Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Мьянма. Дочери Будды

Мьянма. Дочери Будды

Один из центральных районов Янгона Тянь-То. Тенистые улицы, уютные забегаловки, парикмахерские под открытым небом, снующие взад-вперед рикши. В уличной толчее юные девушки в бледно-розовых одеждах сразу бросаются в глаза. Худые, хрупкие, с бритыми головами, смотрятся они существами из другого мира. Это буддийские монахини, которых в Мьянме называют тилащин. Каждое утро они выходят на улицы собирать подаяние. У каждой в руках чаша, в которую люди бросают кто сколько может. Обычно какую-то мелочь. Впрочем, важна не сумма, а само желание сделать доброе дело. Бамбуковые зонты у монахинь служат не только для того, чтобы уберечь голову от палящего солнца, - в буддизме зонт - символ защиты от лучей незнания истины.

Женский монастырь, который я посетил, носит имя своей основательницы До Ньяна Сари. Для бирманских буддистов эта женщина все равно, что Мать Тереза для католиков. Открыта обитель в 1947 г., сейчас в ней проживает около трехсот монахинь. Обитель До Ньяна Сари - одна из самых почитаемых и богатых. Каждый день сюда приходят монахи из других монастырей, и тилащин делятся с ними рисом и вареной рыбой. До Санда Тхери: "Институт монашества возник именно в буддизме, но долгое время монашеские общины - они называются сангхи - женщины образовывать не могли. На родине буддизма, в древней Индии, женщину вообще считали существом "второго сорта", особенно если она утрачивала способность рожать". Однако со временем женские сангхи стали обычным явлением. Как и мужчины, женщины-монахини отрекаются от семьи, собственности, принимают ряд предписанных обетов и целиком посвящают себя Будде. Правда, относятся к ним не так почтительно, как к мужчинам. Если, обращаясь к последним, говорят "пэйя", то есть божественный, то женщине скажут "сэяджей" - "уважаемая"…

Само слово "тилащин" означает "соблюдающая обеты". Таковых более трех сотен, но главных - десять. Они во многом схожи с христианскими: не убий, не укради, не прелюбодействуй, не лги и так далее. Танцы, игра на музыкальных инструментах - это все не для монахинь. Им запрещено носить украшения. Сидеть и лежать на мягком. Они также обязаны наголо брить голову. До Санда Тхери: "За волосами нужно ухаживать: расчесывать, укладывать - все это забирает много времени, отвлекает монахиню от праведных дел. У нас есть даже такая шутка: без чего легче всего обойтись монахине - конечно же без гребешка".

Распорядок дня в До Ньяна Сари, как и во всех других монастырях, строгий: подъем в пять утра, час отводится на туалет и первый поклон Будде. В шесть они отправляются в город за подаянием. Вернувшись - приступают к занятиям. Ученицы старших классов женского монастыря учат основные тексты буддизма. Ученицы же младших пока что только учат язык, на котором эти тексты написаны. Это язык пали, родственный санскриту. Пали - язык мертвый, но он широко используется образованными буддистами и в общении, и в письменной речи. На нем написаны все канонические буддийские тексты. Как в любой школе, монахини периодически сдают экзамены. Ученицам раздается листок с вопросами, на которые они должны отметить письменно.

Буддист уходит в монастырь, чтобы очистить мысли от мирской суеты, Поэтому монахини не должны заниматься добыванием хлеба насущного. Но обслуживают они себя сами: готовят еду, стирают, гладят. Едят монахини два раза в день до полудня. Мясо монахини не употребляют. Основная пища - рис и овощи: баклажаны, кабачки, помидоры, из которых они готовят нечто вроде котлет. Начинается трапеза с молитвы. Обед в женском монастыре зависит от того, насколько богатыми были пожертвования. Обычно, собрав в городе подаяние, монахини идут на рынок и покупают продукты для трапезы. Но бывает, что кто-то из прихожан жертвует деньги на обед сразу для всех. В знак признательности дарителей приглашают принять участие в общей трапезе, правда, сажают их за отдельный стол.

После обеда, немного отдохнув, монахини вновь приступают к занятиям, чтению священных текстов, молитве. Воспользовавшись тем, что кельи опустели, я решил посмотреть, как они выглядят. В келье вполне уютно и пахнет сандаловым деревом. Ничего лишнего, чисто и аккуратно. На столике - статуэтка Будды. К своему удивлению, на стене я обнаружил календарь с фотографиями известных бирманских киноактрис. Впрочем, буддийские монахи не живут затворниками. Они принимают гостей и сами ходят в гости. Единственное условие - засветло вернуться в монастырь. Кстати, в монастырях живут отнюдь не только те, кто решил всю жизнь посвятить Будде. Многие облачаются в монашескую тогу на какой-то срок, после чего снова возвращаются в мир. До Санда Тхери: "На время обривают головы многие наши известные женщины: и киноактрисы и эстрадные певицы. Они приходят сюда, чтобы попытаться избавиться от четырех главных зол, препятствующих душевному равновесию: невежества, жадности, ненависти и вожделения".

Тин Ну - семнадцать. Десять лет назад мать привела ее в обитель - это, кстати, довольно распространенная в Мьянме практика - многодетные родители отдают одного или несколько детей в монастырь. Здесь, во всяком случае, они будут сыты и одеты. Монастырская жизнь Тин Ну не тяготит, наоборот, она кажется ей лучше той, какой живут ее сверстницы. Тин Ну: "Наверное, моя судьба могла сложиться как-то иначе, но я об этом не думаю. Здесь хорошо, люди добрые, заботливые". В конце дня монахини собираются в просторном монастырском зале на вечернюю молитву. Ей предшествует медитация. После молитвы монахини разошлись по кельям. День был наполнен добрыми делами, и это наверняка улучшит их карму. Остается надеяться, что в следующем перерождении все они будут мужчинами. Ведь только мужчина может достичь просветления.

Новости партнёров