Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Ржавчина ест, земля дрожит

Разлагающиеся трубы все чаще напоминают о себе

  
Ржавеющие, гниющие и трескающиеся под городскими мостовыми трубы представляют большую угрозу нынешнему благополучию городов. Вытекающие из них жидкости уже сейчас дорого обходятся городскому хозяйству, а будут обходиться еще дороже. Фото (Creative Commons license): Scott Robinson

22 февраля 2007 года на теплотрассе города Воронежа произошел прорыв трубы. Без теплоснабжения остались четыреста семьдесят жилых домов, а также роддом, из которого пришлось эвакуировать всех рожениц и новорожденных, и двадцать восемь детских садов. На следующий день то же самое произошло одновременно в Курске и подмосковной Электростали: в обоих случаях без тепла остались несколько десятков тысяч человек. В нашей стране это повторяется каждую зиму, и причины ни для кого не являются секретом: ветхие трубы не выдерживают резкого похолодания. А 25 февраля на одной из московских улиц провалился грунт. Дыра площадью 120 кв. м образовалась в дневное время прямо на проезжей части. По счастью, никто не пострадал. Как и в случае с авариями на теплосетях, произошло это далеко не в первый раз: с конца 1990-х подобные вещи случаются в Москве регулярно, а особенно часто — в течение последних двух лет. Одно из самых серьезных обрушений произошло в сентябре 2006 года, когда в провал глубиной в восемь метров ушел грузовик КамАЗ

Если прорывы отопительных труб — это специфически российская проблема, то провалы грунта происходят повсеместно: в США не проходит и двух недель, чтобы о них не сообщили в новостях. Из образовавшихся ям не раз приходилось вызволять прохожих. К счастью, пока обходилось без жертв — хотя по стране уже начали ходить зловещие слухи о том, что именно в обвалах грунта зачастую кроется загадка пропавших без вести людей. Ещё более серьезно обстоят дела в Центральной Америке: за два дня до февральского инцидента в Москве произошло проседание грунта в столице Гватемалы. Провал составил сто пятьдесят метров в глубину и столько же — в длину; в него попали десятки жилых домов. Более тысячи людей были эвакуированы, три человека погибли. По свидетельствам очевидцев, они ещё за месяц до обрушения начали ощущать, как земля трясется у них под ногами, и слышали грохот. 

Прямая причина обвалов ясна: вода размывает почву. Но почему же это случается и там, где нет естественных карстовых пустот и не проходят затяжные тропические ливни? Ответ прост: снова дело в плохом состоянии труб, утечки из которых приводят к таким плачевным результатам. Ведь в большинстве стран мира действующие водопроводные и канализационные сети были проложены ещё до Второй мировой войны, а кое-где — и до начала ХХ века. Из-за этого в Америке ежегодно происходит более сорока тысяч прорывов канализации: по статистике, только в Лос-Анджелесе уже несколько десятилетий подряд лопается в среднем по одной канализационной трубе в день. 

  
Провал грунта в Гватемале стал одной из самых крупных катастроф последних лет. Если не принять срочные меры, то подобные события, вызванные вымыванием грунта водой и водопроводных труб, не только не прекратятся, но будут происходить регулярно. Фото (Creative Commons license): Eric Heather Haddox

Прорывы труб и провалы почвы — самые заметные из негативных последствий старения труб. Среди менее явных, но не менее опасных явлений, имеющих ту же причину, те, что связаны со здоровьем человека или с экологией. Наиболее опасен получивший широкое распространение общесплавной тип канализации, при котором бытовые, производственные и дождевые сточные воды отводятся по одной общей системе труб. Переполнение такой отводной системы — например, во время сильного дождя,  приводит к самым губительным последствиям для окружающей среды и здоровья человека, так как содержимое канализации беспрепятственно попадает в реки и озера, а иногда и в грунтовые воды. По данным совместных исследований Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (University of California at Los Angeles) и Стэнфордского университета (Stanford University), в Лос-Анджелесе за один год полтора миллиона человек заболели после того, как сходили на пляж. Болезни, которыми грозит купание в районе канализационных утечек, варьируются от гастроэнтерита и заболеваний дыхательных путей до энцефалита, дизентерии, брюшного тифа и холеры. Летом 2004 года полторы тысячи человек, отдыхавшие на севере штата Огайо в районе озера Эри, заразились кампилобациллярным энтеритом, норовирусом и лямблиозом — из-за того, что старые канализационные трубы не выдержали сил ьного дождя.

Не лучше обстоят дела и с водопроводными сетями. «Проблема нехватки воды и её плохого качества уже давно касается не только развивающихся стран, но и так называемого „цивилизованного мира“, — говорит Кай Берлунд (Kaj Bärlund), глава Отдела по экологии и населенным пунктам при Европейской экономической комиссии ООН (UNECE), в которую входят более пятидесяти стран, включая Россию. — Вода — дефицитный природный ресурс, и из-за утечек в трубах мы теряем её в огромных количествах. Стоимость питьевой воды, не доходящей до потребителя в странах-членах Европейской комиссии, достигает десяти миллиардов долларов в год». 

  
Дорога провалилась прямо под колесами внедорожника, едущего по улице Нью-Йорка в конце марта 2006 года. После этого инцидента американские власти заметили проблему и начали беспокоиться. Фото (Creative Commons license): Charlie aka ceonyc
Количество воды, которая уходит в землю через дыры в трубах, варьируется от страны к стране. В большинстве случаев оно составляет около 30% от всей воды, которая подается в водопроводы из очистительных установок. В некоторых больших городах потери доходят до 50% (причем происходит это как в Румынии и Албании, так и в Норвегии), а в отдельных случаях — и до 70–80%. В одном только Нью-Йорке утечки ежемесячно составляют почти четыре миллиарда литров. К тому же часть протекшей воды попадает в канализацию, после чего проходит повторную обработку, а это создает дополнительную нагрузку на водоочистительные комплексы и повышает затраты.

Утечки из труб ведут к образованию больших подземных скоплений воды, которые служат благодатной средой для образования болезнетворных микроорганизмов, и при малейшем падении давления в проржавевших трубах загрязненная вода снова проникает в систему водоснабжения. Этот процесс фактически никак не контролируется, потому что за качеством воды на данной стадии уже никто не следит. После того как в США приняли Закон о безопасности питьевой воды (Safe Drinking Water Act, 1974), на её очистку ежегодно тратится более 50 миллиардов долларов. Прежде, чем пустить воду в трубы, её проверяют на наличие микроорганизмов типа криптоспоридий и легионелл, и таких загрязняющих примесей, как свинец, медь и мышьяк. «Но какой смысл очищать воду, если после того, как она попадает в трубы, все усилия сходят на нет?» — этим вопросом задается Тимоти Форд (Timothy Ford) — микробиолог и исследователь водных ресурсов из университета Монтаны (Montana State University). По данным доклада американского Национального научно-исследовательского совета, подготовленного в декабре 2006 года для Управления по охране окружающей среды, именно проблемы с самой сетью водоснабжения очень часто провоцируют вспышки заболеваний, вызываемых грязной водой. Например, согласно исследованию, которое в 2002 году провела группа ученых из различных американских медицинских институтов, присутствующие в водопроводных трубах по всему миру грибки-аспергиллы могут привести к развитию смертельных заболеваний у людей с ослабленным иммунитетом. «На это обращают внимание лишь в тех случаях, когда дело доходит до эпидемий, — считает Джоан Роуз (Joan Rose), специалист по воде из Университета Мичигана (Michigan State University). — В остальное время от болезней, связанных с водой, могут страдать пять процентов населения, и об этом даже не будет известно». 

То что железные трубы ржавеют, тоже не может не сказываться на качестве воды. Чтобы снизить вероятность коррозии, используют оцинкованное железо, однако и это не выход: оцинкованные трубы более долговечны, но на местах соединений ржавчина все равно появляется. Кроме того, содержащиеся в воде минеральные вещества с годами как бы налипают на оцинкованную поверхность, и рано или поздно вода перестает проходить через такие трубы. 

Но микробы и ржавчина — это далеко не единственная проблема старых труб. Во многих странах до сих пор не вышли из эксплуатации водопроводные трубы, сделанные из свинца. Этот металл особенно опасен для детей: его повышенное содержание в воде приводит к отставанию умственного развития. Дети вообще находятся в зоне повышенного риска, поскольку в среднем употребляют за день вдвое больше воды, чем взрослые (с поправкой на массу тела). К тому же свинец — это настоящая бомба замедленного действия: он накапливается в костной системе и позднее приводит к проблемам с репродуктивной системой. В Англии, где питьевая вода из-за высокого содержания свинца не соответствует нормам Всемирного фонда здравоохранения, решено было модернизировать проложенные ещё в викторианскую эпоху водопроводные сети и заменить старые металлические трубы пластиковыми, которые впервые начали появляться не более тридцати лет назад. Модернизация обойдется в 8 миллиардов евро (12 миллиардов долларов). Работы в этом направлении начались недавно: уже заменили более двухсот километров труб, а осталось почти в десять раз больше.

  
Такую картину жителям Москвы тоже приходится наблюдать все чаще и чаще. Вытекшая из лопнувшей трубы вода приводит к провалам грунта или, как минимум, к затоплению дворов, подвальных помещений, проезжей части улиц. Между тем, официальной информации о состоянии труб и планах по их замене практически нет.  Фото: Олег Сендюрев
Однако опыт показывает, что современные пластиковые трубы, которые ещё в конце 1980-х годов считались отличным техническим достижением и идеальным решением всех проблем, отнюдь таковым не являются: полибутиленовые трубы тоже начинают трескаться и течь, причем безо всяких видимых причин. По одной из версий, полимеры не выдерживают воздействия содержащегося в воде хлора. Более того: по данным исследований Норвежского пищевого санитарного контроля, в воду, которая проходит по пластиковым трубам, попадают вредные бензольные соединения

Ученые из Датского технического университета (Danmarks Tekniske Universitet), занимавшиеся изучением этой проблемы, пришли к выводу, что содержание летучих соединений в воде из пластиковых труб вдвое превышает все прогнозы. В них до 10% — это диметилбензолы, этилбензол, стирол и фенолы, а остальное пока даже не удалось идентифицировать. Не оправдал всеобщего энтузиазма и такой материал для труб, как поливинилхлорид, который с середины ХХ века получил широкое распространение в строительстве: он содержит стабилизаторы — оловоорганические соединения, которые, как неожиданно обнаружилось, негативно влияют на репродуктивную функцию и приводят к серьезным болезням нервной системы и внутренних органов.

Однако все планы по обновлению водопроводных сетей ведутся с ориентацией на пластиковые трубы, и альтернативы пока нет. Модернизация же обойдется в такие суммы, что, по прогнозам Американской ассоциации водопроводных сооружений (American Water Works Association), только за счет этого к 2030 году стоимость воды увеличится втрое.

Таким образом, совсем недавно начатые поиски решения проблемы, которая все чаще в буквальном смысле выходит наружу, уже зашли в тупик. А старые изношенные трубы продолжают течь и рваться — и, судя по состоянию дел на данный момент, конца этому не видно.

Читайте также в журнале «Вокруг Света»:

 

Анна Фартушная, 20.03.2007

 

Новости партнёров