Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Бразилия. Салвадор

Бразилия. Сальвадор

За свою пятисотлетнюю историю Бразилия успела побывать и португальской колонией, и империей. Сегодня это современное, демократическое, быстро развивающееся государство.

В каждый исторический период страна обзаводилась новой столицей. Нынешняя — футуристический город Бразилиа, была построена в центральной части страны по проекту бразильских архитекторов Лусиу Косты и Оскара Нимейер. Заложили город в 1957 году, а уже в 60-м президент страны официально объявил о переносе в него столицы. Сама идея такого переноса заложена еще в бразильской конституции 891 года — там говорится, что столица страны должен быть расположенна близко к ее географическому центру.

А до Бразилии более двухсот лет главным городом государства был Рио-де-Жанейро. Его расцвет начался после обретения страной в 1822 году независимости. Рио-де-Жанейро до сих пор остается самым большим и населенным городом страны, ее визитной карточкой.
Первая же столица, Салвадор, — памятник колониальной эпохи..

Салвадор — так пишут на картах. Но бразильцы называют этот город «Баия» — как и штат, административным центром которого он является.

Полное название города — Сан-Сальвадор-да-Баия-ди-Тодус-дус-Сантус — Святой Спаситель бухты Всех святых. Именно здесь родились религия, кухня, танцы и музыка, ставшие символом страны. Это произошло в результате слияния португальской католической культуры с традициями и верованиями рабов из Западной Африки, которых привозили сюда для работы на сахарных плантациях.

Начиная с XVI века Португалия стала активно захватывать новые колонии. Для их освоения самих португальцев катастрофически не хватало. Эту проблему они решали, завозя на вновь приобретенные земли африканских невольников.

За четыре столетия в Бразилию было доставлено около 10 000 000 африканцев. Большая их часть попадала в страну через Салвадор. Поэтому и город, и штат до сих пор — самые «черные» в стране.

С этого здания предки чернокожего населения Бразилии начинали знакомство с этой страной. Здесь был невольничий рынок.

Рабство и работорговлю отменили в Бразилии позже, чем в других странах, — только в 1888 году. Поначалу бывший невольничий рынок — по примеру многих африканских государств — хотели превратить в музей рабства. Но потом от этой идеи отказались. Рынок — он теперь называется «Моделу» — так и остался рынком, но уже, конечно, не невольничьим.

Может показаться, что рассчитан он исключительно на туристов. На самом деле все эти яркие украшения (в которых явно присутствуют африканские мотивы), традиционные наряды покупают и сами бразильцы.

Фасон этих платьев за последние 200 лет почти не изменился. Местные женщины носят их по праздникам. В других районах Бразилии такого наряда не увидишь. 

Карнавал в Салвадоре тоже меньше всего напоминает туристический аттракцион. Он проходит в одно время со знаменитым карнавалом в Рио. Но многие бразильцы предпочитают именно сальвадорский — коммерческого духа в нем меньше, а веселья больше. Да и музыка более зажигательная.

Африканские ритмы звучат здесь повсюду. Пронизано ими и бразильское боевое искусство капоэйра. Родилось оно здесь, в Баие, в среде чернокожих рабов. Я попала на занятие в одну из многочисленных школ капоэйры (капуэйры). И даже не могла понять, что это такое — танец или единоборство. Но мне объяснили, что когда-то капоэйра была именно боевым искусством — невольники, применяли его в стычках с вооруженными надсмотрщиками.  

До недавнего времени капоэйра в Бразилии была запрещена. Но теперь тренирующихся борцов в бразильских городах можно встретить даже на улице.

Религиозный культ кандомбле тоже зародился в штате Баия, и тоже в невольничьей среде. Рабы, которых привозили из Африки, поклонялись своим богам. Португальцы же стремились обратить их в католичество. В результате возник культ, соединивший в себе христианские и языческие элементы. Вера в Христа сочетается в нем с верой в духов-оришей, которые отождествляются с христианскими святыми. Главные в обрядах кандомбле — женщины. Такой танец, как мне объяснили, может длиться целый день. Когда от бесконечного повторения одних и тех же движений под однообразный ритм барабанов люди впадают в транс — это означает, что в их тела вселился один из духов — оришей.

Кандомбле исповедует абсолютное большинство чернокожих жителей города, что не мешает им считать себя добрыми католиками. После полуязыческого обряда они могут спокойно отправиться в католический храм, которых в городе множество.

Баиянцы утверждают, что в их городе 365 храмов — по одному на каждый день года. Пересчитывать их — дело бесполезное. Но если местные жители и преувеличивают, то не слишком — храмы действительно попадаются здесь на каждом шагу. Ступив на новую землю португальцы начинали с того, что строили часовню. Со временем на ее месте сооружался полноценный храм. Так что часовня, которую в 1549 году построили в этих местах португальские колонисты, не сохранилась.

На берег, где раскинулся Салвадор, первым ступил португальский мореплаватель Педру Кабрал. Он назвал его Землей Вера-Круш — то есть Землей Истинного Креста — и объявил собственностью португальской короны. 

Голландцы долгое время оспаривали право Португалии на владение Бразилией. В 1630 году они уничтожили португальскую эскадру в заливе Всех Святых и взяли штурмом Салвадор. Вернуть себе город португальцам удалось лишь через 24 года. 

Наученные горьким опытом колонисты занялись укреплением Салвадора. К концу XVII века они создали вокруг него по тому времени лучшую в Новом Свете оборонительную систему… Орудия этих фортов сорвали не одну попытку голландцев и французов овладеть городом.  

Сооружая форты, португальцы умело использовали выгодное положение Салвадора — стоит он на плато, круто обрывающемся к океану. Часть города, расположенная у моря, называется Нижней. От Верхней ее отделяет семидесятиметровый обрыв. 

Нижний город — рабочая и торговая часть Салвадора. Здесь расположен порт, в который заходят суда со всего мира, доки, конторы, рынки…Тут же кварталы фавел, где живет беднота.

Публика побогаче с самого начала предпочитала селиться наверху. Там же возводились административные здания и церкви. 

Из нижнего города в верхний можно попасть по длинным каменным лестницам или по серпантину старых улочек. Однако самый быстрый и популярный у баиян способ — воспользоваться лифтом Ласерда.

В любое время дня перед ним стоит очередь, впрочем, не слишком длинная. Подъем и спуск на Ласерда абсолютно бесплатные — в любом другом городе муниципалитет не упустил бы возможности заработать на столь популярном виде транспорта.  

Выйдя из подъемника, оказываешься в самом сердце старого города. Вокруг барочные особняки и церкви – большинство построены в XVIII веке. В колониях стиль барокко преобладал в архитектуре, когда в европейских метрополиях о нем уже давно забыли.

На центральной площади Верхнего города  сразу бросается в глаза голубой четырехэтажный особняк. Это дом-музей Жоржи Амаду — писателя, которого любит вся Бразилия. И не только. Действие большинства его романов разворачивается на улицах Баии. Так Амаду предпочитал называть Салвадор. 

«Баия — это не просто один из многих городов на карте. Баия — мать всех бразильских городов, свергнутая столица Бразилии, негритянский Рим», — так говорил Жоржи Амаду. Бразильцы настолько любят своего писателя, что под его музей отвели одно из самых внушительных зданий на главной площади Салвадора… 

В музее представлены рукописи Амаду, фотографии, награды. Особняк недавно был отреставрирован. В историческом районе сегодня приводятся в порядок многие здания. 20 лет назад ЮНЕСКО включило старый город в список памятников мирового значения. После этого наконец были изысканы деньги на реставрацию изрядно обветшалых зданий колониальных времен.

Сыграло тут роль и то, что поблизости от Салвадора в 70-х годах прошлого века были обнаружены богатые залежи нефти.

Облик Салвадора сильно изменила нефть. В городе выросли небоскребы, но разрыв между богатством и бедностью стал еще заметнее. Небоскребы строят на дальних зеленых окраинах города, так что историческая среда при этом не страдает. К сожалению, трущоб, несмотря на массовое строительство, меньше в Салвадоре не становится, но это характерно для всех портовых городов в развивающихся странах.

Впрочем, как раз трущобы придают городу неповторимый колорит. Ведь в них, как нигде в других районах, сохраняется дух старого Салвадора — города одновременно африканского, европейского и бразильского.

Новости партнёров