Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<январь>

Путеводители

Сент-Люсия

Сент-Люсия

В пятистах километрах южнее Антигуа расположен остров, который кровожадные племена карибов называли Леонолой, или Хэванорой, островом Игуан. Долгое время считалось, что Колумб открыл его 13 декабря 1502 г., в день Святой Люсии. Впоследствии по бортовым журналам выяснили, что в этот день Колумб был совсем в другом месте и открыть Леонолу никак не мог. Однако имя, данное острову в честь Святой Люсии, менять не стали. С таким названием его и нанесли на Ватиканскую карту католического мира.

Попытка испанцев заселить и обжить Сент-Люсию наткнулась на яростное сопротивление со стороны карибов. Жестокость дикарей произвела на первых колонистов такое сильное впечатление, что коварное море Вест-Индии они стали называть Карибским.

Вслед за испанцами полное фиаско в борьбе с туземцами потерпели датчане. У города Вье-Форт, на самом юге острова, они попытались было заложить военно-морскую базу для своих кораблей, осваивавших бескрайние просторы Нового Света. Попытка оказалась неудачной, и датчане, захватив несколько индейских пирог, отплыли в неизвестном направлении.

Более удачливыми оказались французы, которым удалось основать здесь торговую компанию, которая здорово заработала на том, что продала остров французскому губернатору соседней Мартиники. Он-то и начал строительство оборонительных сооружений. Бастионы и крепости служили французам надежным укрытием в борьбе с дикарями. Карибам пришлось опустить копья с луками и согласиться на мир. Однако покоем и тишиной вчерашние противники наслаждались недолго.

Очень скоро сюда явились англичане, пытавшиеся утвердить свое господство в регионе. За время боевых действий остров переходил из рук в руки 14 раз, настолько привлекательны были для воюющих сторон его природные богатства и ресурсы.

Частенько в качестве наемников конфликтующие стороны использовали аборигенов. Одновременно миссионеры пытались обратить их в христианство. Несогласных принять новую веру убивали. В конце концов возня с индейцами надоела англичанам. Во время очередного вторжения они собрали всех оставшихся карибов и отправили в резервацию на остров Доминика. Вопрос национального меньшинства был решен эффективно и быстро.

Сегодня память о коренных обитателях острова хранит аэропорт у города Вье-Форт. Он носит название Хэванора (Игуана). Именно так величали Сент-Люсию до прихода белых людей.

Несмотря на ожесточенные бои, французы первыми сделали попытку превратить остров в цветущий край. Ими был заложен Суфриер, сахарный город. Со временем он разбогател настолько, что стал столицей Сент-Люсии. Англичане, обладавшие на мировом рынке сахарной монополией, сделали все возможное, чтобы французский товар не пользовался спросом. Экономическая самостоятельность Святой Люсии была подорвана, и англичане смогли отвоевать часть острова.

Севернее нынешней столицы, города Кастри, британцы возвели солидный форт. Его построили на вершинах Голубиного острова, соединенного с Большой землей искусственной дамбой. Эта насыпь очень пригодилась нынешним мореплавателям. В Голубином заливе находят пристанище роскошные трансатлантические яхты. Их стоимость, наверное, так же высока, как и стоимость военных кораблей времен борьбы за колонии.

Строительством морского бастиона руководил отважный английский адмирал Родни, причинявший немало беспокойств морякам Франции. Объекты военной базы были связаны между собой подземными коридорами. Немногочисленный гарнизон форта успешно сдерживал превосходившие силы противника и метким огнем, время от времени, топил корабли, шедшие курсом на французский остров Гваделупа. Пока адмирал закреплялся на северной части острова, южная и центральная праздновали победу Великой Французской революции.

В Суфриере перед городским собором построили гильотину. Расправа над сторонниками французского короля проходила в течение целого дня. Та же процедура проводилась в крупнейшем городе Кастри. Здесь гильотину установили на площади Армии, к которой примыкала улица Бурбонов. Четырехсотлетнее дерево в центре площади стало свидетелем ужасной экзекуции. В день казни шел тропический ливень. Когда он прекратился, в кроне накопилось столько влаги, что дождь под деревом еще несколько часов омывал отрубленные головы.

Покончив с реакционными силами, революционеры предоставили рабам долгожданные свободу, равенство и братство. Вчерашние невольники получили возможность собираться в банды. Весь остров наполнился черным террором. Особую нелюбовь освобожденные питали к англичанам.

Под покровом ночи бандиты проникли на Голубиный остров и вырезали почти весь британский контингент. То, что не удалось сделать вооруженным до зубов французам, сделали практически безоружные люди. В течение нескольких недель нападавшие удерживали в своих руках крепостные сооружения. Англичанам удалось прорвать оборону. С темнокожими повстанцами расправились самым кровавым образом. Волна репрессий прокатилась по всему острову. Озверевшие британцы стерли с лица земли все франкоязычные деревни и города.

Три недели шла битва за бастион, который контролировал вход в столичную бухту. Над его мощными стенами не властны тропические ливни и ветры. Сейчас здесь комплекс, который правительство называет образовательным. По его территории запрещено передвигаться без сопровождения специалиста. Эта мера предосторожности была совершенно не лишней, поскольку беспечные ребятишки уходили внутрь подземного лабиринта, да так и не возвращались. Местные жители говорят, что всякий, кто захочет спуститься вниз, непременно услышит горькие стенания. Они принадлежат воинам французского гарнизона и англичанам из 27-ой роты британских королевских стрелков. Именно они разбили неприятеля и завладели важнейшим фортом с красивым французским именем Шарлотта. Эта решающая победа стала началом конца французского присутствия на Сент-Люсии. Новые хозяева отменили равенство и братство, вернули рабовладельческие порядки.

Нынешние граждане называют свой остров на свой манер - Сет-Лиси. Они с большим почтением относятся к французам, которые на сто лет опередили время и дали невольникам антильского островка почувствовать вкус свободы. Значительная часть сентлюсийцев говорит сегодня на двух языках: разумеется, на языке победителей - английском и патуа - местном диалекте французского. 

Новости партнёров