Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Птички по вызову

В жизни животных всегда есть место и супружеской верности, и коварной измене

Самцы многих видов южноамериканских колибри совершенно не интересуются воспитанием потомства, проводя время на рыцарских турнирах и выискивая нектар повкуснее, в том числе в специальных кормушках. Однако постоянная жаркая погода и изобилие корма позволяют самкам вырастить молодняк и без помощи самцов. Фото (Creative Commons license): rainy city

Сексуальное поведение человека не идет ни в какое сравнение с богатым миром «животных страстей». Только в этом мире можно найти пример «вечной любви», когда два существа навсегда сливаются в одно целое, познакомиться с «мужьями», которые вынашивают детей, и «женами», содержащими гарем…

Говорят, когда приходит весна, женщины впадают в депрессию, а мужчины испытывают прилив сил и постоянно в кого-нибудь влюбляются. Судя по выражению лиц, с которым они посматривают на девушек в мини-юбках, так оно и есть. Но их весеннее поведение кажется мне скучным и однообразным (да простят меня мужчины), чего не скажешь о поведении птиц. Достаточно заглянуть в лес, чтобы стать свидетелем семейных «разборок» дятлов, понаблюдать за строительством гнезд грачами и послушать групповое пение щеглов. 

«Шведские семьи», промискуитет (беспорядочные половые связи), гаремы, многомужество, изнасилования и даже проституцию первыми изобрели вовсе не люди, а птицы и некоторые другие животные. Каким бы странным и «развратным» не казалось нам брачное поведение животных, оно служит только одной высокой цели — повысить выживаемость потомства и обрести бессмертие в генах детей. 

Человечество в массе своей тоже не лишено желания «плодиться и размножаться», но наше общество устроено сложнее, и многим приходится скрывать свои успехи в этой области. Вспомним хотя бы недавний скандал с участием губернатора (теперь уже ушедшего в отставку) штата Нью-Йорк Элиота Спитцера (Eliot Spitzer). Не будем обсуждать, допустимо ли отцу троих детей обманывать жену и посещать VIP-бордель, но совершенно ясно, что тратить на подобные развлечения деньги налогоплательщиков (около $80 тыс.) — это преступление. А рассказывать им при этом о необходимости вести беспощадную борьбу с проституцией — это лицемерие. 

Каждый раз, когда я слышу о подобном скандале или когда в нашей Думе ломают голову, что есть эротика, а что — порнография, я вспоминаю фильм Милоша Формана «Народ против Ларри Флинта» (The People vs. Larry Flynt). Эта уникальная по своей смелости драма с юмором повествует об основателе «непристойного» журнала «Hustler» и о том, как он «взорвал» судебную систему США. Вслед за Ларри Флинтом я удивляюсь: почему внебрачные связи аморальнее войны? Почему амурные похождения политика — это скандал, а разработка новых видов оружия — нет?

 
Венесуэльский амазон (Amazona amazonica) — образец примерного семьянина. 26 дней самка насиживает яйца, а самец кормит ее. Даже в стрессовых условиях при содержании в неволе самец редко бывает агрессивен по отношению к самке. Фото автора

Однако вернемся к тем, у кого на первом месте любовь, а не война. Благодаря исследованиям ДНК животные удивляют нас новыми секс-рекордами…

В поисках лебединой верности

Долгое время считалось, что большинство птиц моногамны, поэтому их приводили в качестве примера абсолютной верности. Новейшие генетические исследования показали, что нередко самцы выращивают птенцов, прижитых самкой «на стороне», и даже не подозревают об этом. 

Ранее нам была неизвестна «аморальная» сторона жизни птиц, потому что наблюдать за ними нелегко. Любой, кто пробовал сидеть целыми днями под кустом и следить за мухоловками-пеструшками или овсянками, поймет, что я имею в виду. Теперь не нужно выслеживать по всему лесу вторую «жену» самца мухоловки-пеструшки — достаточно провести анализ ДНК птенцов из гнезд, находящихся неподалеку от дуплянки «законной» супруги. 

Выяснилось, что по-настоящему моногамны (не только в социальном, но и в сексуальном плане) лишь немногие животные — к примеру, калифорнийские хомячки, королевские белоклювые дятлы, журавли, некоторые виды попугаев, лебеди-шипуны (не путать с кликунами и черными лебедями), белоглазка серебряная (крохотная певчая птица). Более того, если один из партнеров погибает от руки охотника, то случается, что журавли, попугаи и лебеди впадают в «депрессию». Любопытно, что символ верности — лебедь-шипун (Cygnus olor) — не умеет издавать никаких звуков, кроме шипения, и, стало быть, нам не суждено услышать «лебединую песнь». 

Моногамные животные соблюдают верность супругу не только из-за «великой любви» (как в случае с попугаями-неразлучниками), но и потому, что им просто некуда деваться. Самочка калифорнийского хомячка (Peromyscus californicus) постоянно рожает детей, а самец их воспитывает — какие уж тут «загулы»! Самцу морского конька тоже не до развлечений — взяв у самки яйцеклетки, он сам «беременеет», вынашивая детишек в выводковой камере. 

Галкам и лебедям-шипунам выгоднее «помолвиться» ещё в юности, а через пару лет «пожениться», чем тратить энергию на беспорядочные связи. Самки коноплянок (Carduelis cannabina) — пестрых певчих птичек — и рады бы сходить «налево», поскольку живут они смешанными коллективами, но самцы им этого не позволяют. Розовогрудые «мужья» постоянно следят за своими «женами», в буквальном смысле мельтеша у них перед носом. 

Однако главная премия за «верность традициям» принадлежит вовсе не птицам, а червям. Спайник, или диплозоон удивительный (Diplozoon paradoxum) — паразит жабр карповых рыб. Повстречав друг друга, два спайника заключают пожизненный «брак» — спариваясь, они срастаются друг с другом, причем все системы органов, кроме половой, сохраняют самостоятельность. Если юный диплозоон не находит себе пару, он погибает. 

Пока муж в командировке…

Даже самые «свободные» отношения у животных по сути таковыми не являются. Самки спариваются не со всеми самцами подряд, а лишь с теми, от которых может быть польза для потомства — скажем, у этих самцов есть роскошные «домики на Рублевке» (охраняемые участки в удачном месте) или они отличаются от других силой, ловкостью, красотой, умением преподнести подарки. 

Некоторые самцы настолько привлекательны для самок, что даже подвергаются с их стороны насилию! Не секрет, что в колониях цапель, ласточек, альбатросов как только «муж уезжает в командировку», то есть улетает за едой, самка рискует быть изнасилованной соседом. 

Когда самцы топи (Damaliscus lunatus) устают от своих докучливых подруг, им приходится либо прогонять их, либо убегать подальше самим. Социальное поведение топи очень разнообразно и отличается в разных популяциях. Одни самцы захватывают участки — леки, другие захватывают гаремы по 50–80 самок. Драки между самцами, как правило, не кровопролитны — один самец просто пытается повалить другого на землю. Фото (Creative Commons license): Stig Nygaard

Но то, что самки могут преследовать самцов, и тем приходится отбиваться — это что-то новенькое. Совсем недавно выяснилось, что самки африканских антилоп-топи (Damaliscus lunatus) до того изматывают самцов, что те вынуждены прогонять нахалок. «Домогательству» подвергаются только самцы, охраняющие самые удачно расположенные «леки» — участки саванны. Чтобы получить такой «лек», самцы конкурируют между собой, и, следовательно, победитель — самый сильный и ловкий, что и нужно самкам. 

Система «леков» широко распространена в природе, причем иногда владельцами участков являются не самцы, а самки. Типичный пример — семейная жизнь якан (Jacanae). Многие любители природы наверняка видели этих удивительных созданий где-нибудь в программе «В мире животных», а мне посчастливилось наблюдать за ними в Юго-Восточной Азии. 

У якан длинные ноги, длинные хвосты и очень длинные тонкие пальцы, с помощью которых они бегают по листьям кувшинок, словно на водных лыжах. Если потревожить якану, она собирает своих птенцов под крылья и бежит в укрытие, тревожно покрикивая «к-рр». Хотя это и драматический момент, но все же трудно удержаться от смеха при виде крохотных ножек птенцов, выглядывающих из-под крыльев яканы. 

Самки якан крупнее самцов и более ярко окрашены. Эти отчаянные «дамы» захватывают отдельные участки болота или озера и завлекают туда двух-трех самцов. Самцы строят гнезда, самка откладывает яйца, и «мужья» их насиживают. Когда к самцу приближается чужая самка, то он зовет на помощь законную «супругу», и вместе они прогоняют захватчицу. Если этого не сделать, то она может расклевать кладку и увести самца. Надо сказать, что мужским гаремом владеют только самые активные самки, те же, которым не удается отхватить хороший участок, остаются одинокими. 

Жизнь австралийской гребенчатой яканы (Irediparra gallinacea) нелегка — прежде чем приступить к охране своего участка, нужно его найти. С каждым годом это все труднее сделать, поскольку болота осушаются. В результате якана попала в Красную книгу. Фото (Creative Commons license): Jon Connell

Гаремы — это своего рода постоянные отношения, в которых нет ничего странного. Гораздо удивительнее, когда в одной и той же популяции существуют разные формы связей. Так, в ботаническом саду Кембриджа ученые обнаружили, что лесные завирушки (певчие птицы Prunella modularis) предпочитают разнообразие. Наряду с моногамией они практикуют полиандрию (три самца на одну самку), полигинию (один самец и несколько самок) и коммунальный брак (два самца и две самки, два самца и четыре самки). Не обошлось в популяции и без холостяков, которым не до «женитьбы».

Все самцы завирушек — на одно «лицо», а вот жукам-навозникам Onthophagus taurus, вернее, ученым, которые за ними наблюдают, повезло больше — самцы этого вида жуков бывают двух типов. Условно их можно назвать стражниками и любовниками. По меткому замечанию Юрия Симакова, автора книги «Удивительный мир животных. Секреты сексуального поведения», у стражников есть на голове рога и в прямом, и в переносном смысле. 

Стражники отвоевывают себе самку в жестоких поединках с такими же «рогачами». Стражник помогает «жене» рыть норку и приносить туда навоз — корм для будущих детей. Любовники мельче, рогов у них нет, да и численностью этот тип уступает стражникам. Стражники моногамны, из дома они отлучаются только в «командировки» за навозом, а в это время любовники тайно проникают в дом… 

Первая древнейшая

В новой книге зоолога Владимира Паевского «Пернатые многоженцы. Браки, измены и разводы в мире птиц» приводится интересный пример «проституции» у пернатых. Взрослые самцы самых маленьких и красивых птиц мира — колибри — захватывают себе лучшие группы цветов, нектаром которых питаются. Они охраняют эти цветки, прогоняя насекомых и других пташек. 

Однажды орнитолог Ларри Вольф (Larry L. Wolf), изучая жизнь гранатового колибри острова Доминика, увидел, что самка, уставшая питаться на бедных нектаром цветах, решилась пойти на хитрость — она стала принимать перед самцом приглашающие позы сексуального поведения. В результате он разрешил ей кормиться на его цветах, причем происходило все это задолго до начала сезона гнездования. 

Другой пример птичьей «любви за деньги» приводит «New York Times» в своей публикации, приуроченной к отставке вышеупомянутого губернатора. Исследователи из польского Университета Адама Мицкевича (Adam Mickiewicz University) и чешского Университета Южной Богемии (University of South Bohemia) наблюдали за личной жизнью серых сорокопутов. Самцы этих птиц преподносят своим подругам так называемые свадебные подарки — накалывают на колючки куста, где живет дама сердца, мышей, мелких птичек, ящериц, саранчу и других крупных насекомых. Если же самец задумывает вечером сходить «налево», он вручает малознакомой самке более крупный «шашлычок», чем тот, что он подарил утром жене. 

Шимпанзе-бонобо стали знаменитыми в мире людей благодаря своему сексуальному поведению. Бонобо практикуют все виды сексуальных отношений, в том числе «гостевой брак» и нежную любовь одних самок к другим. Фото (Creative Commons license): John Moose

У приматов, в частности у шимпанзе бонобо, известных своими беспорядочными половыми связями, секс может служить для снятия социального напряжения в группе. Все развлекаются со всеми совершенно безвозмездно. Но не таковы длиннохвостые макаки, о чем недавно сообщил Майкл Гумерт (Michael D. Gumert) из Технологического университета Наньянг (Nanyang Technological University) в Сингапуре. Он наблюдал за макаками в Центральном Калимантане (Индонезия), после чего выступил с докладом «Плата за секс и брачный рынок у макак» (Payment for sex in a macaque mating market). Самцы «оплачивали» интимные услуги самок, ухаживая за их телом. Лишь самец, хорошенько почистивший шерсть «дамы», мог претендовать на близость с ней.

Однако не только «разврат» встречается в мире животных, но и альтруизм — так называемое помощничество. В дикой природе детенышей повсюду подстерегают опасности, поэтому, чем больше нянек — тем лучше. У некоторых видов птиц (кокардовый дятел, костариканская кукушка, печники) сыновья предыдущих выводков пары помогают высиживать, выкармливать и охранять птенцов. В семье манорины-колокольчика бывает до двадцати восьми помощников, хотя птенцов в гнезде всего два-три. 

У гиеновых собак (Lycaon pictus) редкие стычки доминирующей самки и подчиненных самок бывают довольно жестоки и кровопролитны, но, несмотря ни на что, за детенышами альфа-самки присматривает вся группа. Кстати, охотятся они тоже коллективно и позволяют молодым животным поесть первыми. Похоже, поговорка «У семи нянек дитя без глазу» — это только про людей…

Ольга Кувыкина, 02.06.2008

 

Новости партнёров