Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Куба. Старая Гавана и пиратские набеги

Куба. Старая Гавана и пиратские набеги

Гавана Вьеха, Старая Гавана, окруженная древними стенами, которые защищали ее от пиратов. В этом городском квартале кубинской столицы насчитывается около 900 исторических зданий. Внешний облик старого города за долгие века практически не изменился.

В отличие от британских колоний в жилых кварталах Гаваны мирно сосуществовали представители всех сословий и ремесел. Только индейцы не имели права находиться в Старой Гаване. Местные торговцы часто жили над своими магазинами, рабы в одном доме с хозяевами. Поселенцы строили дома так, как это было принято у испанских мавров: вокруг небольшого дворика, украшенного фонтанами, статуями и тропической растительностью. Через деревянные ворота во двор легко могла проехать карета или повозка с товаром. На первом этаже размещалась прислуга. Семья хозяина жила наверху, в мезонине. Окна спален выходили на балкон, а тот в свою очередь - на двор.

По таким же канонам был построен и Дворец генерал-капитанов Кубы. Здесь располагалось колониальное правительство. Одна из комнат была убрана и украшена для встречи королей Испании, так ни разу и не посетивших остров. Во дворце, который теперь стал городским музеем, хранится символ Гаваны, знаменитый флюгер Гиральдилла. Его изображение можно увидеть на бутылках не менее знаменитого рома "Гавана Клаб". Копия Гиральдиллы помещена на башне замка Королевской силы, Кастилио-де-ля-Реал-Фуэрза. Женская фигура - это донна Инеса де Бобадилья. Первая и единственная женщина губернатор Кубы. Она заменила на этом посту своего мужа, когда тот отправился на покорение Флориды в 1539 г. Супруги обменивались длинными любовными посланиями. Страстные письма генерал-капитана продолжали приходить и после известия о его смерти на берегах Мисиссипи. Даже с возвращением испанских кораблей донна Инеса не смогла поверить в смерть мужа.

Своим фасадом Дворец генерал-капитанов выходит на площадь Армас, старейшую площадь Гаваны. Раньше она называлась "церковной", поскольку здесь находилась первая приходская церковь. Однажды в грозовую ночь молния попала в пороховой трюм "Непобедимого", флагманского корабля испанцев, стоявшего на рейде в ста метрах от церкви. Корабль и церковь сгорели. Главный собор начали строить в другом месте, на площади, которая позднее стала называться кафедральной. В городских архивах сохранились жалобы на отвратительный запах, идущий с площади. До постройки собора сюда свозили трупы животных. С окончанием строительства в главный собор Кубы перенесли предметы культа, которые удалось спасти из церкви, подпаленной испанским флагманом. Здесь, в гробнице, внутри собора хранились останки Христофора Колумба. Незадолго до ухода испанцев с Кубы, в 1898 г., останки были перевезены в Севилью.

Но до этого было еще далеко. Пока же галионы, груженные сокровищами из Нового Света, заходили в Гаванскую бухту, чтобы пополнить запасы воды и продовольствия перед долгим и чрезвычайно опасным путешествием в Испанию.

Порты были для пиратов самой желанной целью. В 1555 г., когда Гавана еще не была достаточно укреплена, на нее напал французский пират Жак Сорэ, чьим именем матери в те времена пугали детей. Он рассчитывал найти в крепости Реал-Фуэрза сокровища с кораблей, недавно потерпевших крушение у берегов Флориды. При виде корсаров губернатор Гаваны и многие жители бежали. Небольшая крепость сдалась после двух дней битвы, но самым ценным в ней оказались кольцо с изумрудом и серебряная тарелка. Ночью губернатор напал на Сорэ, который отдыхал в самом большом доме Гаваны. Взбешенный коварством испанцев, Сорэ убил 20 заложников и выбил нападавших из города. На следующий день пират до основания спалил Гавану, уничтожил все лодки в гавани и опустошил окрестности. С большим удовольствием француз вешал черных рабов, поскольку они были собственностью креольской аристократии. Перед тем как сжечь церковь, Сорэ осквернил самым постыдным образом алтарь, а ризы католических священников отдал своим подручным в качестве накидок. Вслед за Сорэ на город напала другая банда французских разбойников, но и они ушли с пустыми руками. Именно после этого несчастья вокруг города и стали возводиться мощные фортификационные сооружения.

Со временем Гавана стала настолько безопасной, что испанский король приказал сделать ее главным и основным перевалочным портом вест-индских колоний.

Нападать на крепости, защищавшие портовые сооружения, могли только большие банды, имевшие дерзких руководителей. Однако ни один из пиратов не решился штурмовать более чем внушительные форты Гаваны. Этого не смог позволить себе даже знаменитый английский пират Фрэнсис Дрейк. Когда он подошел к городу, то, поразмыслив, вынужден был ретироваться, так ни разу и не выстрелив.

Пиратам не оставалось ничего иного, как пытаться перехватывать испанские суда на пути к Гаване.

Самым опасным врагом испанцев после смерти Фрэнсиса Дрейка стал голландский пират Питер Хейн. Испанцы арестовывали Хейна по меньшей мере дважды. Ему довелось вкусить все прелести жизни галерного раба. Сумев сбежать при переводе из одной тюрьмы в другую, Хэйн снова попал в кабалу и оставался рабом в Вест-Индии до 1602 г. После его освобождения будущий адмирал вступил в Голландскую Вест-Индскую компанию и стал грабить чужие колонии. Каждое лето в Испанию отправлялись три флотилии. Одна из них везла сокровища Мексики и Перу, две другие составляли усиленную охрану. Три эскадры выходили из разных мест Карибского побережья и встречались на Кубе. В 1628 г. Хейну удалось перехватить суда казначейского флота до их встречи с конвойными кораблями. Понимая, что путь на Гавану отрезан, испанский адмирал направился в сторону бухты Матансас, в 50 милях от Гаваны с тем, чтобы разгрузить и сжечь корабли. Сюда же устремился и флот Хейна. Голландцу удалось захватить двенадцать небольших "посудин" и четыре галиона с пятьюдесятью тоннами серебра. Экипажи остальных испанских судов отправились на дно кормить акул. Вся добыча оценивалась в 14 млн. гульденов. Ни одному морскому разбойнику за всю историю пиратства не удалось добыть больше. Пирата немедленно произвели в адмиралы и сделали командующим флотом Нидерландов.

Говорят, что часть несметных богатств до сих пор лежит на дне. И время от времени Карибское море отдает серебряные слитки с затонувших кораблей Испанского казначейского флота, разграбленного в бухте у кубинского города Матансас.

Новости партнёров