Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Россия. Новый Иерусалим

Россия. Новый Иерусалим

Гора Фавор, река Иордан, Елеон, Вифания - для того, чтобы увидеть эти места, знакомые по евангельским текстам, овеянные ореолом древности и тайны, совсем не обязательно отправляться в дальние палестины. Достаточно отъехать на 40 километров от Москвы. Здесь, на окраине города Истры, вас ждет немало удивительного.

Как гордо заявляют рекламные щиты на подъезде к границам города, это - жемчужина Подмосковья. Впрочем, в самой Истре достопримечательностей, способных заинтересовать любознательного туриста, не так уж много. Их основное и, пожалуй, единственное достоинство заключается в том, что они собраны все вместе на главной площади города. Именно здесь коренные жители, а также заезжие гости имеют возможность взгрустнуть о недавнем прошлом у подножия памятника вождю мирового пролетариата, полюбоваться на знатных истринцев, олицетворяющих сегодняшний день города и напоследок заглянуть в местный универмаг.

Но если проехать немного дальше, то путешественник будет вознагражден величественным зрелищем: с холма перед ним откроется вид на один из знаменитейших монастырей России - Новый Иерусалим.

В середине XVII века, когда города Истры не существовало и в помине, а на его месте располагалось сельцо Воскресенское, здесь, среди дремучих лесов, волей патриарха Никона была начата одна из самых амбициозных строек за всю историю России. Желая сделать московское государство центром всего православного мира, патриарх решает построить монастырь, копировавший Святые места Палестины. Окрестности села Воскресенского приобретают диковинные названия: Елеон, Вифания, Капернаум, гора Фавор. Речку Истру переименовали в Иордан.

На строительстве были заняты тысячи крестьян и лучшие мастера каменного дела. Грандиозные оборонительные сооружения возвели в течение нескольких лет. А в апреле 1658 г. началось строительство Воскресенского собора - по замыслу создателей, он должен был в точности воспроизводить Храм Гроба Господня в Иерусалиме. В Палестину отправили мастеров, составивших подробные чертежи храма. В качестве образца русские архитекторы использовали кипарисовую модель, привезенную в Москву Иерусалимским Патриархом Паисием.

Перед нами предстает храм-мавзолей, символ вечности, символ Жизни вечной, восхищающий величием замысла и грандиозностью воплощения. Тем более трудно представить себе впечатление, которое производил вид этого колоссального сооружения на людей XVII столетия.

Ставя перед мастерами задачу скопировать палестинский храм, Патриарх Никон в то же время не ограничивал свободы воображения архитекторов. Собор мыслился как олицетворение райского града - Горнего Иерусалима. В разнообразии архитектурных форм, в яркой праздничности керамики и белокаменной резьбы воплотились представления русских мастеров о Горнем мире.

Воскресенский Собор должен был зримо воплощать в себе первенство Русского государства в Православном мире. Это имело особое значение накануне проведения церковной реформы, задуманной Никоном. В середине XVII века одной из главных задач Российского государства было воссоединение с Россией украинских и белорусских земель, а также укрепление своего влияния на Балканах. Для этого было необходимо унифицировать церковные обряды, в которых за сотни лет накопилось немало различий. У реформы появились и непримиримые противники, защитники древнего благочестия. Так было положено начало расколу в Русской Православной церкви.

Патриарх не только встал во главе этих масштабных преобразований, но сделался соправителем царя Алексея Михайловича. Новый Иерусалим превратился в своего рода штаб-квартиру реформаторов. Однако единомыслие царя и патриарха продолжалось недолго. В 1657 г. Алексей Михайлович присутствовал на освящении Воскресенского храма, а на следующий год "премудрая двоица" распалась. Никон оставляет Москву. Местом пребывания опального патриарха становится Новый Иерусалим.

Здесь, в скиту, провел Никон долгие восемь лет, не теряя надежды вернуть милость царя. Кто знает, какие мечты, какие планы строил этот человек на берегах речушки Истры, его волей переименованной в Иордан, но им не суждено было сбыться. Из Нового Иерусалима Никона отправляют в ссылку на север, в Ферапонтов монастырь.
 
Спустя шесть лет тело низложенного патриарха будет привезено обратно. Останки его и сегодня покоятся здесь, в приделе Воскресенского собора, чтимые прихожанами и насельниками монастыря.

Несмотря на опалу патриарха, реформы, начатые им, не прекращались. Не останавливалось и строительство монастыря. На средства сестры царя Алексея Михайловича Татьяны строятся Трапезные палаты, возводятся каменные стены и башни, получившие палестинские названия: Сионская, Давидов дом, башня Варуха, Дамасская…

Впрочем, этим мощным укреплениям ни разу не довелось испытать на себе вражескую осаду. Единственное сражение, свидетелем которого был монастырь, произошло в 1698 г. Стрельцы окраинных городков, воспользовавшись отъездом царя Петра за границу, подняли мятеж и отправились к Москве с целью посадить на царство царевну Софью. У стен Нового Иерусалима стрельцов встретили царские войска, в большинстве своем иностранцы на русской службе. Стрельцы потерпели поражение, а вожди восстания были казнены на Красной площади в Москве.

В XVIII и XIX столетиях монастырь перестраивали, но в целом его облик изменился мало. В 1941 г. при отступлении немецких войск от Москвы здания монастыря пострадали от бомбежек. Советские войска выбивали из древних стен засевших там оккупантов. Немцы же при отступлении взорвали Воскресенский Собор и другие строения. Однако восстановительные работы были начаты уже на следующий год. Благодаря кропотливому труду реставраторов последствия разрушений тех лет теперь не заметны. Строительные леса с шатра Воскресенского собора были сняты всего несколько лет назад.

Сегодня в монастырских стенах вновь живут монахи, в соборе и церквях проводятся богослужения.

У белокаменных стен работает музей деревянного зодчества. Быть может, именно в такой избе родился будущий патриарх Никон, сын нижегородского крестьянина. Бревна этого жилища, просторные прохладные сени, летняя горница, где женщины пряли пряжу, скамьи вдоль стен, предметы быта - все настоящее, каким было и сто и триста лет назад.

Вековые сосны затеняют широкий двор, с которого будто только сейчас хозяева выгнали в поле скотину, а по дорожке к монастырю скачут всадники, и день сегодняшний здесь зримо встречается с минувшим.

Новости партнёров