Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Оплата по программе

Стоимость университетских курсов в США будет дифференцироваться в зависимости от ожидаемых доходов выпускников

  
В университете штата Канзас уже десять лет существует система дифференцированной оплаты за учебу. Получить инженерную специальность там стоит дороже, чем стать магистром или доктором истории. Фото: Aaron Paden , KU University Relations © The University of Kansas/Office of University Relations

Российская конституция гарантирует каждому гражданину право на бесплатное высшее образование. Деление специальностей на «престижные» и «непрестижные» возникло у нас одновременно с появлением платы за обучение. Именно поэтому для всех кажется естественным, что студенты факультетов управления и юриспруденции должны вкладывать в учебу намного больше средств, чем будущие культурологи и социологи, обучающиеся в том же вузе: ведь первых ждет богатый выбор высокооплачиваемых рабочих мест, а для вторых нет иного пути в работе по специальности, кроме преподавания и научной деятельности при мизерном финансировании. В США тема дифференцированной оплаты за обучение была воспринята достаточно серьезно и стала поводом для пространной статьи в «Нью-Йорк Таймс».

Летом 2007 года учащиеся бизнес-школы Висконсинского университета (School of Business, University of Wisconsin) узнали, что, начиная с нового семестра, они будут платить за учебу на пятьсот долларов больше, чем студенты других факультетов. Университет штата Аризоны (Arizona State University) тоже решил повысить стоимость учебы для некоторых студентов: теперь старшекурсники, изучающие журналистику, должны будут выплачивать за семестр не $2400 с небольшим, как все остальные, а $2650. А студенты инженерно-технического факультета университета Небраски (College of Engineering at University of Nebraska) с 2006 года должны к плате за учебу добавлять по сорок долларов за каждый учебный час. В будущем эти тарифы, скорее всего, будут повышаться.

Чем же вызваны такие меры? Преподаватели государственных учебных заведений требуют повышения зарплаты, да и специализированное учебное оборудование стоит недешево. Законодательные акты, регулирующие плату за учебу, обойти довольно трудно: приходится действовать избирательно. Это вызывает критику со стороны академического сообщества: если уж повышать цену обучения, то на всех факультетах сразу, — «иначе все небогатые студенты вместо бизнеса и машиностроения вынуждены будут изучать что-нибудь вроде истории» (это слова Ричарда В. Ларивьера (Richard W. Lariviere), проректора Канзасского университета (University of Kansas), в котором система дифференцированной оплаты за учебу была введена ещё в начале девяностых). 

К тому же это может отразиться на тех студентах, которые, согласно американской учебной традиции, помимо основной специальности (major) получают и побочную, второстепенную (minor) — например, второй специализацией студента-биолога может стать иностранный язык. Преподаватели боятся, что студенты лишатся возможности получить всестороннее образование и перестанут ощущать себя частью единого организма, которым всегда являлся типичный американский университет.

  
Профессор Катрин Шеной в университете Канзаса учит студентов вести бизнес. Фото: Doug Koch , KU University Relations © The University of Kansas/Office of University Relations
«Я хочу, чтобы мои студенты дополнительно изучали гуманитарные и общественные науки, — говорил декан инженерно-технического факультета университета штата Айовы (College of Engineering at Iowa State University) Марк Дж. Кушнер (Mark J. Kushner) корреспонденту газеты „Нью-Йорк Таймс“ Джонатану Глейтеру. — Возьмем, например, такую проблему, как глобальное изменение климата — для её понимания недостаточно одних научно-технических дисциплин. Здесь и социология, и экономика, и политика. К тому же беда в том, что общество перестало видеть самоценность образования и воспринимает его лишь как средство обогащения. Ещё лет десять-пятнадцать назад государство брало на себя львиную долю расходов по обучению студентов в государственных университетах, понимая, что эти расходы пойдут на пользу всему обществу. К сожалению, сейчас все изменилось».

Для россиян вложение средств в образование — это далеко не обязательно лишь плата за учебу по официальному тарифу. В статье сетевого издания «Газета.Ru», озаглавленной «Платное образование как альтернатива взятке», приводятся данные, собранные исследователями Высшей школы экономики (ВШЭ). На протяжении одного года они изучали экономическую составляющую российской системы образования, для чего опросили более двух с половиной тысяч человек. Согласно этим данным, 32 процента респондентов называют взятку решающим для поступления в вуз фактором. При этом в готовности её заплатить признаются 38 процентов. 36 процентов опрошенных считают важными факторами занятия с репетиторами — которые, как правило, не скрывают своей принадлежности к членам приемной комиссии, — и подготовительные курсы при соответствующем институте. Эти услуги, по сути, также являются не чем иным, как платой за бесплатное образование — узаконенной, хотя и незаконной.

Российские государственные университеты, которые противопоставляются «коммерческим» и по-прежнему считаются гораздо более престижными, с началом эпохи капитализма перешли на «смешанную» систему: помимо мест, финансируемых из бюджета, выделяется также определенное количество платных — как предполагается, для тех абитуриентов, которые неудачно прошли вступительные испытания. На деле же места из обоих секторов тасуются и резервируются, а некоторых поступающих, сдававших экзамены на «непрестижные» факультеты, с началом учебного года зачисляют совсем на другие специальности. Иногда не совсем удачное проведение подобных комбинаций на определенных факультетах заканчивается недобором, и зачастую только в этом случае абитуриент получает возможность быть зачисленным в университет бесплатно.

  
Российские классические университеты по призыву из МГУ объединились в ассоциацию, возглавляемую Виктором Антоновичем Садовничим. Ассоциация всячески противится коммерциализации высшего образования. Фото (Creative Commons license): Elias Bizannes

Министерство образования РФ предлагает решить эту проблему такими мерами, как введение единого государственного экзамена и так называемого «целевого приема», при котором нуждающиеся студенты определенных «необходимых» специальностей (каких именно — не вполне ясно) будут получать от государства субсидии для учебы, после чего обязуются либо несколько лет работать по специальности, либо вернуть деньги. Но ведь «финансовые обязательства» не снимаются со студента и после успешного поступления в университет: если на одних факультетах учащиеся должны платить за возможность исправить плохую оценку, то на других, более престижных — уже за один допуск к экзамену или зачету. Не честнее ли и в самом деле покончить с этой двойственной ситуацией, сделав высшее образование целиком платным?

Для жителей США, которые не оставили без внимания проблему разницы в оплате учебы на различных факультетах, бесплатное образование возможно лишь в некоем идеальном мире. «Университет — это большая финансовая корпорация», «высокие цены — естественное следствие большого спроса», «за все в этой жизни необходимо платить» — таковы мнения американцев на этот счет. В Америке, где очень важно понятие «value for money» («соотношение цены и качества»), считается также, что только человек, заплативший за свое образование несколько десятков тысяч долларов, может с должной серьезностью относиться к учебе. Это полностью противоречит представлению о студентах-платниках, сложившемуся в России: преподаватели сетуют на прогулы и неуспеваемость учащихся на коммерческой основе, которые руководствуются принципом «раз заплачено — не выгонят». Это неудивительно: если в России образование студента практически всегда оплачивается из кармана его родителей, то в США учащийся, как правило, вынужден сам думать о грантах, ссудах из банка и источниках денег на повседневные расходы — самостоятельная жизнь для него начинается одновременно с окончанием школы. 

В Европе ситуация с высшим образованием довольно неоднородна. В Германии оно вплоть до недавнего времени было бесплатным, а условия для учебы — настолько благоприятными, что некоторые великовозрастные студенты на многие годы задерживались в университетах, бесконечно заваливая и пересдавая различные дисциплины. Сейчас вводится система, при которой студент должен будет платить за учебу, если нарушит определенный лимит времени, назначенный для получения образования. Вместе с тем федеральный закон, запрещавший брать со студентов деньги за учебу, в 2005 году был признан в Германии неконституционным, и многие земли уже объявили о вводе платы за обучение. Это решение зрело давно: не помогли даже многотысячные демонстрации студентов, которые ещё в девяностые годы начали протестовать против этого возможного шага.

Образование пока бесплатно в скандинавских странах победившего «капиталистического социализма», где равные условия для всех достигаются чрезвычайно высоким налогообложением. Однако и там задумываются о переменах: учебу хотят сделать платной для многочисленных иностранных студентов, которые пользуются благами скандинавской общественной модели, ничего не привнося взамен. Но за обучение не нужно платить и в гораздо более бедных странах Европы: таких, как Польша, где случаи обнаружения взяточничества при приеме в вуз никогда не проходят без крупных скандалов в прессе

  
«Высшее образование должно оставаться бесплатным!» — требуют немецкие студенты. Но — пока тщетно! Фото (Creative Commons license): Till Dettmering

«Если бы государство полностью не оплатило мое юридическое образование, я бы сейчас работала продавщицей» — эти часто цитируемые слова Шери Блэр (Cherie Blair), супруги бывшего британского премьер-министра Тони Блэра, вызвали в Великобритании бурную общественную реакцию: ведь в 2004 году находящиеся у власти лейбористы, издавна называвшие себя блюстителями интересов простых англичан, объявили о повышении верхней границы платы за учебу с тысячи двухсот фунтов стерлингов до трех тысяч, которое вступило в силу в 2006 году. Впрочем, американский журнал The Economist в своем обзоре, который посвящен проблемам высшего образования и показательно озаглавлен «The brain business» («Интеллектуальный бизнес»), называет пример Британии «выдающимся исключением на общем фоне европейского самодовольства и упадка», так как государство не вправе мешать образовательным учреждениям получать со студентов столько денег, сколько требуется для успешного функционирования. Америка считает свою университетскую систему лучшей в мире, не упоминая об экономических различиях и предпочитая говорить о «циркуляции научного знания» вместо пресловутой «утечки умов» (brain drain): ведь 70 процентов нобелевских лауреатов представляют американские университеты. В США также гордятся высоким процентом обучающихся в вузах представителей самых различных меньшинств, от расовых до возрастных, и считают устные вступительные экзамены чем-то из Средневековья — но критикуют европейские правительства за то, что они не дают своим университетам возможности самим выбирать, кого учить. 

Таким образом, всеобщая глобализация затрагивает и систему высшего образования — и правительства многих стран мира с облегчением идут глобализации навстречу, предоставляя высшие учебные заведения самим себе и часто не задумываясь о том, к каким переменам в обществе это может привести. Университеты, кажется, тоже не сопротивляются всемирной унификации финансовой модели по американскому образцу, в лучшем случае мечтая о будущем волшебном превращении в новые гарварды и стэнфорды, а в худшем — о денежных вливаниях на личные счета преподавателей, которые будут поступать прямо сейчас. Времена стремительно меняются. И возможно, что процесс развития личности, передача знаний от поколения к поколению, сохранение культуры, формирование мировоззрения, — то есть все традиционные определения понятия «образование», — это сейчас действительно не что иное, как просто «brain business»: «торговля мозгами».

Читайте также в журнале «Вокруг Света»:

 

Анна Фартушная, 01.09.2007

 

Новости партнёров