Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Китай. Рыбаки

Китай. Рыбаки

Работавший в Китае в конце XIX века английский дипломат Генри Олбани писал в своих воспоминаниях: "Можно только удивляться, как такой многочисленный народ при периодических неурожаях и первобытности ведения хозяйства до сих пор не вымер от голода. Правда, что касается китайцев, живущих по морскому побережью, то за них можно не беспокоиться. Все что только можно достать из моря, - все идет в пищу".

Даже в Гонконге, который еще совсем недавно был колонией Великобритании, спрашивать, как называется тот или иной представитель морской фауны, смысла нет никакого. Латынь здесь не в почете, английских названий почти никто не знает, а запомнить китайские и пытаться не стоит. Одних только разновидностей креветок мне называли почти два десятка. Казалось бы, есть большая креветка, есть маленькая… Одни по пять рублей вчера, другие по три, но сегодня. Так нет, китайцы их еще как-то различают, наверное, по выражению лица.

Главный рыбный рынок Гонконга просыпается еще до рассвета, когда рыбаки начинают сгружать со своих суденышек ночной улов. Кстати, почему рынок называется рыбным, не совсем ясно. Рыбы на нем относительно немного. В основном морские гребешки, рапаны, устрицы, крабы, каракатицы, осьминоги, креветки, лобстеры, омары… Прямо хоть проводи здесь школьные уроки по зоологии. Постигнуть законы, по которым живет это торжище, обычному человеку явно не под силу. Какое-то мельтешение с перетаскиванием ящиков с места на место, сортировкой, промывкой… Кто у кого что покупает и куда это потом девается - загадка.

Рыбацкие лодкиРыбаки только привозят сюда свой товар и, практически не торгуясь, сдают оптовым торговцам. Платят им по весу. И весьма немного. Оптовики сортируют всех этих тварей - ракушка к ракушке, омара к омару… Строго по размеру, потому что крупные омары дороже средних, а те, соответственно, - мелких. Затем раскладывают в тару. И по ходу дела внимательно следят, чтобы морским обитателям было тепло и сыро, чтоб они были живее всех живых и излучали оптимизм. А то помрет какой-нибудь лобстер собственной смертью, и все - кроме кошки никто на него не позарится. Можно, конечно, товар заморозить, но даже последний нищий в Гонконге, если такового конечно, удастся найти, ничего мороженого есть не станет.

В результате этих не слишком хитрых манипуляций цена морского товара возрастает минимум в два, а максимум в семь раз. Все это сильно напоминает знаменитый одесский привоз, где корзина черноморских бычков стоит значительно дороже, чем когда ее покупаешь непосредственно у рыбаков. Но одесситам гонконгский рыбный рынок явно пришелся бы не по вкусу. Как говорят в Одессе: я вижу рынок, но не слышу базара! Здесь не торгуются в привычном понимании этого слова. Хотя бы потому, что покупатели чаще всего даже не видят продавцов.

Все сделки заключаются по мобильному телефону. Покупатели - владельцы Гонконгских ресторанов, договариваются с оптовиками о цене и посылают на рынок служащих. Тем остается только погрузить товар на машину, снабженную специальным аппаратом, который гонит воздух по трубкам в аквариумы. Это чтобы нежные морские жители не задохнулись в дороге. И никаких наличных! Все через банк. Случаев, когда покупатель не расплатился с продавцом, не бывало - рыбный рынок в Гонконге один и, раз кого-то обманув, репутацию погубишь навсегда.

Рыбные рестораны Гонконга - это не только праздник для гурмана. Это еще и отдельный туристический аттракцион. Совсем не обязательно что-то заказывать, можно просто сфотографироваться с приглянувшимся вам морским гадом. Ну а если вы все же хотите отведать чего-нибудь морского, то можете сами выбрать жертву своего чревоугодия. И даже пообщаться с ней. На прощание. Но перед тем как сказать бедному животному последнее "прости" и отправить его на кухню, внимательно ознакомьтесь с левым столбцом в меню. Там, где цены. Они в рыбных гонконгских ресторанах имеют обыкновение неприятно удивлять. Полный обед с шестью переменами обойдется приблизительно в триста долларов США. Самый дешевый вариант - рыба в кляре с овощами - стоит полсотни.

Теперь я точно знаю, как выглядит преисподняя или то, что принято называть "адской кухней". Мало того, что все здесь в дыму и кругом котлы с кипящим маслом, так еще и живую плоть тут терзают самым безжалостным образом. Вообще-то китайские повара не склонны делиться с клиентами своими кулинарными секретами. Но для меня Томас Ван сделал исключение. И даже позволил немного побыть на подхвате. Впрочем, китайский Ватель ничем не рисковал - действовал он с такой скоростью, что уследить за его манипуляциями не представлялось возможным. Основные принципы китайской кухни я, правда, сумела усвоить. Все готовится на очень сильном огне, но за считанные секунды, чтобы тепловой обработкой не погубить естественный вкус продукта.

Практически все ингредиенты обжариваются в растительном масле с добавлением соевого соуса. Наши хозяйки пришли бы в ужас, если бы увидели, как китайский повар, подержав несколько мгновений пару креветок в полулитре кипящего масла, тут же его выливает, а казан споласкивает кипятком. Пока Томас готовил одну-единственную рыбину, он спустил в канализацию почти литр оливкового масла! Женщин в гонконгских ресторанах к плите не допускают. Я, во всяком случае, не видела ни одной. Максимум, что им доверяют - это роль посудомойки, реже официантки. Теперь я понимаю почему…

Любая китайская трапеза начинается с чая. А заканчивается супом. Но поскольку редкий европеец способен перепробовать даже половину тех блюд, которые в здешних ресторанах подают за обедом, то китайского супчика я так и не отведала.
 
Рыболовов-любителей на набережной Гонконга множество. Меж тем профессиональные рыбаки наряду с актерами и цирюльниками издревле считались в Китае людьми второго сорта. Одно из объяснений - все дело в их кочевом образе жизни - "по морям, по волнам, нынче здесь завтра - там". В общем, относились к ним так, как к цыганам в дореволюционной России, - с опаской и неприязнью. Судя по тому, с каким плохо скрываемым пренебрежением здесь смотрят на представителей народности танка, этот предрассудок до сих пор не изжит. Танка перебрались на побережье из материковой провинции Кантон в IX веке н. э. И с тех пор живут в домах на воде и ловят рыбу. Чан Цью Тай - рыбак народности "танка": "Моему дому больше пятидесяти лет, его строил еще мой дед. Сейчас в нем живут: моя мама Чон Ю, я с женой и трое наших детей. Хоромы не больно роскошные, особенно для такого богатого города. Зато мы платим только за электричество, воду, которую нам привозят и мусор, который от нас увозят. Выходит не более 100 $ США в месяц. И это в самом центре Гонконга". На меня это обиталище произвело тяжелое впечатление. Даже не убогим убранством, а размером комнатушек, где живут, спят и делают уроки дети Чан Цью Тая. Кроме кроватей и мешков с барахлом в них ничего не помещается. Плавучий дом народности танка называется тенг-цай. Сегодня здесь есть телевизор, холодильник, кондиционер. Есть даже телефон, правда, старенький. Но танка по-прежнему предпочитают жить на воде. Раньше это было вызвано тем, что людям танка запрещено было селиться на земле - строить дома, отдавать детей в школу.

Гонконг кричаще богатый город. Золотой унитаз из анекдота здесь обрел материальность. Его услугами может воспользоваться любой, кто посетит в самом крупном местном ювелирном магазине туалетную комнату. О таких роскошествах Чан Цью Тай, конечно, не мечтает, но чтобы его дети прожили всю жизнь на воде, тоже не хочет. Чан Цью Тай: "В моем детстве и помыслить нельзя было, что танка может выбрать какой-то другую жизненную стезю, кроме как стать рыбаком. А теперь мои дети учатся в нормальной школе. У них есть друзья, живущие в нормальных квартирах. Они хорошо знают компьютер - это обычные, современные дети. Они пробьются в этой жизни. Я уверен".

Впрочем, вполне может случиться, что дети Чан Цью Тая даже если очень захотят, профессию рыбака выбрать не смогут. Все меньше рыбы и морепродуктов ловят в море и все больше выращивают на специальных фермах. Гурманы, правда, утверждают, что вкус у искусственно выращенной рыбы не тот. Но им никто не мешает покупать за бешеные деньги морепродукты, добытые со дна морского. Традиционные рыбацкие деревни с домами на сваях в окрестностях Гонконга потихоньку умирают. Деревня Тай О, вероятно, из них самая старая, ей не меньше 1 000 лет. Рыбу в ней еще продолжают ловить, но главным образом для туристов.

Новости партнёров