Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Германия. Резчик по дереву

Германия. Резчик по дереву

Германия - страна высоких технологий, самой лучшей в Европе банковской системы и вообще развитого капитализма. Здесь самые лучшие дороги, самые лучшие автомобили, а если вы спросите у немцев, то они вам охотно расскажут, что именно у них еще есть самое лучшее и самое современное. Но даже здесь, в этом оплоте технократической цивилизации третьего тысячелетия, сохранились, как ни странно, некоторые древние ремесла. Например, очень многие жители деревни Оберау всю жизнь занимаются тем же, чем начиная с XV века занимались их предки, - создают деревянные фигуры. Этот во всех отношениях серьезный бизнес зародился в деревне Оберау исключительно благодаря тому, что здешним жителям нечем было себя занять долгими зимними вечерами. Весной, летом и осенью они были честными землепашцами, но, когда наступала зима, делать было совершенно нечего. Оставалось или спиваться или придумать себе хоть какое-нибудь занятие.

К счастью, Оберау расположена в довольно лесистой местности, и жители деревни принялись резать игрушки из липы. А когда оказалось, что их поделки неплохо продаются, увлечение резьбой превратилось здесь в профессию. По крайней мере, так излагает историю возникновения этого промысла потомственный резчик господин Ганс Шмидт. Встретить в Германии Ганса Шмидта - это примерно то же, что встретить в России Васю Иванова. Может даже показаться, что это не настоящее имя, а приманка для туристов. Но нет, нам повезло натолкнуться на типичного немецкого сельского жителя, да еще и с типично немецким именем.

Ганс Шмидт всю жизнь прожил в одном и том же доме, в одной и той же деревне. Массовые перемещения по стране в Германии начались только после объединения ФРГ и ГДР. Сегодня жители Восточной Германии неудержимо стремятся на Запад. А те, кому не удается переехать насовсем, по крайней мере, стараются найти на западе работу. И едут на неделю на заработки, а на выходные возвращаются домой. А пять дней ютятся во времянках и терпят различные неудобства, поскольку заработная плата на Западе примерно на сорок процентов выше, чем на Востоке. Впрочем, нас это не должно удивлять, учитывая, сколько жителей Путивля или Молдавии отправляется на заработки в Москву. Только вот у нас этот феномен возник в результате распада страны, а в Германии - в результате объединения. Господин Шмидт говорит об осси (так в Германии называют восточных немцев) с некоторым высокомерным сочувствием. Да и как не посочувствовать людям, вынужденным покидать родной дом. Впрочем, надо отдать должное герру Шмидту. Он никак не может быть западногерманским шовинистом. И высокомерие его распространяется также и на весси - западных немцев. И осси, и весси в его представлении никак не дотягивают до жителей Баварии, совершенно, по его мнению, отдельной и самой лучшей области Германии, в которой ему привалило счастье родиться.

Мало того что господину Шмидту не приходится покидать родную деревню ради унизительной необходимости заработать деньги, он живет, работает и торгует в одном и том же доме. И все, кто приходит в его лавку, могут одновременно следить за процессом изготовления продукции. И своими глазами убедиться, что делается все вручную, при помощи инструментов, далеких от высокой технологии. Надо думать, что цена его изделий от этого сильно выигрывает. Ведь большая раскрашенная статуэтка стоит около двухсот евро. Впрочем, как утверждает господин Шмидт, раньше, конечно, было лучше. И дерево было лучше, и учили в школе резчиков в той же деревне Оберау гораздо лучше, и резчики, соответственно были лучше, а уж покупали-то все не в пример лучше. Была ли раньше зеленее трава и менее распущена молодежь, мы не рискнули спросить. Тем более что жалобы древореза носили характер вполне добродушный и традиционный, такой же традиционный, как его ремесло.

Но некоторый упадок торговли он объяснил вполне резонно, в отличие от прочих своих сетований. Немцы боятся тратить деньги. В отличие от нас они не привыкли к частым сменам дензнаков и очень не доверяют евро. Они просто-напросто боятся тратить деньги. Конечно, марками они тоже не разбрасывались, но, по крайней мере, понимали, что к чему. И уж в католической Баварии могли позволить себе приобрести статуэтку Девы Марии или какого-нибудь святого. А остальная (заметим, гораздо большая), протестантская, часть Германии господина Шмидта не сильно волнует. А сейчас главные его покупатели - иностранные туристы, которых гиды везут в Оберау после осмотра главной Баварской достопримечательности - замков короля Людвига II. Благо, ехать совсем недалеко. Русских туристов, правда, господин Шмидт не припоминает. Русских - очень мало. Разве что, забредают из расположенной неподалеку школы НАТО. Зачем русские приезжают в школу НАТО, резчик по дереву не знает. Вроде бы, исходя из того что войну русские выиграли, - делиться опытом. Но, с другой стороны, все в мире меняется, так что, может быть, и набираться опыта.

Кстати, о войне. В ней Ганс Шмидт участия не принимал по молодости лет - сейчас ему шестьдесят восемь. Но памятна она ему одной неприятностью. Дело в том, что жители его родной деревни в XV веке в память окончания эпидемии чумы и в благодарность за это дали обет каждые десять лет играть мистерии на тему Страстей Христовых. И с XV века ни разу этот обет не был нарушен, за исключением 1941 г. Поэтому разумный человек Ганс Шмидт, привыкший мыслить в категориях своего маленького мира, не любит нацистов.

Зато впоследствии он сам принимал участие в этих представлениях, чем очень гордится. Хотя играл там сугубо отрицательного первосвященника Каиафу. Он хранит у себя соответствующую фотографию. На фотографии изображен также его сын, которого он лицемерно осуждает и которым гораздо более искренне восхищается. Осуждает за то, что сын нарушил семейную традицию. "Я его учил, но он слишком сильный, слишком большой для этого", - объясняет гордый и, прибавим, довольно маленький отец. А гордится именно тем, что сын такой сильный и большой. В результате сын избрал профессию лесника. Что, впрочем, тоже не стало отступлением от семейных традиций. Поскольку лесником, а точнее егерем, был отец жены Ганса Шмидта. И этот тесть тоже является предметом гордости, поскольку не раз встречал в лесу короля Людвига Баварского - безумного и сказочного короля этой страны - и даже удостоился королевского рукопожатия и беседы.

Сейчас Ганс Шмидт на пенсии. Бизнес у него частный, но поскольку он вносил деньги в пенсионный фонд, ему обеспечена спокойная старость. И занимается своим делом только из любви к искусству. Ну и, конечно, потому, что лишние деньги - не помеха. Все древорезы - универсалы, но все же у каждого есть любимая тема. Раньше, в молодости Ганс Шмидт специализировался на распятиях. Сейчас спустился с небес на землю и делает игрушечные повозки. Одну большую тележку можно сделать примерно за две недели. Впрочем, точно сказать трудно, поскольку сначала он делает много колес, потом много оглоблей, потом уже лошадок, быков или ослов. А потом уже пакетно собирает повозки. В общем, сам себе маленький конвейер.

Но не забывает, конечно, и своих святых покровителей. В первую очередь Иосифа Плотника - покровителя тех, кто работает с деревом. Святую Варвару, которая покровительствует охотникам и лесникам и по совместительству опекает Баварию, поскольку в Баварии издавна было много охотников и лесников. Также почетом пользуется Святой Флориан. Святой Флориан защищает от пожара, что, конечно, важно для тех, кто всю жизнь проводит, работая с деревом. "Спаси мой дом, пусть горит дом соседа" - так мы обращаемся к Святому Флориану, шутит Ганс Шмидт. Но тут же становится серьезным. Это, конечно, шутка. Дома у нас стоят так тесно, а сухого дерева так много, что, загорись дом соседа, никому не поздоровится. В этом что-то есть - любить свой дом и потому не желать зла дому соседа...

Новости партнёров