Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Кабо-Верде. Цезария Эвора

Кабо-Верде. Цезария Эвора

Как и во всем мире, на Кабо-Верде (Островах Зеленого Мыса) молодые люди всякую свободную минуту отдают музыке - кто слушает, кто сам играет. Соберутся в каком-нибудь укромном месте, чтобы никому не мешать, и давай терзать барабаны с трещотками. Кто знает, может быть, одного из этих ребят ждет великое будущее? Ведь их прославленная соотечественница Цезария Эвора тоже музыке не училась, а просто с детства впитывала как губка кабовердские ритмы и мотивы. Знаменитую певицу мы на островах не застали. Но ведь культура Островов Зеленого Мыса не сводится к одной Эворе.

Поражает не только темперамент музыкантов, но и разнообразие оттенков их лиц - от иссиня-черного до нежно-кофейного, почти что белого - такое не часто встретишь в африканской стране. Впрочем, Кабо-Верде - страна не такая уж и африканская. Острова Зеленого Мыса - это не Африка и не Европа. Здесь живут потомки португальцев и африканцев - креолы. Их культура уникальна, и лучший пример тому - музыка.

В середине XV века, лет за тридцать до открытия Америки, португальская экспедиция под командованием Диогу Афонсу обнаружила у западного побережья Африки в шестистах километрах от побережья Сенегала необитаемый архипелаг. На покрытых застывшей лавой, практически лишенных воды островах почти ничего не росло. Зато географическое положение архипелага было крайне удачным. Португальцы стали использовать его как базу для своих морских экспедиций, а позже - как перевалочный пункт для переправки в Новый Свет африканских рабов. Невольничий рынок располагался на самом берегу. Здесь же, в этой гавани, живой товар грузили на суда, которые отправлялись на Запад через Атлантику.

Доктор Муакир Родригеш, преподаватель истории колледжа г. Минделу: "Обосноваться на Островах Зеленого Мыса оказалось непросто - лавовые поля совершенно бесплодны, а в тех немногих местах, где можно было что-то выращивать, был очень нездоровый климат. Желающих переселиться сюда из метрополии находилось немного. Поэтому португальцы начали заселять острова африканскими рабами". К середине XVI века на острове Сантьягу, где находится теперешняя столица Кабо-Верде, Прая, вырос городок Рибейра-Гранди. Примечателен он тем, что здесь были построены первый в африканских владениях европейцев монастырь и первый кафедральный собор, на его месте сейчас видны лишь руины. Муакир Родригеш: "К началу XVII столетия португальцев здесь почти не осталось - только несколько человек администрации. Мы были фактически предоставлены самим себе. В результате уже к концу века на архипелаге, в условиях относительной изоляции, сложился самостоятельный народ - кабовердцы".

Португальцы стремились расширить свои заморские владения, но для этого им элементарно не хватало людей - в XVI-XVII веках население метрополии насчитывало не более полутора миллионов. Пришлось делать ставку на коренное население. Постепенно на официальные посты в колонии стали назначать не только белых, но и цветных. Именно цветные кабовердцы осваивали для Португалии новые земли и поставляли на Американский континент африканских рабов.

Немногочисленные белые поселенцы, смешавшись с африканцами, создали особую креольскую культуру со своим, креольским, языком, который отличается от португальского произношением и обильными заимствованиями из разнообразных африканских диалектов. Муакир Родригеш: "Креольский стал языком португальской экспансии в Африке и Азии. На другом конце света, в Китае, в бывшей португальской колонии Макао, говорят на том же языке, что и здесь, на Островах Зеленого Мыса". В отличие от языка кабовердское искусство не распространилось за пределы Островов Зеленого Мыса. Оно самобытно развивалось в пределах архипелага, культурной столицей которого считается город Минделу на острове Сан-Висенте. Из Минделу родом большинство писателей, поэтов и художников Кабо-Верде. В одном из старейших домов на острове Сан-Висенте работает Мануэль Фигейра. Мастерская досталась художнику по наследству - раньше здесь была контора его отца - портового агента.

Уроженец Минделу, Мануэль Фигейра, учился живописи в португальской столице Лиссабоне. Там он прожил четырнадцать лет. На родину вернулся в 1975 г., после обретения Островами Зеленого Мыса независимости. Сеньор Мануэль говорит, что как художника его сформировала европейская культура, но традиция, которой он принадлежит, здешняя, кабовердская, даже шире - африканская. Мануэль Фигейра: "Получается, что мои полотна - это, если можно так выразиться, Африка в преломлении европейской живописной техники. Они своего рода метисы".

Живопись, какой бы самобытной она ни была, не относится к разряду фольклорных жанров - есть на Земле народы, которые и не подозревают о ее существовании. Зато нет ни одного, даже самого первобытного племени, у которого не было бы своих музыки, песен и танцев. Жители Кабо-Верде славятся своей музыкальностью, всегдашней готовностью петь и танцевать - просто так, без всякого повода. А если отмечается какая-нибудь уж очень знаменательная дата, вроде… Национального дня сберегательных касс, то на улицы выходят все от мала до велика. Кто-то танцует просто так, потому что душа просит, а кто-то выносит свое искусство на суд публики. Портовые города часто становятся центрами музыкальной культуры… Взять хотя бы Марсель, Новый Орлеан, Одессу… В их компанию с полным основанием попадает и город Минделу, столица острова Сан-Висенте. Этот город - родина Цезарии Эворы, певицы, благодаря которой многие вообще узнали о том, что где-то у Атлантического побережья Африки есть такое государство - Кабо-Верде.

Цезария Эвора пела с юности - все больше по портовым кабачкам. Ими бы, скорее всего, и ограничилась ее карьера, если бы в 88-м году почти случайно она не записала во Франции пластинку, которая неожиданно для всех - и прежде всего для нее самой - имела громадный успех. За первой последовали другие записи, потом гастроли по Европе, а после того, как в фильме Эмира Кустурицы "Подполье" прозвучала в ее исполнении песня "Аусенсия", - и по Соединенным Штатам. На сегодняшний день Цезария Эвора, босоногая дива, как ее прозвали журналисты, записала полтора десятка дисков, в том числе два сольных. У Цезарии нет постоянной группы. Для гастролей и работы в студиях звукозаписи она приглашает разных музыкантов - в основном с Кабо-Верде, Кубы и из Бразилии. Гитарист, певец и композитор Биуш работает с Эворой вот уже пятнадцать лет. Биуш: "Для меня Цезария - как близкая родственница. Знаю ее сколько себя помню. Она потрясающе обаятельный человек - жаль, вы ее не застали на острове. Играть с ней я начал с 89-го - к ней тогда пришла слава, она стала много гастролировать… Мы тогда начали с Германии, потом были Соединенные Штаты…" Вместе с Цезарией Эворой Биуш побывал и в Москве. Биуш: "Мы до сих пор не можем привыкнуть к тому, что музыка Кабо-Верде пользуется в мире таким успехом. Ведь у вас в Росси все другое - и климат, и культура, темперамент у людей другой, а все равно слушали как завороженные…" Биуш - не просто сессионный музыкант у знаменитости. Он весьма популярен в Кабо-Верде, у него вышли два сольных диска и с десяток концертных. Бесспорное первенство Цезарии Эворы Мыса Биуш с готовностью признает: "Цезария - лучшая певица Кабо-Верде, с этим абсолютно все согласны. Но и кроме нее у нас очень много первоклассных музыкантов… Некоторые совсем на нее не похожи - ведь на каждом нашем острове свои традиции".

Одна из улиц носит имя Фернандо Ферейры, но не исключено, что вскоре она будет переименована - именно здесь во время своих недолгих визитов на родину живет легенда Кабо-Верде и мировой музыки Цезария Эвора. Певица не только прославила Острова Зеленого Мыса - она приносит им и более осязаемую пользу. Налоги, которые Цезария платит со своих гонораров, заметно пополняют бюджет этой небольшой - с населением около трехсот тысяч человек - и весьма небогатой страны. Кроме уплаты налогов Цезария Эвора еще и содержит всю систему начального школьного образования Кабо-Верде. У себя на острове Сан-Висенте Цезария Эвора проводит всего несколько месяцев в году. Но двери ее дома открыты всегда - сюда приходят бедняки попросить еды или немного денег. Им никогда не отказывают. Многочисленных посетителей принимает в доме Цезарии ее сын Эдуарду, повар по профессии. Тем, кто приходит посмотреть, как живет знаменитая певица, он все в доме с готовностью покажет: "В этом году мама провела здесь всего полтора месяца. Дома она отдыхает от гастролей - хлопочет по хозяйству, готовит, но никогда не поет - даже под нос ничего не мурлычет". Ни одной новой песни, нового исполнителя, появившегося на островах, Эвора не пропустит. Вообще же, по словам Эдуарду, мать после каждой поездки клянется, что теперь ее из дому ни за что не выманишь. Но всякий раз импресарио умудряется каким-то образом уговорить певицу - и та, чертыхаясь, едет в еще одно, "уж точно последнее" турне.

Цезария Эвора уже не молода, как не молод и ее старинный приятель Мануэль ди Новаш, автор трех десятков исполняемых ею песен: "Мы с нею с детства знакомы… Мы дружили, иногда вместе выступали - пели и играли - еще задолго до того, как она начала записывать пластинки". Певица добилась славы и богатства, тогда как имени Мануэля ди Новаша за пределами Кабо-Верде практически никто не знает. Даже кормиться сочинительством у него никогда не получалось. Четыре года назад он ушел на пенсию. Всю жизнь провел в море - начинал юнгой и закончил портовым лоцманом. Мануэль ди Новаш: "Я начал играть на гитаре и сочинять музыку, когда в первый раз вышел в море. Мне тогда было четырнадцать. Почти все на судне были музыкантами - кто-то играл на гитаре, кто-то на барабанах, на кларнете, на саксофоне… И многие сами сочиняли музыку". Цезария Эвора поет и на креольском, и на португальском, но у ди Новаша все песни - только на креольском. Мануэль ди Новаш: "На этом диске он вышел в позапрошлом году, Цезария исполняет морну "Мое сердце плачет". Как многие наши морны, она о том, что чувствует моряк, когда расстается с домом, с любимой. Музыка родилась у меня как-то сразу, когда наш корабль выходил из порта и еще были видны маяк и островок, на котором раньше была таможня".

Морна возникла в конце XIX века. Изначально - это песня о муже или возлюбленном, который уехал за море, и Бог знает, вернется ли. В ней много грусти, но никогда - надрыва. Как кубинская хабанера, аргентинское танго, новоорлеанский джаз и бразильская босанова, морна тихо-мирно дожидалась в Кабо-Верде своего часа. Первые пластинки с музыкой Островов Зеленого Мыса появились в Соединенных Штатах в 30-х гг. XX столетия. Доктор Муакир Родригеш: "В Америке и Европе уже в начале прошлого века было много эмигрантов с наших островов. Так что морна там звучала - но, увы, по большей части в домах наших же соотечественников. Уверен, что и без Эворы музыка Кабо-Верде рано или поздно завоевала бы мир. Она ведь и африканская, и европейская, и латиноамериканская одновременно. Но Эвора, конечно, сделала очень много и мы ей бесконечно благодарны".

Новости партнёров