Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Врожденная любовь к риску

Если опасность — в особенности, грозящую детям, — не удается избежать, её надо постараться направить в цивилизованное русло

  
Едва пошедшие в школу дети уже проявляют ловкость и сноровку во владении довольно искушенным спортивным снарядом, которым позавидует любой взрослый. Это не только подразумевает определенные врожденные способности. Это означает, кроме всего прочего, что он тратит на это слишком много времени. Фото (Creative Commons license): Bjoern Soederqvist

Что заставляет молодых ребят и девчонок рисковать собственной жизнью и здоровьем, занимаясь экстремальными видами спорта?

Популярность экстремальных, или как их ещё называют, альтернативных видов спорта год от года набирает обороты, причем темпы роста действительно поражают воображение. Например, в США, по данным Международной ассоциации производителей спортивных товаров SGMA International, в 2004 году сноубордом занималось 7 110 000 человек, на роликах каталось 17 348 000 человек, гоняли на скейтах 11 592 000 человек. За последние несколько лет количество экстремалов в некоторых видах спорта увеличилось более чем на 100–300%! И такой прирост отчасти стал возможен благодаря детям и подросткам, ведь согласно исследованию детского спортивного журнала Sports Illustrated for Kids, 57% американских детей (12–19 лет) интересуются экстремальным спортом. В той же Америке средний возраст скалолазов составляет 20 лет, а большинство вейкбордеров — это молодые ребята 12-24 лет. Похожая картина и в Великобритании, где 22,7% катающихся на BMX или горных велосипедах и 27,5% катающихся на скейтборде — подростки в возрасте от 11 до 19 лет. 

Ежегодно проходят десятки различных мероприятий по альтернативным видам спорта для детей и подростков, например, 14 июля в Европе стартовал Oxbow kids' week, спортивный лагерь и соревнования по сноубордингу, лыжному фристайлу и серфингу среди детей до 16 лет. А чуть позже, в августе, в США в 13-й раз пройдет одно из самых известных в мире экстрима соревнований — X Games (для почитателей адреналиновых видов спорта это сродни Олимпиаде). И, судя по прошедшим играм, многие спортсмены (в том числе и медалисты) там будут не старше 20. 

Ещё можно понять взрослых, много повидавших и многого достигших в своей жизни людей, бросающихся в пучину риска ради получения новых ощущений и ухода от обыденности. Но в детском и подростковом возрасте обыденность на тебя ещё не давит, да и все вокруг кажется новым и необычным. Так что же все-таки заставляет совсем юных ребятишек заниматься альтернативными (и довольно опасными) видами спорта?

Экстремальные гены

Раньше считалось, что внутренняя структура головного мозга человека окончательно складывается к 12 годам, однако позже нейробиологи выяснили, что человеческий мозг продолжает развиваться до 25 лет (а последние американские исследования, кстати, называют и более поздний возраст — почти под пятьдесят). В подростковый период, лет в 12–16, активно формируются области, отвечающие за рациональное мышление, самоконтроль и планирование. Это время для наблюдения, познания, риска, испытания своих способностей. Отчасти это оправдывает детскую любознательность и стремление любым способом получать новые ощущения. Однако невозможно не заметить, что у некоторых детей жажда экстрима буквально «в крови». Они будто рождаются с желанием совершить какой-нибудь отчаянный поступок. Пытаясь понять причину такого рискованного поведения, ученые залезли в святая святых человека — генетический код.

  
Людям Т-типа необходимо искусственно исправить нарушения естественного метаболизма. Фото (Creative Commons license): melyviz

В 1987 году американское федеральное правительство наконец обеспокоилось высокой смертностью подростков от несчастных случаев. Сомнительные развлечения с большим отрывом лидировали в списке главных причин гибели несовершеннолетних. Ученые получили большие гранты для проведения исследований экстремального поведения подростков. Для них уже существовал и довольной эффективный инструментарий — теория «поиска ощущений» («sensation seeking»), созданная в конце 1950-х Марвином Цукерманом (Marvin Zuckerman). Цукерман определяет «поиск ощущений», как «черту личности, выражаемую на поведенческом уровне в форме генерализованной тенденции к поиску ранее неизведанных, разнообразных и интенсивных ощущений и переживаний и подвергании себя физическому риску ради такого чувственно-эмоционального опыта». То есть впервые было сказано, что склонность к экстриму — это врожденное качество человека и можно начинать искать соответствующий ген. 

Другой исследователь, психолог Фрэнк Фэрли (Frank Farley), профессор университета Темпл в Филадельфии (Temple University), который более 30 лет посвятил изучению этой темы, путешествуя по свету и встречаясь с самими видными представителями экстремальной братии, отнес искателей острых ощущений к людям «Т-типа» («ти-тайп», от английского «Thrill-seeking»). И выяснил, что среди них больше мужчин, хотя в последнее время значительно растет и количество женщин, что «поиск ощущений» более всего проявляется в подростках в возрасте 16–20 лет и значительно уменьшается к 25 годам. Люди «Т-типа» экстравертные, импульсивные, обладают не малыми творческими способностями, готовы идти на риск, ради получения захватывающих дух ощущений. При этом они довольно стабильны эмоционально, меньше других подвержены депрессии, проявлениям страха и нервозности

Более того, по мнению Фэрли, распознать «Т-тип» можно уже в ребенке двух лет. Такие дети «очень любознательны», «не цепляются» за родителей, «показывают бесстрашие». Это так называемые «сорвиголовы», доставляющие родителям немало хлопот. «Одни люди по жизни держатся за этакие перила — правила, традиции. Люди Т-типа этих перил не признают. Они творят жизнь по собственному разумению» — говорит Фэрли. При этом «творение жизни по собственному разумению» может выражаться в различных формах, начиная от активного творчества и увлечения экстремальными видами спорта («Т-тип, позитивный, ментальный или физический»), и заканчивая наркоманией, хулиганством и преступностью («Т-тип, негативный»). Отсюда явно вытекает, что важнейшая задача родителей — вовремя распознать в ребенке «Т-тип» и направить его активную энергию в позитивное русло. 

Все эти психологические теории нашли и биохимическое подтверждение. На рубеже веков независимые израильские и американские исследователи сделали ряд сенсационных открытий. Они выделили «экстремальный», отвечающий за поиск новизны ген DRD4, выделяющий в мозг фермент допамин (Dopamine). Циркуляция допамина способствует возникновению у человека потребности в различных удовольствиях, например, в сексе и наркотиках. Некоторые мутации гена DRD4 приводят к появлению желания постоянно испытывать новые ощущения, совершать рискованные поступки.

В какой каше варился…

Но и генетика не дает ответы на все вопросы. Тем более что, по мнению самих ученых, генетические факторы формируют только 30–60% характера человека. А что же остальные 40–70%? Вот тут вступают в силу так называемые «внешние факторы», или «факторы окружения»: воспитание, образование, образ жизни и множество других. Не последнюю, а, может, и одну из самых главных ролей во взращивании юных экстремалов играет родительское влияние. 

  
Взрослые с готовностью приобщают детей к своим увлечениям. Фото (Creative Commons license): Syma Sees

Большинство тех молодых ребят и девчонок, что сейчас занимаются такими видами спорта, как горные лыжи, сноубординг, альпинизм, каякинг, скалолазание, виндсерфинг, дайвинг, пошли по стопам своих мам и пап. И совсем не обязательно тут замешаны гены. Речь идет об обыкновенном подражании родителям, а также о явлении наследования профессионального статуса (в данном случае — спортивных увлечений). В самом простом виде это выражается в том, что молодые родители, увлекающиеся тем или иным видом рискованной активности, с появлением в своей семье потомства не отказываются от своих экстремальных развлечений, а втягивают в них малыша с самого раннего детства. 

Одна моя знакомая сноубордистка приезжала на склон, будучи беременной на последних сроках. Конечно, с горы она не каталась, зато рядышком ездила на обычных беговых лыжах. Поставит ли она своего малыша на доску, как только он научится уверенно ходить и сохранять координацию? С большой уверенностью можно сказать «да». А что говорить про тех родителей, которые берут своих детей в горы или на сплавы? Возможно, эти детишки и не станут в будущем альпинистами или каякерами, но, скорее всего, заниматься чем-то экстремальным будут. Такой опыт не забывается. 

Есть ещё один вариант — когда родители становятся тренерами и наставниками собственных детей. Например, в московской команде по мототриалу «Пилот» катаются совсем молодые ребята — 14 и 19 лет, а тренирует их родной отец. Вот такая преемственность поколений. Или вот знаменитый российский виндсерфер Сева Шульгин с самого детства приобщил к любимому спорту своего сына (сейчас ему 17 и он довольно успешный райдер в детской команде). 

По мнению некоторых исследователей, ребенку, идущему по стопам своих родителей, проще добиться успеха в «семейном деле», чем ребенку, пришедшему сюда же из других областей. Это объясняется множеством причин. Во-первых, сын экстремала с самого раннего возраста перенимает бесценный опыт своего родителя, с самых первых дней жизни «варится в этой экстремальной каше»: общается с нужными людьми, ведет соответствующий образ жизни. Во-вторых, такой ребенок получает мощную поддержку от родителей, выражающуюся как в моральной, так и в материальной сфере (а экстремальный спорт — удовольствие дорогое). С другой стороны ребенку, чьи родители никогда в жизни не увлекались поиском острых ощущений, приходится начинать «с нуля», приобретая свой собственный опыт, бороться со средой, окружением, родителями за право заниматься альтернативным спортом. 

Ну и, конечно же, играют роль и некоторые другие факторы, например, место проживания семьи («На Гавайях человек сразу рождается серфером», — любит повторять Сева Шульгин), материальная обеспеченность родителей, физические особенности и т.д. Однако в последнее время все большее и большее детей приходит в экстремальный спорт просто потому, что это модно.

  
Мода на экстремальные виды спорта создает благоприятные условия для процветания целой индустрии по проектированию и производству соответствующего снаряжения. Фото (Creative Commons license): jon hanson

Отвязные модники

Вейкбординг, сноубординг, серфинг, BMX — это не просто виды спорта, это целая культура, или, как говорят сами райдеры, это «стиль жизни». Здесь важны не только сами физические упражнения, но и одежда, музыка, сленг, тусовки. Специально для поклонников острых ощущений снимают видеофильмы особого жанра, так называемое экстрим-видео, по телевидению транслируют передачи про экстремальный спорт, выпускаются десятки специализированных журналов, созданы сотни тематических интернет-сайтов. Да и сами соревнования превращаются из спортивного состязания в зрелищное шоу, куда примешивается выступление популярных музыкантов. Индустрия экстремального спорта переживает настоящий бум, ведь быть экстремалом модно. 

В таких условиях, когда нетрадиционный спорт тиражируется всеми СМИ и активно используется в рекламе, появляется особый класс «экстремалов» — те, кого привлекают тусовки больше, чем сам спорт. Им нравится сам экстремальный образ, а добиваться успехов в спорте при этом совсем не обязательно. Такие модники гоняются за последними новинками снаряжения и одежды самых известных брендов, посещают тематические вечеринки, ведут по возможности более «отвязный» образ жизни. А кто более всего подвержен моде? Молодежь, ребята и девчонки лет 14–20. Естественно, компании зарабатывают на этой благодарной аудитории миллиарды долларов. Конечно, большинство этих ребят берут в руки доски (ролики, велосипеды, и т.д.) только потому, что «сейчас это модно», однако всегда есть возможность, что кто-то из них может не на шутку увлечься, например, сноубордом, и даже достигнуть неплохих результатов в этом виде спорта. 

Свои причины

Я не буду рассуждать, действительно ли такие уж «экстремальные» все альтернативные виды спорта (статистика травм, конечно, пугает, но, например, регби или фигурное катание могут быть более травмоопасны). Это просто другой спорт. Для кого-то привлекательный, для кого-то — нет. И, несмотря на то, что существует так много объяснений приверженности детей и подростков к экстриму, до конца понять или объяснить природу этого явления все равно невозможно. Гены ли это заявляют о себе или просто подростковая любознательность, влияние ли это авторитета родителей или стремление быть «на гребне» моды, воздействие ли это друзей и ближайшего окружения или же полный микс из всех факторов вместе взятых, так или иначе, молодые парни и девчонки делают это. И у каждого может быть своя причина.

Читайте также в журнале «Вокруг Света»:

 

Татьяна Козаченко, 18.07.2007

 

Новости партнёров