Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Южная Корея. Сувон

Южная Корея. Сувон

Большинство современных корейцев живет в городах. Причем четверть всего населения живет в Сеуле. Если же добавить к столице и пригороды, то получится и вовсе удивительная цифра - сорок с лишним процентов. Видимо, нет смысла говорить, что в этом же районе сконцентрировались все основные промышленные предприятия и капитал. Этому-то город и обязан своим процветанием. Интересно, однако, что некоторое время назад во времена позднего Чосона Сеул запросто мог потерять статус столицы. Эта роль вполне могла бы быть возложена на Сувон, который расположен в тридцати километрах от Сеула и в котором находится замечательный исторический памятник - крепость Хвасон. Как же могло появиться во второразрядном городишке такое мощнейшее фортификационное сооружение? Ведь даже в столице, где жили король, вся его семья и свита, не было ничего подобного.

Крепость Хвасон возводилась по приказу короля Чонджо в конце XVIII века, с 1794 по 1796 г. Подобно китайскому прототипу, основная стена, словно змея, пролегла по близлежащим холмам, взяв центр города в пятикилометровое кольцо. Средняя высота укреплений, не считая башен и ворот, составила 10 метров. Два года и девять месяцев лучшие корейские мастера под руководством выдающегося корейского архитектора тех лет Чонг Як Йонга возводили это сложнейшее оборонительное сооружение. Восемнадцать тысяч ремесленников и триста семьдесят тысяч простых рабочих не покладая рук трудились над неукоснительным выполнением монаршей воли. Основными материалами при сооружении крепости служили кирпичи, камни и известковый раствор.

Судя по всему, Чонг Як Йонг был хорошо знаком с европейским опытом военного строительства тех лет. Как это удалось осуществить ярому приверженцу конфуцианства, не совсем понятно. Так или иначе, но многие замечают в строгих корейских очертаниях огромной крепости некоторую схожесть с европейскими замками. Обширная площадь крепости потребовала создания целой сети наблюдательных и командных пунктов, сторожевых и оборонительных башен, а также сигнальных устройств по типу главной наблюдательной вышки Намсан Понсудэ в Сеуле.

Но зачем все это понадобилось королю Чонджо, причем не рядом со своей резиденцией, а вдали от нее? Все объясняется очень просто. Дело в том, что он решил перенести сюда могилу своего отца, наследного принца Садо, злодейски убитого его собственным отцом, то есть дедушкой Чонджо, королем Йонджо. Ничего экстраординарного не произошло, обычная дворцовая интрига. Царствовавший сорок два года Йонджо на старости лет слегка повредился рассудком и решил, что против него плетут злодейский заговор. Так это было или нет, история умалчивает, но он приказал посадить своего несчастного сына в ларь для хранения риса, где наследный принц благополучно и отошел в мир иной.

В скором времени вслед за Садо отправился и его убийца, престарелый правитель. Чонджо, ставший новым королем, решил таким образом увековечить память своего несправедливо убиенного отца. Последнему даже был присвоен посмертный титул короля. Все подданные должны были чтить и уважать память так никогда и не царствовавшего правителя. Так вот и получилось, что крепость Хвасон в Сувоне стала для всех корейцев символом необычайной сыновней любви и почитания родителей, что, впрочем, является обязательным атрибутом конфуцианской морали. А именно она в то время занимала главенствующее положение во всей государственной машине Кореи.

Чонджо постоянно посещал могилу своего отца. А чтобы ему было удобнее исполнять свой сыновний долг, он решил перенести столицу в Сувон, для чего, собственно, и была построена эта фундаментальная крепость. Чонджо не хотел переезжать на голое место и решил основательно для этого подготовиться. Увы, но замыслам этим не суждено было осуществиться. В скором времени Чонджо внезапно умер. Столица так и осталась в Сеуле, и только через некоторое время, в 1801 г., в Хвасоне появился памятный алтарь в честь человека, по велению которого была построена эта крепость.

Та поспешность, с которой Чонджо торопился перенести столицу в Сувон и внезапная кончина монарха, наводят исследователей на мысль, что он не просто хотел оказаться рядом с могилой отца. Ученые предполагают, что он сильно чего-то или кого-то боялся. Внезапная кончина, конечно, не может служить достаточным поводом для подозрений в убийстве, но тем не менее, если это действительно так, то выходит, что торопился Чонджо не зря. Впрочем, новый король Сунджо предпочел поскорее забыть эту темную историю. А гигантская крепость Хвасон, так и не ставшая столичной резиденцией, осталась мрачным свидетельством этой загадочной страницы дворцовых интриг корейских правителей.

Новости партнёров