Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Опасности «экологической энергетики»

Приступы радиофобии у правительств и граждан приводят к избыточному загрязнению окружающей среды

  
Атомная электростанция в Байроне (штат Иллинойс, США). Загрязнения атмосферы в пересчете на единицу произведенной энергии для атомных электростанций значительно ниже, чем для любых других. Однако острота споров по поводу их «экологической чистоты» не уменьшается. Фото (Creative Commons licence):  Doug Bowman

На прошедшем в конце прошлой недели (8–9 марта) саммите Евросоюза активно обсуждался вопрос о глобальном изменении климата на планете и его связи с энергетикой. Все соглашались с тем, что надо уменьшить выбросы в атмосферу «парниковых» газов, прежде всего двуокиси углерода, и по возможности использовать возобновляемые источники энергии. С этим никто не спорил. Жаркие споры разгорелись, когда президент Франции Жак Ширак потребовал, чтобы к разряду «чистых» источников энергии были причислены атомные электростанции. По его мнению, заданный на саммите 20-процентный уровень снижения вредных выбросов в атмосферу без этого недостижим.

Несмотря на то, что его многие поддержали, общий итог скорее негативный. Председательствовавшая на саммите Ангела Меркель подчеркнула, что атомная энергетика не может считаться «возобновляемой», хотя запасов урана хватит как минимум на несколько столетий. Но дело, конечно, не в этом. Необходимость в особых мерах безопасности при таком способе получения электроэнергии всем хорошо известна. Гипертрофированно хорошо.

Мир переживает новую волну радиофобии. На этот раз она возникла на почве ядерного терроризма. Предполагается, что ядерные террористы будут похищать радиоактивные вещества и распылять их с помощью взрыва, вызывая панику, стресс и лучевую болезнь у населения. То что сам ядерный террорист ещё до взрыва погибнет от лучевой болезни, во внимание не принимается. Если верить сообщениям печати, боевики Басаева уносили в горы цилиндрик радиоактивного кобальта без защитного свинцового контейнера, и один за другим погибали в пути.

  
Очищенный металлический уран-235 был впервые получен в 1944 году в Лос-Аламосской лаборатории. В таком виде у него в тысячи раз уменьшается выход нейтронов, что и значительно облегчает его транспортировку, и делает возможным использовать в бомбе, собранной по типу сближения. Фото: U.S. Department of Energy
Такие «грязные бомбы», как правило, легко вычисляются дистанционно с помощью простейших детекторов и арок. Распыленные радиоактивные вещества легко обнаруживаются и убираются. Принятые в настоящее время как допустимые дозы настолько низки, что даже тысячекратное превышение их не приводит к летальным последствиям. 

Полоний-210 (период полураспада — 138 дней)— один из немногих радиоактивных изотопов, который можно незаметно пронести мимо детекторов излучений. Этот излучатель альфа-частиц обладает незначительным сопутствующим жестким излучением. По своим химическим свойствам полоний напоминает теллур. Попадая на кожу или на слизистые оболочки, он образует труднорастворимые соединения. Человек, буквально напичканный полонием-210, не превращается в живую «грязную бомбу», а только медленно умирает от ожога желудочно-кишечного тракта. 

Угроза ядерного терроризма заставляет взять под контроль и охрану все источники радиоактивных излучений, в том числе препараты полония и радия, из которых добывается радон. Особое внимание уделяется теперь охране ядерных объектов, прежде всего АЭС. Их защитные колпаки должны выдерживать удар пикирующего самолета и внутренний подрыв. 

Могут ли террористы изготовить портативную ядерную бомбу? В принципе да, если раздобудут делящиеся материалы. К сожалению, новая гонка ядерных вооружений, которая началась в мире, не исключает такой возможности. Китай стремится догнать Россию и США по числу ядерных зарядов. США поддерживают Индию в наращивании ядерных вооружений, взяв на себя создание энергетических АЭС, с тем, чтобы индийские тяжеловодные реакторы переключились на производство ядерных боеприпасов. Непрерывно растет ядерный потенциал Израиля, его ядерные реакторы производят плутоний-239, без всякого прикрытия энергетической программой. Аргентина в открытую использует свои тяжеловодные реакторы для производства ядерного оружия. 

Япония объявила о создании стратегического запаса плутония-239, достаточного для изготовления сотен атомных бомб. Южная Корея готова последовать её примеру. На этом фоне жалкие потуги Ирана и Северной Кореи изображать из себя ядерные державы кажутся детской забавой.

Атомные и водородные бомбы — страшное оружие, не потому, что они «грязные», а потому, что они несут смерть миллионам мирных жителей больших городов. Только полное ядерное разоружение и сжигание всех ядерных зарядов в реакторах АЭС могут спасти человечество от ужасов ядерной войны. 

Между тем, человечество страдает от радиофобии, может быть, даже больше, чем от радиации как таковой. Радиофобия — это болезненная боязнь любой радиации, в любых количествах. Радиофобы убеждены, что всякое радиоактивное излучение опасно для здоровья. Что вредны любые дозы облучения. Что маленькие дозы в течение длительного времени приносят такой же вред, что и большие в течение короткого. 

Для возникновения радиофобии были веские причины. Вслед за бесчеловечными бомбардировками Хиросимы и Нагасаки началась гонка ядерных вооружений. Испытания ядерного оружия на земле, воде и в воздухе сопровождалось выпадением радиоактивных осадков на громадных территориях. 16 октября 1961 года над Новой Землей была взорвана сверхбомба, эквивалентная двум тысячам атомных бомб. В экологическом смысле это была мягкая репетиция ядерной войны. Все Северное полушарие было загрязнено радиоактивными осадками, но об этом не писали в газетах, и все прошло незамеченным.

  
Село Желно, Украина, июль 2005 года. Хотя оно расположено в 300 км от Чернобыля, радиоактивные осадки сделали эти места непригодными для земледелия. Только после специальных очистительных мер, предпринятых в рамках проекта МАГАТЭ, крестьяне смогли сюда вернуться.  Фото: Petr Pavlicek/IAEA

Главным аргументом против производства и применения ядерного оружия стала гипотеза о пагубных генетических последствиях ядерных взрывов. Утверждалось, что после ядерной войны человечество превратится в жалкую кучку мутантов. Население учили готовиться к грязной войне и рассказывали ему о ужасах лучевой болезни. 

Под давлением мирового общественного движения испытания оружия массового уничтожения были прекращены, но тут грянул Чернобыль, и началась вторая вспышка радиофобии. Создатели реактора РБМК и в страшном сне не могли предположить, что найдутся люди, которые отключат систему аварийной защиты реактора и вытащат из него все регулирующие стержни. Аварию удалось ликвидировать ценой жизни и здоровья героев-чернобыльцев. Четверть миллиона человек пришлось переселить из опасной зоны радиоактивного загрязнения. 

Чернобыль обошелся человечеству во много миллиардов долларов. Волна радиофобии захлестнула Европу. Публиковались душераздирающие оценки последствий катастрофы, производилось масштабное уничтожение посевов продовольственных культур. Абсурдное применение коллективной дозы, полученной умножением «вреда» малых доз на большое число людей, привело к директивному снижению допустимых норм выбросов радиоактивных веществ и, как следствие, к удорожанию энергии АЭС. 

Заодно пострадал и природный радон. Он был объявлен зловредным газом, вызывающим онкологические заболевания. Началось дорогостоящее обследование помещений для выявления «опасных для жизни» радоновых зон. Только в Германии на этот блеф было израсходовано два миллиарда марок из федерального бюджета.

Поляризация между научными знаниями о действии радиации на человека и живые организмы и измышлениями радиофобов достигла предела в конце XX века. Началось движение за пересмотр директивных норм. Были созданы правительственные и неправительственные организации, призванные доказать несостоятельность вреда от малых доз облучения. Согласно отчету UNSCEAR, представленному ООН в 2001 году, не обнаружено ущерба здоровью от длительного воздействия малых доз у жителей районов, окружающих Чернобыль. Опубликованные в 2005–2006 годах доклады экспертов подтвердили этот вывод. 

У трех поколений потомков жертв Хиросимы и Нагасаки, переживших атомную бомбардировку, не найдено генетических отклонений. Они выше и здоровее среднестатистического японца, надо думать, за счет пособий и постоянного врачебного контроля. 

Но подлинный удар по радиофобии нанесла радонотерапия. Благородный газ радон всегда присутствует в приземном воздухе. Его сопровождают спутники — дочерние изотопы свинца, висмута и полония. Именно радиоактивное излучение радона и его спутников составляет основную часть естественного фона. В каждом кубическом метре воздуха содержится в среднем семь микрограмм радона. Его мы вдыхаем, он постоянно внутри и вокруг нас.

  
Такой детектор продается в Ирландии всего за пятьдесят долларов. С его помощью можно измерить количество радона в квартире или в питьевой воде. Фото: RPII 
Минеральные воды, выходящие на свет возле подземных месторождений урана, содержат повышенную концентрацию радона-222. У этого изотопа период полураспада 3,8 дня. В отличие от более легких инертных газов радон легко образует молекулярные соединения. Если взболтать литр воды и литр воздуха, содержащего радон, то четвертая часть радона перейдет в воду. Но если этот эксперимент повторить с растительным маслом, то в масле растворится в восемьдесят пять раз больше радона, чем останется в воздухе. С этим связаны замечательные свойства радона — он легко диффундирует через кожу, разносится кровью по организму и концентрируется в периферической нервной системе, в местах воспалений и в жировой ткани. Именно эти места оказываются под радиоактивным обстрелом. 

Введение необоснованно низких норм на содержание радона в воздухе и воде ограничивало возможности радонотерапии. Пришлось провести широкие исследования действия альфа- бета- и гамма-излучений на живые организмы.

Естественный фон на планете меняется в очень широких пределах. На Украине он выше нормы в шесть раз, на живительных пляжах Капакабаны — в двадцать пять раз. В отдельных местностях Индии, Ирана, Нигерии естественная экспозиция превышает среднюю в сотню раз — и, тем не менее, там живут люди, и в этих местностях не наблюдается увеличения частоты уродств и онкологических заболеваний.

Сотни миллионов лет сосуществования живых организмов с радиоактивным излучением выработало у них способность активно противостоять действию радиации. Более того, не исключено, что небольшие дозы приникающих излучений необходимы организмам для поддержания иммунной системы в активном состоянии. Двадцатикратное увеличение фоновой радиации не приводит к увеличению числа случаев онкологических заболеваний и генетических отклонений у человека.

Факты — это самая упрямая вещь на свете, и радиобиологам приходится признать, что увеличение радиоактивного фона в несколько раз не влечет за собой вредного воздействия на организмы. У французских экспертов, консультировавших Ширака перед саммитом, были основания утверждать, что это «экологический вид энергетики», практически не связанный с загрязнениями поверхности Земли и атмосферы миллиардами тонн вредных выбросов. Человечеству не выжить без ядерной энергетики, поэтому она должна быть безопасной и функционировать без переработки ядерных отходов.

Читайте также в журнале «Вокруг Света»:

 

Антон Егоров, 14.03.2007

 

Новости партнёров