Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

У публичного образования однополое будущее

Раздельные школы для мальчиков и девочек все чаще открываются по обе стороны океана. Но причины такой сегрегации могут быть разными

  
Школа для индейских детей на Среднем Западе. Начало ХХ века. Идея раздельного обучения принимала в те времена универсальные формы: мальчиков учили отдельно от девочек, цветных детей отдельно от белых, индейцев отдельно от негров. Когда наступили новые времена, универсальные формы стала приобретать идея десегрегации. Фото: J.V. Dedrick из архива библиотеки Конгресса США

Споры о том, правильно ли учить мальчиков и девочек вместе, в одних и тех же классах, начались сразу, как только практика совместного обучения стала повсеместной и обязательной. В 1972 году в США приняли закон, запретивший половую сегрегацию детей в публичных школах. В 2006-м закон отменили, и это немедленно вызвало беспокойство среди правозащитников: они усмотрели здесь рецидив дискриминации учеников по половому признаку, на борьбу с которой в течение ХХ века было затрачено столько сил.

Однако достойно внимания, что значительное число сторонников раздельного обучения составляют как раз феминистки: они считают, что в совместных школах основное внимание по умолчанию уделяется мальчикам, под которых и строится весь учебный процесс, а девочки оказываются предоставленными сами себе. Критики принятого решения, в том числе другая часть феминисток, утверждают, что проблема, если говорить о переживаемом всей системой образования в целом кризисе, совсем в другом. Разделения и слияния мальчиков и девочек от нее только отвлекают. «Важнейшим прогностическим параметром, определяющим успехи в учебе, является принадлежность к определенной расе или общественному классу, — сказала старший научный сотрудник Центра женских исследований университета Луиса Брандейса (Brandeis University) Розалинда Барнетт (Rosalind Barnett) в недавнем интервью. — Разделение учеников по половому признаку меньше всего повлияет на улучшение успеваемости».

  
Женская средняя школа в Вашингтоне. 1899 год. Урок физкультуры. Фото: Frances Benjamin Johnston Collection из архива библиотеки Конгресса США
И все же некоторые новые результаты позволяют сделать вывод: определенные черты характера, свойственные тому или иному полу, все же являются следствием биологических факторов, а не культурной надстройкой, как принято было считать в 1960–1970-е годы. Национальные институты здравоохранения США (National Institutes of Health) в течение тридцати лет проводили масштабные кросс-культурные исследования, в ходе которых выяснилось, что стереотипные гендерные различия наиболее наглядны не в традиционных обществах, а в США и в Западной Европе, то есть именно там, где, казалось бы, они должны были подвергнуться наибольшей нивелировке. 

Между мужским и женским мозгом существуют фундаментальные различия, очевидные уже в младенческом возрасте. По мозгу невозможно определить расовую, религиозную или общественную принадлежность его обладателя, но легко увидеть, мужчине он принадлежит или женщине. Мужской мозг в среднем на восемь процентов больше женского, и в то же время некоторые мозговые структуры — например, межталамическое сращение (massa intermedia), — у мужчин развиты намного хуже или даже отсутствуют вовсе. Существует также значительная разница в ассоциативной зоне коры головного мозга — области, отвечающей за сложную умственную работу; у мужчин она больше в левом полушарии и гораздо более ассиметрична, чем у женщин. Исследования пятилетней давности нейрорадиолога Джозефа Лурито (Joseph Lurito) показали, что при слуховом восприятии информации у женщин работают оба мозговых полушария, а у мужчин — только левое. В Политехническом институте штата Виргиния (Virginia Polytechnic Institute) проводилось исследование мозговой деятельности у двухсот двадцати четырех девочек и двухсот восьми мальчиков в возрасте от двух месяцев до шестнадцати лет, самое тщательное и крупное в своем роде. Выяснилось, что области мозга, ответственные за речь и тонкую двигательную активность, у девочек развиваются приблизительно на шесть лет раньше, чем у мальчиков. В то же время зоны, отвечающие за пространственную память и планирование, у девочек формируются года на четыре позже. 

Многие исследователи делают отсюда вполне практические выводы. Процесс познания у мальчиков и девочек настолько различается, что и обучать их следовало бы по-разному. У девочек по сравнению с мальчиками гораздо более заниженная самооценка: если мальчики склонны преувеличивать свои способности и достижения, то девочки — наоборот, и эту разницу можно и нужно корректировать с помощью дифференцированного подхода. Необходимо учитывать и различие в мотивации: если девочки в основном склонны усердно заниматься для того, чтобы получить одобрение учителей, то мальчиков скорее побудит к старанию не похвала, а интересный материал. Американский психолог Джон Ф. Корсо (John F. Corso) ещё в конце 1950-х годов выяснил, что у девочек лучше развит слух — особенно на тех частотах, которые наиболее важны для распознавания речи. Это означает, что громкий голос учителя для девочки будет звучать как крик, в то время как мальчик просто не будет воспринимать более тихий голос и начнет отвлекаться. 

  
Начальная школа в Лихтенштейне. Детям надо уметь играть друг с другом независимо от пола. Причины, по которым в некоторых школах отказываются от совместного обучения мальчиков и девочек, не имеют ничего общего с ханжескими догмами прошлого. Общество беспокоит постоянное снижение эффективности образования. Фото (Creative Commons license): Libar

При этом следует помнить, что стресс положительно влияет на то, как усваивают новый материал мальчики, но с девочками дело обстоит в точности наоборот. Мальчикам требуются более частые и длинные перемены между уроками, что никак не учитывается в совместных школах. Дети, которые не могут найти выхода для лишней энергии, на уроке начинают вертеться и перестают слушать учителя, а в США этого достаточно для того, чтобы поставить ребенку диагноз синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) и прописать метилфенидат (Methylphenidate) — психотропный препарат, по действию напоминающий амфетамины, который в настоящее время принимают миллионы детей, подавляющее большинство среди них — мальчики. Все это, очевидно, напрямую связано с тем, что школьная успеваемость среди мальчиков падает с каждым годом, а в высшие учебные заведения поступает все меньше и меньше мужчин

Но и беспокойство тех, кто считает, что совместное обучение не позволяет в полной мере проявиться способностям девочек, далеко не беспочвенно. Долгие годы существовало мнение, будто при совместном обучении девочки хорошо влияют на мальчиков своим примером, передавая им свою усидчивость и примерное поведение. Исследования показали, что это неверно — зато обратное, по некоторым данным, случается очень часто; в частности, это подтверждали проводившиеся в различных странах эксперименты, в ходе которых различным по составу группам школьников поручали выполнять определенные учебные задания. Ученые из британского университета Эксетера (The University of Exeter) исследовали поведение детей на уроках в школе и выяснили, что во время занятий мальчики в определенном смысле подавляют девочек: они более активны, чаще поднимают руку, дают больше вариантов ответов (хотя процент правильных среди них не больше, чем у девочек). Происходит это при бессознательном поощрении учителей: в ходе исследования обнаружилось, что поведению и ответам мальчиков уделяется с их стороны намного больше внимания. Впрочем, статистика говорит о том, что такая ситуация никак не влияет на успехи в учебе: процент успеваемости среди девочек всегда выше, чем у мальчиков

  
Локеры — запирающиеся ящики, в которых американские школьники могут оставлять свои личные вещи, — важный элемент американской школьной культуры. Фото (Creative Commons license): Lin Pernille Photography
Но здесь стоит вспомнить о другой проблеме, которая в последние годы вышла на первый план — пресловутое отсутствие у девочек математических способностей, на которое, в частности, намекнул ректор Гарвардского университета Ларри Саммерс (Larry Summers) в своей нашумевшей речи, вызвавшей бурные споры в академическом сообществе. Однако существуют неоспоримые цифры: в США около 13% выпускниц женских школ идут поступать на факультеты точных наук, а среди всех бывших учащихся смешанных школ — 12%, из которых мальчики составляют 10%. В 2002 году в Великобритании были опубликованы результаты широкомасштабного исследования, которое проводилось среди трехсот семидесяти тысяч студентов: подтвердилось, что девочки из раздельных школ гораздо более склонны к тому, чтобы в дальнейшем посвятить себя изучению математики, физики и информатики. Причины просты: в силу естественных различий математические способности девочек развиваются позже, чем у мальчиков, а ученицы женских школ имеют возможность развивать эти способности в своем собственном темпе. Похоже обстоят дела и с отношением к гуманитарным наукам среди мальчиков: ученики раздельных школ не так боятся проявлять себя в дисциплинах, которые традиционно считаются «немужскими». 

Ясно, что для грамотной организации раздельного обучения, учитывающего все эти нюансы, недостаточно просто рассадить мальчиков и девочек по разным классам. Но, похоже, именно это собираются сделать многие из тех, кто ратует за раздельное обучение в России, признаваясь в то же время, что в нашей стране пока «нет методологии» для осуществления таких экспериментов. Ведь один из самых популярных у нас аргументов за раздельное обучение — то, что в раздельных школах ученики «не будут отвлекаться на глупости», особенно в старших классах. 

Этот же вопрос волнует и противников раздельных школ: они считают, что их выпускники окажутся неподготовленными к взрослой жизни и что у них неизбежно возникнут сложности в общении с противоположным полом. На это оппоненты возражают, что главная задача школы — давать образование; следить же за развитием у детей социальных навыков и за тем, в какой компании они проводят время — это прямая задача родителей, с которой они справляются все хуже и хуже, а раздельные школы — это совсем необязательно закрытые интернаты британского или швейцарского типа с религиозным уклоном, в которых, согласно общепринятым представлениям, процветает жесткая иерархия и однополые отношения. 

Более того: некоторые исследования говорят о том, что разница в обучении практически не влияет на наличие или отсутствие половой жизни у старшеклассников — зато нежелательные беременности у учениц женских школ случаются намного реже. Среди школьных психологов существует мнение, что дело здесь не в отсутствии сексуальных контактов, а в том, что ученицы раздельных школ более ответственны и самостоятельны в принятии решений, так как не испытывают давления среды. 

  
Московская кадетская школа с военно-морским уклоном № 1700. Прилагательное «кадетская» в названии вовсе не означает, что мальчики тут учатся отдельно от девочек. Они стоят врозь во время торжественных построений, а на уроках сидят вместе. Фото: Иван Доев

Еcли же говорить об образовании, то с ним раздельные учебные заведения справляются успешнее, чем совместные: это, в частности, подтверждает двадцатилетнее исследование австралийских ученых, показавшее, что в раздельных школах учащиеся справляются с контрольными значительно лучше, чем в обычных. Американские и британские исследования также подтверждают, что раздельное обучение наилучшим образом влияет на успеваемость. Впрочем, сторонники совместного обучения возражают на это, что дело здесь в сравнительно небольших размерах школ, позволяющих уделять больше внимания каждому ребенку, и в лучшем социальном положении родителей учеников, а не в самом разделении. «К тому же здесь наблюдается своеобразный эффект плацебо: ажиотаж вокруг нововведения влечет за собой кратковременное улучшение», — говорили корреспонденту ВВС Алан Смизерс (Alan Smithers) и Памела Робертсон (Pamela Robertson), профессора Бекингемского университета (University of Buckingham). Анализируя существующие исследования по данному вопросу, они называют их «малочисленными и противоречивыми».

Что же касается России, то здесь основная мотивация энтузиастов раздельного обучения — это возврат к «патриархальным ценностям»: если в Англии и США учащихся раздельных школ поощряют к освоению непривычных сфер, раздумывая над тем, как лучше использовать особенности «женского ума» для изучения «неженских» предметов вроде физики и информатики, то у нас все наоборот: мальчиков и девочек с помощью раздельного обучения хотят вернуть в традиционные гендерные рамки, в идеале создав для мальчиков подобия кадетских корпусов, а для девочек — что-то вроде институтов благородных девиц. Такая «профильная дифференциация» существует в большинстве российских школ, где решились на введение раздельного обучения: для девочек предусмотрено домоводство, а для мальчиков — уроки автовождения. «Предназначение женщины — быть матерью, а мужчины — быть воином», — так считает директор одной из московских школ, где с недавних пор существуют раздельные классы — с первого по шестой.

Читайте также в журнале «Вокруг Света»:

Анна Фартушная, 18.04.2007

 

Новости партнёров