Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

ЮАР. Золотодобыча

ЮАР. Золотодобыча

В тренировочном центре Harmony, находящемся неподалеку от столицы ЮАР Претории, обучают не бойцов спецназа, не спасателей, а горняков-золотодобытчиков. На глубине нескольких сотен метров может случиться всякое, и шахтер должен быть физически и психологически готов встретить любую опасность. Элфорд Мэйкселл, руководитель тренировочного центра: "Главное, чтобы шахтеры прониклись "командным духом". Несколько дней они здесь живут вместе, едят вместе, отдыхают вместе, проходят вместе через разные испытания. Все делается сообща, чтобы каждый знал: и на поверхности, и под землей, они - одна команда". Конечно, лезть на двадцатиметровый столб, а потом прыгать с него на трапецию в шахте явно не придется. Но умение справиться со страхом, собраться, правильно оценить обстановку такое упражнение вырабатывает. Нтабелени Зулу, инструктор тренировочного центра: "Страхи, например страх высоты, у большинства людей появляются еще в раннем детстве. Многие так и живут с ними, делая вид, будто их нет. Но если человек по-настоящему захочет победить страх - он его победит. Тут требуется только усилие воли". Пока один, забравшись на столб, готовится к прыжку, другой его страхует - так в центре Harmony прививают чувство локтя, учат действовать слаженно. Закончив курс, шахтеры проходят аттестацию и только после этого получают право работать под землей.

Рудников, где добывают золото, в ЮАР около шестидесяти. Мэри Спрей Три - один из самых крупных. Горный инженер Лен Рауч любезно согласился выступить в роли проводника по его подземным лабиринтам. Мэри Спрей - шахта не глубокая. Самый нижний ее этаж - на языке шахтеров он называется "горизонт" - находится на глубине 819 метров. Лен Рауч: "Всего в этой шахте шестнадцать этажей, но добыча ведется только на шести - остальные уже полностью выработаны".

Пешком добираться до забоя пришлось бы долго. Здесь для этого служат локомотивы, или "локо", как ласково называют их горняки. Это шахтенный локомотив, который доставляет шахтеров с места спуска в шахту до места, где непосредственно происходит золотодобыча. Всего таких локомотивов в шахте 68. Каждый из них может "взять на борт" 25 шахтеров. Средняя скорость этого локомотива 10 км в час. От места спуска в шахту до места золотодобычи приблизительно 13 минут езды. Чем глубже горизонт - тем он опаснее. Обвалы здесь - явление, к сожалению, нередкое. Лен Рауч: "Золотоносная порода залегает слоями, которые легко обрушиваются. Чтобы этого не происходило, мы закрепляем опасные участки металлическими штырями в полтора метра длиной. Их вставляют в предварительно просверленные отверстия и замазывают раствором". Высота штрека определяется толщиной золотоносной жилы, которая по ходу выработки меняется.

Лен вывел меня к участку, где добывают породу. Шахтеры, согнувшись в три погибели, с помощью тяжеленных перфораторов сверлят шурфы, в которые потом будет заложена взрывчатка. После взрыва экскаватор-скребок сгружает руду на конвейер, который доставляет ее к главному стволу шахты. Отсюда она попадает наверх на обогатительную фабрику. Здесь производятся ее измельчение и промывка на специальных вибростолах. Отделенное от пустой породы золото отправляют на аффинажный завод для окончательной очистки. Последняя операция - разлив расплавленного металла в формы.

В современном мире главные потребители золота - химическая и электронная промышленность. На производство украшений идет лишь малая его часть. Глава небольшой ювелирной компании Хартмут Вайс пригласил меня на свое предприятие, которое находится недалеко от Претории. Здесь работают несколько десятков человек, причем большинство из них стали ювелирами совершенно случайно. Хартмут Вайс, владелец ювелирной мастерской: "У нас любой может попробовать себя в роли ювелира. Человек приходит сюда на испытательный срок, и мы смотрим, годится он для этой работы или нет. Главное, чтобы он оказался способен не только ювелирно работать, но и ювелирно мыслить". Прошли те времена, когда в ЮАР были профессии только для белых, как, например, ювелир, и только для черных. Правда, на шахтах по-прежнему большая часть рабочих - черные, но заработки у них высокие, да и условия для горняков созданы вполне приличные. В просторных шахтерских столовых кормят вкусно и дешево, а на аккуратные коттеджи, в которых живут золотодобытчики, приятно посмотреть. На шахтах ЮАР работают представители почти всех южноафриканских народностей: коса, суту, тсвана, зулу.

Но как ни привлекательна жизнь в современном поселке, а тем более в городе, среди коренного населения еще немало тех, кто предпочитает пасти, как отцы и деды, скот и жить в хижинах. У зулу они похожи на сплетенные из тростника гигантские тыквы. В таком доме можно разместить до 20 человек. Внутри есть все необходимое - кладовая, очаг. Во время праздников вокруг него устраиваются ритуальные пляски. Пол в хижинах женщины зулу вымазывают коровьим навозом, который, засыхая, становится достаточно твердым. Ко всему прочему он еще и прекрасный антисептик.

В отличие от зулу народность бафокенг с традиционным укладом порвала окончательно. И все потому, что на ее землях в свое время была обнаружена платина. Второй по величине в мире платиновый рудник Импала. Площадь 250 кв. км, 13 шахт и 2 перерабатывающих завода, на которых в общей сложности трудятся 28 000 человек. Ежегодно здесь добывают 30 т платины. На мировых рынках один грамм этого металла стоит 24 доллара. Предки бафокенгов поселились здесь в начале XVII века, перекочевав из Ботсваны. Долгие годы они вели изнурительные войны с другими народностями за право жить на этой земле. Потом пришли буры и объявили себя ее хозяевами. Король бафокенгов предпочел не ввязываться в новую войну, а выкупить землю у белых поселенцев. В качестве платы он предложил бурам самую твердую в мире валюту - алмазы. Нескольким сотням мужчин племени пришлось отправиться в Кимберли, на алмазные копи. Многие умерли во время изнурительного перехода через всю страну, многие не выдержали каторжного труда. Те же, кто выжил, вернулись и выкупили часть земли. Тогда никто и предположить не мог, какие богатства она в себе таит.

До середины девяностых годов XX века, бафокенги не получали ни цента от доходов, которые приносила платина. Теперь им идет определенный процент. Какой - сказать трудно, но, оказавшись в бафокенгской столице, Пхукенге, понимаешь - суммы немалые. Законно причитающуюся им ренту бафокенги тратят с умом. Возводят просторные современные коттеджи. Вкладывают деньги в строительство дорог. А год назад в самом центре города вырос отличный футбольный стадион. Стадион Роял Бафокенг Палас местные строители возводили для своих соплеменников три года. Обошелся он в сто миллионов рандов, что чуть меньше десяти миллионов долларов. Трибуны вмещают сорок пять тысяч зрителей - это приблизительно треть всей народности. Бафокенги очень любят футбол. По субботам они заполняют стадион до отказа, каждый хочет посмотреть на игру любимой команды Орландо Пайрэтс.

Напротив стадиона высится торговый центр "Бафокенг Плаза" - еще один предмет гордости местных жителей. Чего только в нем нет: салоны красоты, супермаркеты, кинотеатр, даже библиотека. Самая популярная книга библиотеки - "Как написать собственное резюме". Восемьдесят страниц, которые способны изменить жизнь человека к лучшему. Уметь составлять резюме, конечно, важно. Но гораздо важнее, что в нем будет стоять в графе "образование". Молодые бафокенги это прекрасно понимают и к учебе относятся серьезно. Профессия шахтера здесь давно не престижна - оплачивается она, правда, неплохо, но опасна и вредна. Стать юристом, врачом или инженером - вот о чем мечтают выпускники местных школ. Тебохо Рапу, представительница администрации народности: "Недавно один бафокенг вернулся из Гарварда, где получил диплом с отличием. Теперь работает у нас в администрации. Отвечает за компьютерное обеспечение".

Компьютерщиков среди представителей народности пока можно пересчитать по пальцам одной руки. Но это ненадолго. В городе открываются все новые интернет-кафе, где местная молодежь пропадает с утра до вечера. Двадцатилетняя Петуния уже не представляет своей жизни без компьютера. В будущем году она собирается поступать в университет, хочет стать горным инженером. Петуния: "Интернет меня просто спасает. В сети можно найти практически все, что необходимо для подготовки к вступительным экзаменам. Ну и интернет - это еще переписка с друзьями, всяческие развлечения". Платиновые деньги, конечно, не могут решить всех проблем бафокенгов. Есть у них и безработица, и СПИД. Но отрадно уже то, что права коренного населения Южной Африки, в том числе и на получение части доходов от эксплуатации богатейших недр, никем сегодня не оспариваются. Кстати, согласно прогнозам геологов, запасов драгоценных металлов в ЮАР при современном уровне добычи хватит еще на многие десятилетия.

Новости партнёров