дом номер 253. Фасад украшает мемориальная доска: "25 сентября 1799 года здесь была ставка генералиссимуса Суворова". В надписи явная неточность, поскольку к тому времени Александр Васильевич был еще фельдмаршалом. Полководец разместил штаб в одном из лучших домов. Его построил тогдашний мэр Франц Доминик Нагер. Дом имел несколько названий. Его величали "Адельбертенхаус" по имени сына Нагера. Позже строение называли "Шенбехлерхаус" по фамилии доктора, практиковавшего в долине более 40 лет. Недолгое пребывание в нем фельдмаршала навечно закрепило за строением новое имя "Суворовхаус". Сегодня он превращен в городской музей. Здесь все восстановлено примерно так, как было в те времена: изящная мебель, старинная утварь, деревянная кровать, есть даже ночная ваза.

На следующий день после взятия Сент-Готарда произошла битва за Чертов мост. По легенде, его соорудил дьявол. Взамен он потребовал душу первого, кто пройдет по мосту. Члены общины Урзерн обманули черта, пустив впереди себя козленка. 200 лет назад этот стратегический объект обороняли французские гренадеры. Они разрушили 30-метровую переправу через реку Ройс. При желании остатки того старого моста еще можно разглядеть. "Чудо-богатырям" пришлось связывать бревенчатые перекрытия шарфами. Вдохновленные призывом своего командующего, они ринулись в штыковую атаку. Французы дрогнули и отступили. Многие срывались с 25-метровой высоты, разбивались о камни, захлебывались в ледяной воде бурного потока. Павел I писал Суворову: "Побеждая всюду и во всю Вашу жизнь врагов Отечества, Вам недоставало одного - преодолеть и саму природу, но Вы и над нею одержали ныне верх".

Через 4 дня после битвы за Чертов мост Суворов узнал о поражении под Цюрихом войск Римского-Корсакова. Его ставка располагалась в барочном здании "хаус цум кроне". Для цюрихской знати в нем устраивались балы, на которых присутствовал профессиональный разведчик Казанова. Он выведал планы русских. В результате французы не допустили соединения двух наших армий, начав операцию против Римского-Корсакова раньше, чем планировали. 60 тысяч неприятелей окружили войска самого Суворова. Однако он смог выйти из окружения, взять в плен полторы тысячи французов и пересечь сложнейший перевал Паникс. Этому подвигу Суриков посвятил картину, которая хранится в Русском музее Петербурга. Измотанные, но непобежденные войска покинули Швейцарию. 28 октября 1799 г., за альпийскую кампанию Александру Васильевичу было присвоено звание генералиссимуса. Спустя полгода Суворов умер. Чиновники военного ведомства забыли выключить его из списков, и знаменитый военачальник навечно остался зачисленным в состав императорской армии.

Через сто лет после героического похода у Чертова моста, близ Андерматта был сооружен памятник. 12-метровый крест, высеченный в скале, возвышается над посвящением: "Доблестным сподвижникам генералиссимуса фельдмаршала графа Суворова Рымникского, князя Италийского, погибшим при переходе через Альпы в 1799". Инициатива создания монумента принадлежала князю Голицыну. Он же взял на себя все расходы по его возведению. МИД России поддержал рвение князя и дал указание посланнику в Берне "собрать сведения о возможной реакции швейцарских властей по данному вопросу".

Швейцарские власти сначала отказали в разрешении, мотивируя это тем, что памятников французским воинам в Швейцарии не было и нет. Оно и понятно, ведь народ Швейцарии отрицательно относился к Наполеону, который обложил страну податями и повинностями. Помимо этого, Бонапарта считают виновным в гибели швейцарцев, охранявших его во время отступления из России. Из 13-тысячного корпуса домой вернулась всего лишь тысяча. С тех пор самая грустная песня швейцарского народа называется "Березина".

Окончательно утрясти вопрос с памятником у Чертова моста удалось после того, как община Урзерн передала в дар России участок в 495 кв. м. Сооружение монумента длилось три года. Работы велись швейцарским архитектором Чокке. На открытии в 1898 г. полковник Сегессер заявил, что швейцарцы будут "свято хранить этот крест и что никто не нарушит его святыни, ибо никто уже более не пройдет через Сент-Готард".

События наших дней показали, что европейские горцы умеют держать слово. В 98 г. памятнику исполнилось 100 лет. Монумент россиянам, возведенный не на российской земле, требовал ремонта. Наше Министерство обороны выделяло на его содержание всего 100 франков в год, на реставрацию же требовалось 250 000. Половину суммы нашел мэр Андерматта Фердинанд Мухайм неунывающий и предприимчивый человек, которого все здесь называют просто Ферди. Кантон Ури потратил 100 000 франков на ирригационные и восстановительные работы. Остальную сумму заплатил российский предприниматель. Алексий II вручил господину Мухайму орден Святого благоверного князя Даниила Московского за вклад в сохранение памяти о переходе суворовских войск. Да и можно ли нам забывать о наших соотечественниках, погибавших на чужбине от пуль, голода и холода тысячами? В одной из швейцарских газет писали, что трупы российских солдат находят в альпийских снегах до сих пор.

Новости партнёров