Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Россия. Сургут

Россия. Сургут

Западно-Сибирская низменность: общая площадь три миллиона квадратных километров. Наряду с Амазонской она относится к самым большим на планете. Здесь, куда ни кинь взгляд, повсюду непроходимая тайга и болота. В середине прошлого века, когда в Западной Сибири обнаружили нефть, многие этому таежному региону предрекали славу "третьего Баку". Реальность превзошла все ожидания: ни первый, ни тем более второй Баку (так в свое время окрестили Волго-Уральский нефтяной район) по запасам и сравниться не могли с месторождениями, обнаруженными недалеко от западно-сибирского города Сургута.

Одна из первых нефтяных скважин Западно-Сургутского месторождения. В 1964 г. здесь, в 15 км от Сургута, был установлен первый ШГН, то есть штангово-глубинный насос. Эти насосы нефтяники еще ласково называют "журавлями" или просто качалками. В мае 1965-го этот журавль дал первые тонны промышленной нефти. Тридцать восемь лет спустя ШГН номер 160 по-прежнему на месте и здесь по-прежнему ежесуточно добывается восемь тонн "черного золота". В начале 60-х на нефтяные месторождения Сургута ехали люди со всех концов страны. Светлана Владимировна Пырикова оказалась здесь летом 1964-го. Этот год, ставший этапным в ее биографии, она помнит почти по дням. Как поднимался среди болот таежный поселок, как радовались первым дощатым тротуарам, положенным прямо на торфяник, и как по полдня добирались от одной скважины до другой на "Уралах" и гусеничных тягачах. Светлана - бывший главный инженер компании "Сургутнефтегаз": "В зиму с шестьдесят четвертого на шестьдесят пятый год было начато строительство резервуаров Западно-Сургутского товарного парка. И к весне, к моменту начала навигации шестьдесят пятого года, западно-сургутское месторождение было введено в разработку, и эти резервуары, уже построенные к весне, к маю шестьдесят пятого года стали заполнять нефтью". Из резервуаров нефть поступала на баржи, которые доставляли ее по Оби на Омский нефтеперерабатывающий завод. Зимой, когда река замерзала, навигация прекращалась, а вместе с ней, до следующей весны, прекращалась и нефтедобыча.

Теперь все изменилось до неузнаваемости. И методы разведки, и технология извлечения нефти, и способы доставки ее потребителю, даже быт самих нефтяников. Кого раньше интересовала цена барреля нефти? Сегодня мы следим за ней с неослабным вниманием. Ведь бюджет государства формируется в основном за счет нефтяных денег. Но о том, как достаются эти баррели, большинство наших граждан имеет смутное представление. Чего тут сложного - пробурил скважину, пристыковал к ней трубу и сиди себе, нефтедоллары подсчитывай. Софья Ермакова, заведующая отделом геологического моделирования "СургутНИПИнефть": "Да, были месторождения в те далекие годы… можно было открыть кран, и шла нефть. Действительно, были очень хорошие залежи, фонтанирующие притоки были. Сегодня этого уже, к сожалению, нет. Сегодня у нас запасы большой доли трудно извлекаемые, то есть с которыми надо очень много работать, то есть сначала очень много вложить, прежде чем что-нибудь получить оттуда".

Фонтаны нефти, бьющие из земли, счастливые белозубые улыбки на черных лица буровиков, - все это осталось лишь на кинопленке и в воспоминаниях ветеранов. Бездонные подземные кладовые оказались отнюдь не бездонными. Олег Быков, главный инженер компании "Сургутнефть": "На самом деле нефть - это кирпич, пахнущий нефтью и, грубо говоря, насколько сильно он пахнет, настолько большее ее в этом кирпиче. И из этого кирпича, чтобы ее взять, необходимо создать такие условия, чтобы была определенная разница давления, только тогда она начнет выделяться". Мало того, этот кирпич надо еще найти. В последние десятилетия были разработаны весьма эффективные методы поиска нефти. Недра зондируют с помощью ударных волн, мощных электрических разрядов, пучков элементарных частиц. Данные разведки поступают в отдел геологического моделирования института "Сургут-НИИПИ-нефть". Здесь они обрабатываются и по результатам обработки для каждого района составляются карты вероятного залегания нефти. Последний этап - поисковое бурение. Только после него можно с уверенностью сказать - да, нефть здесь есть.

Буровая вышка - главный символ нефтедобычи. На ее монтаж в среднем уходит целый месяц, в нем задействовано пятнадцать-шестнадцать человек. В Западной Сибири чаще всего применяют так называемое "кустовое бурение". Это когда на одной площадке бурят сразу несколько скважин, стволы которых расходятся пучком. Таким образом, удается сэкономить немалые средства. Ведь каждая буровая площадка на торфянике - это сотни тонн насыпного грунта.

Буровая - обитаемый остров, отрезанный от внешнего мира непроходимой тайгой. На нем круглосуточно, в три смены, работают буровики. В каждой бригаде четыре человека: буровой мастер и трое рабочих. Мастер - здесь главное лицо. От его квалификации зависит качество скважины, а значит, и объем нефти, который удастся с ее помощью извлечь. Если, к примеру, при прохождении водяного пласта мастер не уследит и вода перемешается с залегающей ниже нефтью, скважина будет загублена. Само бурение - это последовательное наращивание с помощью труб бурильной колонны, на конце которой укреплено долото или фреза. Длина каждой такой трубы десять-пятнадцать метров. По мере того как долото разрушает породу, колонна все глубже уходит в землю. Василий, помощник бурового мастера: "Это то же сверло, только сверло, оно как бы винтовое, а у нас то же вооружение и два вот таких шара, которые крутятся. Они скалывают горную породу. Мы туда подаем буровой раствор, и эту горную породу мы вымываем". Глинистый раствор, который выносит на поверхность выработанную породу, охлаждает и смазывает рабочий инструмент. Вслед за колонной в скважины опускается так называемая обсадная труба. Она держит стенки и не дает грунтовым и подземным водам проникнуть в нефтяной пласт. Зазор между обсадной трубой и трубой, по которой идет нефть, заливают цементным раствором.

Буровики трудятся вахтовым методом. Кто живет в Сургуте, раз в неделю обязательно бывает дома. У тех же, кто приезжает из других регионов, вахта длится две недели, а то и месяц. Еще недавно условия жизни на буровых были, мягко говоря, неудовлетворительными. Сегодня многое изменилось. Здесь, в частности, есть и баня, и комнаты отдыха, и столовая. Бизнес-ланч на буровой стоит всего полсотни рублей: салат, суп, мясо с гарниром по выбору, плюс компот и десерт.

Когда скважина готова, в дело вновь вступают геологические службы. Специалисты определяют какими насосами и с какой скоростью следует качать нефть, чтобы максимально эффективно использовать месторождение. Добыча - это, по сути, процесс вытеснения нефти из породы при помощи воды, реже газа. Принцип прост: поскольку вода тяжелее нефти она, по мере того как ее закачивают в пласт, словно поршень толкает нефть наверх, к заборной трубе скважины. Поступающую из скважины нефтесодержащую смесь в специальных установках разделяют на собственно нефть, газ, воду и твердые примеси. Вода закачивается обратно в пласт, а очищенная нефть, говоря языком нефтяников, дожимается до товарных парков. Оттуда она поступает потребителю.

Процесс добычи контролируют специалисты центральной инженерно-технологической службы. Сегодня для этого вовсе не обязательно покидать пределы офиса. Достаточно щелкнуть мышкой компьютера, и на гигантском дисплее, называемом "видеостеной", появится интересующий вас объект. А в случае возникновения "нештатной ситуации", система сразу же оповестит дежурного инженера и сама предложит оптимальный способ устранения неисправности.

Что говорить - аварии в нефтяной отрасли не редкость. Случаются разливы нефти. На этот случай специалисты разработали комплекс мероприятий, позволяющий быстро устранить вред, нанесенный окружающей среде. Олег Быков: "Есть оборудование, которое может перекачивать собранную нефть с поверхности болот, озер, рек на какое-то расстояние, чтобы можно было уж ее откачать и вывести за пределы этого участка. То есть, да, у нас есть аварии, но мы относимся к этому действительно как к авариям. Как к небольшой катастрофе, то есть очень интенсивно организуется штаб, который ликвидирует это все дело, и каждый участок мы сдаем экологической инспекции, не только просто визуально, но еще и со сбором проб. И до тех пор, пока участок не придет к своему исконному значению, который был раньше, он остается на нашем балансе, и мы обязаны по нему отчитываться".

Пропитанный нефтью грунт отправляют в цех по переработке нефтешламов. После очистки грунт утилизируют, а извлеченную из него нефть отправляют потребителю. Но перед тем как стать товаром, нефть должна получить нечто вроде сертификата качества. Для этого в специальной лаборатории нефтедобывающей компании проводят ее физико-химический анализ. Один из самых быстрых химических анализов нефти - титрование. Говоря более простым языком, анализ на содержание воды. Для того чтобы его сделать, необходимы небольшое количество нефти, одноразовый шприц и аппарат, который называется "титратор"… Нефть сначала набирается в одноразовый шприц, после переливается в колбу титратора. Аппарат включается, и через две-три минуты на его дисплее - полная, исчерпывающая информация о том, какой процент воды содержится в нефти с той или иной скважины. Для нефтяников титрование нужно уже затем, чтобы знать, как в дальнейшем разрабатывать свои месторождения". Помимо содержания воды в лаборатории определяют плотность нефти, вязкость и процент примесей, как твердых, так и жидких. Все эти параметры должны удовлетворять определенным стандартам. Олег Быков: "Это стандарты, подразумевающие жесткий контроль над содержанием солей, содержанием воды в этой нефти. Есть легкая нефть, которая практически не требует сильной переработки. Есть тяжелая нефть, которая требует больших капиталовложений, чтобы довести ее до этого стандарта".

Западно-сибирская нефть тяжелая. И в прямом смысле, и в переносном - чем дальше, тем добывать ее тяжелей. Правда, приблизительно раз в четыре года происходит революционный скачок в технологии добычи, так что коэффициент извлечения нефти постоянно растет. Одна из таких новых технологий - зарезка боковых стволов. Олег Быков: "К примеру, существует скважина, пробуренная в конкретную точку. Вокруг нее вся нефть отобрана. Если в этой скважине пробурить дополнительный ствол и отступить метров сто подальше, там будет нефть, которую можно будет откачивать. Раньше нужно было бурить дополнительную скважину, но это было невозможно по нескольким причинам: слишком близко друг к другу они находились, слишком высокие материальные затраты". В старую скважину почти на полную ее глубину - обычно это два, два с половиной километра - опускают специальное оборудование и с помощью него под значительным углом к вертикали проходят боковой ствол. Таким образом удается добраться до места, где нефть еще не выбрана. За процессом такого криволинейного бурения следят с помощью специальных датчиков, установленных на конце колонны. Данные, с них поступающие, после обработки отображаются на экране компьютера, за которым дежурит инженер. То есть мимо нефти уже никак не проскочишь. Используют нефтяники и другое, современное оборудование, позволяющее значительно повысить коэффициент нефтеотдачи. В последнее время все чаще можно услышать разговоры о том, что ресурсы Западной Сибири истощены. Мол, все, что могли, взяли, пора уходить.

Сегодня в Сургуте добывают тринадцать процентов всей российской нефти. И поскольку благополучие края зависит прежде всего от тех, кто занят этим нелегким делом, всё лучшее здесь называют в честь работников нефтяной отрасли. Центральная улица города - улица Нефтяников. Дворец Искусств - "Нефтяник". Спортивный комплекс - снова "Нефтяник". Нетрудно догадаться, как тут окрестили центральный городской парк. Из этого нефтяного единообразия выбивается только самая крупная в городе сеть магазинов. Она называется весьма экстравагантно - "КГБ".

От затерянного среди болот таежного поселка, с которого начинался Сургут, сейчас остались лишь несколько бревенчатых изб. Нынешнему поколению горожан уже трудно себе представить, что еще четыре десятилетия назад здесь не было ничего: ни дворцов искусств, ни магазинов, ни улиц. Не было даже дорог. Свои дороги суругтяне называют золотыми, что неудивительно, ведь изначально город был основан на болотах. Чтобы проложить по болотам дороги, только представьте себе, требуется сначала снять слой торфа, установить дренажную систему. После отсыпать песок, потом положить плиты, после плиты снять, застелить всю дорогу водонепроницаемой тканью, снова подсыпать песок, потом снова плиты, на которые кладется первый слой асфальта, так называемый "черновой асфальт". И только после всего этого дорога асфальтируется начисто. То есть с точки зрения материальных затрат она и в самом деле оказывается золотой, но это тот самый случай, когда цель полностью оправдывает средства".

Шесть часов утра. Сургут только просыпается. Но центральный автовокзал города переполнен. Один за другим от него отходят автобусы. Они выстраиваются в колонны и направляются туда, за линию горизонта, где среди болот разбросаны нефтяные вышки. Земля вертится, люди работают, нефть течет. На память невольно приходят строки из песни Владимира Турианского:

"Весь мир давно в кошмарной дисгармонии
Который год все кризисы подряд
Америка в истерике, Япония в агонии
В Сургуте потихонечку бурят".

Новости партнёров