Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Китай. Дети и старики

Китай. Дети и старики

До сего времени жизнь в Китае строится во многом по правилам, начертанным две с половиной тысячи лет назад Конфуцием. "Из всех существ, - писал мудрец, - ведущих начало от неба и земли, человек - самое благородное; а из всех обязанностей, лежащих на нем, нет большей - сыновнего послушания". Так что уважение к родителям и вообще к старшим - у китайцев в крови. В этой стране, кстати, до сих пор нет ни одного дома престарелых. В них просто нет нужды. Катхин Вэй, вероятно, единственная в Китае деревня, окруженная крепостной стеной. Расположена она минутах в сорока езды от центра Гонконга. До начала XX века вся земля в Китае принадлежала императору, и тот имел право в любой момент согнать человека с его участка. Но жителям Катхин Вэй семьсот лет назад земля была дарована в полную собственность. Сделал это, войдя на престол, император У Джо в благодарность за то, что во время междоусобицы местные крестьяне укрыли его от врагов. Механическая кукла У Джо украшает теперь государственный музей-заповедник "Океан".

Коренных жителей здесь осталось немного. Большинство из них весьма преклонного возраста. Город давно бы поглотил деревню. Но власти Гонконга не хотят лишаться столь популярного туристического объекта - все-таки здесь сохранились здания, построенные еще до английской колонизации. А потому за счет города реставрируются дома и буддийский храм XV века. Старикам, чтобы они не переселялись в город к детям, выплачивают надбавку к пенсии. Для того чтобы сфотографировать старушку на улице, надо отдать 50 долларов. Если она покажет тебе свой дом - еще 300 долларов. А чтобы она с тобой поговорила - отдай целую 1000. Это, на самом деле, не так много. Гонконгский доллар в восемь раз дешевле американского. Но все равно приварок к пенсии неплохой. Если в туристической деревне пенсионеры подрабатывают, так сказать, в области шоу-бизнеса, то в остальном Китае жизнь у них более прозаичная. Здесь нет такого понятия, как заслуженный отдых. Если китаец способен двигаться, он постарается принести в дом хоть копейку.

В середине 70-х перед началом экономических реформ средняя продолжительность жизни в Китае была почти в два раза меньшей, чем сегодня. Правда, на Хайнане и тогда старики жили долго. Ван Ли - старожил из деревни Шуэй Мань, о.Хайнань: "Честно говоря, про ту жизнь даже вспоминать не хочется. Голодали часто, обычная одежда и та была проблемой. Фабричной обуви в деревне не имел никто. А сейчас всего вдоволь, дорогу в город построили, телевизор в каждом доме. Хочется жить и жить". Высокогорная деревня Шуэй Мань даже для острова Хайнань с его мягким климатом - рекордсмен по числу долгожителей. И все они работают. Ван Ли: "В нашей деревне живет отставной военный, ему уже за восемьдесят. У военных очень хорошая пенсия и большие льготы. Но он не сидит сложа руки. Разводит птицу и свиней. Потому что если ничего не делать, то зачем тогда жить?" Мне не довелось увидеть патриархов деревни Шуэй Мань в полном составе. Они в тот день хоронили своего семидесятипятилетнего товарища. На деревенской площади я застала лишь двух старцев. Ван Ли: "Живут здесь действительно дольше, чем в других местах. Потому что мы почти вовсе не едим мяса - продавать продаем, а сами не едим. Растительная пища гораздо полезнее. Ну и потом в горах у нас много целебных трав".

Еще одному хайнаньскому долгожителю - дедушке Чжоу, семьдесят семь лет. Он владеет маленькой плантацией кокосовых пальм. Трудится на ней вся его семья, включая, конечно, и самого Чжоу. Пока собственными глазами это не увидишь, поверить, что человек почти восьмидесяти лет от роду способен с ловкостью обезьяны взлететь на пальму, - невозможно! Дедушка Чжоу считает, что силу, энергию и ловкость юноши ему удалось сохранить исключительно благодаря кокосовому молоку.

Другая деревня находится на севере острова Хайнань, неподалеку от города Уджи Шань. В ней всего полторы сотни жителей. Все они являются либо прямыми потомками, либо родственниками бабушки Ян. Глядя на деревенские дома, трудно поверить, что в таких домах до сих пор могут жить люди. Глядя на бабушку Ян, невозможно поверить, что люди могут дожить до такого возраста. Бабушке Ян 110 лет. Она говорит: всего 110. Улыбается, да и вообще живет полнокровной жизнью! Замуж бабушка Ян вышла 14 лет отроду. В 15 она родила первую дочь, которой сейчас 95. Всего у нее 9 детей, 22 внука, а сколько правнуков, она точно не помнит. Долгожительница привыкла к тому, что ее воспринимают как некий говорящий антиквариат. Не обижается - наоборот, чтобы порадовать гостей, просит родню спеть что-нибудь хором.

В Китае полтора миллиарда жителей, и позволить каждой женщине рожать, как Бабушка Ян, по девять детей, власти не могут. В 1978 г. в Китае был принят закон об ограничении рождаемости. Суть его отражена в лозунге: одна семья - один ребенок! Андрей Иванов - ученый-китаист: "В крупных городах, таких как Пекин, Шанхай, Гуанджоу и так далее, количество детей ограничено одним ребенком. Есть даже такой лозунг: Мама роди меня одного!" Власти стараются внушить китайцам, что произвести на свет девочку столь же почетно, как и мальчика. Правда, без особого успеха. Каждая китайская семья мечтает о сыне и старается родить сына. Если сначала рождаются дочки, то количество детей в семье не ограничивается до тех пор, пока не рождается сын. Особенно это характерно для сельской местности.

Сейчас закон об ограничении рождаемости соблюдается не столь сурово, как в недавнем прошлом. Особенно на Хайнане, где проживает около тридцати малочисленных народностей. Их представителям разрешено иметь до четырех детей. Существуют и другие исключения. Андрей Иванов: "Двойня - она подпадает под правило того, что это получилось естественным образом и это исправить невозможно. И никаких последствий для данной семьи не будет. Двойня будет воспитываться, как один ребенок". Обычно же за рождение без разрешения второго ребенка родителей понижают в должности и крупно штрафуют. В школе такой ребенок не будет получать дотации на рис, муку и масло, его не примут ни в один университет. По официальной статистике, в Китае один миллиард триста миллионов жителей. По неофициальной, и это, скорее всего, правда, - целых полтора миллиарда. Разница колоссальная - целых двести миллионов человек. Это больше, чем все население России. Куда же делись эти живые "мертвые" души? В основном - это дети, которых не регистрируют родители, опасаясь репрессий со стороны властей. Участь таких неучтенных, а значит бесправных, граждан незавидна. Как правило, они не получают даже самого элементарного образования. А в сегодняшнем Китае без него нормальной работы не найдешь.

Образование в Китае, от начального до высшего, платное. Школа на окраине города Санья - редкое исключение. Ее построили живущие в Канаде китайцы для бедных крестьянских детей. Учебные пособия - тоже куплены на пожертвования, а вот зарплату учителям платит государство. Знания здесь дают самые элементарные - в институт с такими не поступишь. Но рабочим устроиться можно. Гао Дун - директор благотворительной школы: "Мы делаем упор на те предметы, без которых сегодня обойтись невозможно. Это изучение иероглифов, история Китая, чтение и, самое главное, математика".

Дети относятся к занятиям очень серьезно. На уроке от доски никто глаз не посмеет отвести. Ведь учитель в Китае - это полубог. В прежние времена он мог за малейшую провинность избить ученика до полусмерти. Гао Дун: "Мы вообще не наказываем детей - только объясняем, уговариваем. Да и не за что их наказывать - школа бесплатная, учатся в ней дети из самых бедных семей, другого образования им не получить. И они держатся за эту возможность, стараются изо всех сил". Знания в китайской школе оценивают не цифрами, как это принято у нас, а иероглифами: плохо, удовлетворительно, хорошо… Тот, который означает "хорошо", состоит из двух частей-символов: женщина и ребенок.

Новости партнёров