Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Океан смерти

Время есть рыбу прошло, наступает время ее разводить

  
Голубой тунец — один из наиболее ценных видов промысловых рыб. Промысел голубого тунца во второй половине ХХ века шел так успешно, что в XXI-м его почти не осталось. Его уже не спасет даже полный отказ от промысла: популяции стали таким разреженными, что вероятность встречи самца и самки слишком мала для воспроизводства. Фото: United Nations Food and Agriculture Organization

По данным Всемирной продовольственной организации, мировые запасы рыбы исчерпаны на 70%. В региональном и видовом отношении эта пропорция распределена очень неравномерно: так, в Северном море больше не осталось ни камбалы, ни трески, а скат находится на грани исчезновения повсеместно. Резкий спад улова наблюдается на одной трети рыбных промыслов во всем мире, причем показатели продолжают неуклонно снижаться. Ихтиологи указывали на начавшееся быстрое сокращение рыбьих популяций еще в конце ХХ века, однако тогда они не предполагали, что процесс настолько ускорится. Сейчас они дают очень тревожные прогнозы: если нынешние тенденции сохранятся, полного исчезновения морской рыбы надо ожидать уже к середине нынешнего столетия.

Близкий коллапс

У человечества уже есть опыт практически полного истребления представителей тех или иных видов животных. В частности, в начале ХХ века ради икры были полностью выловлены все американские осетры, а началу ХХI века та же участь постигла осетров Каспийского бассейна.

Простая экстраполяция данных об уловах последнего десятилетия дает 90% для ожидаемого среднего снижения улова к 2048 году. Использование более мощных судов и новых технологий лова продемонстрировало полную неэффективность: с 1994 по 2003 годы общемировая добыча рыбы снизилась на 13%. Но это не означает падения экономической рентабельности: цена на морепродукты растет, так что меньшие уловы приносят тот же доход. На сегодняшний день он в совокупности составляет 80 миллиардов долларов.

  
Пойманная сетью рыба просовывает голову в ячейки и разевает рот в безмолвном крике. Наверное, рыбаки, которые видят это ужасное зрелище каждый день, не в состоянии её есть. Фото: Alaska Fisheries Science Center, Marine Observer Program/NOAA

Тем не менее некоторые виды рыбы уже практически уничтожены, и восстановить их, видимо, не удастся. Один из самых известных примеров — тунец. Об этом говорилось на проходившей с 16 по 26 ноября в Дубровнике конференции Международной комиссии по сохранению атлантического тунца (ICCAT). «Запасы тунца может спасти только чудо, — признался газете «Le Figaro» один из участников, ученый французского Научно-исследовательского института развития (Institute de recherche pour le developpement) Ален Фонтено (Alain Fonteneau). — Спасти рыбу могут только своевременные ограничения на вылов. Если они вводятся слишком поздно, популяция становится слишком разреженной и расти больше не может. Именно это и случилось с южным голубым тунцом (Thunnus thynnus)».

Американская Национальная научная организация совместно с программой «Перепись морских ресурсов», объединяющей более 70 стран, отдает особый приоритет исследованию морских отмелей (банок). Пока учеными изучена лишь малая их часть, но уже установлено, что на исследованных банках обитает множество эндемичных видов беспозвоночных и рыб — в частности, хоплостет (Hoplostethus atlanticus), берикс (Beryx splendens) и окунь-клювач (Sebastes mentella). Когда нынешние промысловые запасы окажутся окончательно исчерпанными, настанет очередь банок — но и этот ресурс будет рано или поздно истощен.

  
В сети нередко попадают и те, кого вовсе и не ловили. Фото: Bob Williams/NOAA

Сохранить разнообразие

Сокращение рыбных запасов может пойти и по более быстрому сценарию, чем предсказывает простая экстраполяция. Одиннадцать ученых и трое экономистов из разных стран за четыре года провели беспрецедентное по охвату исследование: были проанализированы все имеющиеся данные об океанических видах и экосистемах за последнюю тысячу лет. Согласно полученным результатам, опубликованным в журнале «Science», истощение рыбных ресурсов напрямую связано с общим сокращением биологического разнообразия.

«Люди склонны полагать, что на смену одному использованному до конца виду всегда придет другой, и относятся к океаническим ресурсам соответственно, — сказал в интервью BBC Борис Ворм (Boris Worm), ученый из канадского университета Далхаузи (Dalhousie), глава научно-исследовательской группы. — Мы же хотим подчеркнуть, что природные ресурсы ограничены. Треть уже исчерпана, и за остальным дело не станет». Его коллега, Стив Палумби (Stephen Palumbi) из Стэнфорда добавляет: «Если мы не начнем относиться к океаническим видам в целом как к действующим экосистемам, то в следующем столетии морепродуктов уже просто не останется».

Данные, полученные из прибрежных зон Америки, Европы и Австралии, свидетельствуют и об уменьшении видового разнообразия; вместе с этим часто наблюдается рост вредоносных водорослей и затопление береговых областей. В то же время в тропиках и субтропиках спад происходит немного медленней.

Эксперименты, проведенные в небольших ограниченных экосистемах, показали, что уменьшение разнообразия приводит к снижению рыбных запасов. В то же время данные из тех районов, где рыбная ловля запрещена или резко ограничена, говорят о том, что внутри таких охраняемых зон биологическое разнообразие улучшается, и вокруг них популяции рыбы быстро восстанавливаются.

  
Методы лова трески, применявшиеся в XIX веке, были весьма щадащими. У рыбаков даже оставалось время на разделку пойманной рыбы. Фото: NOAA National Marine Fisheries Service

Загрязнение воды

Хищнический вылов морепродуктов — далеко не единственный фактор катастрофического снижения численности популяций. По данным Центра по оздоровлению окружающей среды при Совете национальной безопасности США, одной из серьезных причин вымирания обитателей морских пучин является недостаток кислорода в воде. К этому приводит избыток азота и фосфора от промышленных отходов: данные вещества стимулируют рост водорослей, которые при разложении поглощают практически весь кислород.

Как правило, это наблюдается в устьях больших рек, но не только: именно такая картина складывается в Черном море. Согласно докладу экспертов ООН, ему угрожает реальная опасность. В результате хронического истощения рыбных запасов, сильнейшего загрязнения и разрушительного воздействия привнесенных извне живых организмов может разразиться экологическая катастрофа. Общий объем улова рыбы всех черноморских государств (Болгария, Грузия, Румыния, Россия, Турция и Украина) сократился с 814 тысяч т в 1988 году до 213 тысяч т в 1991 году. В настоящее время там вылавливается 523 тысяч т рыбы, хотя уже утеряно около трети рыбных запасов Черного моря. Только шесть видов рыб из двадцати шести, вылавливаемых в 1960-е годы, сохранились в масштабах промышленной добычи. При этом значительно сократились запасы осетров, лосося, кефали, кильки, макрели и бычков.

Экологическая обстановка ухудшается также в результате попадания в море азота и фосфора из удобрений с сельскохозяйственных полей. Это вызывает рост планктона и водорослей больше допустимого уровня. Кроме того, в докладе отмечается, что в Причерноморье проживают около 162 миллионов человек, а работы по реальной очистке сточных вод практически не ведутся.

Губительным является и загрязнение воды нефтью. О негативном воздействии на рыбу нефти, нефтепродуктов и нефтяных остатков стало известно еще в конце XIX века, когда началась их массовая транспортировка по рекам. Вина нефтяных разработок на дне Каспийского моря в вымирании каспийских видов осетровых, по общему признанию специалистов, не меньше, чем браконьерский их вылов в притоках Волги.

Ученые связывают две проблемы — уменьшения биологического разнообразия и загрязнения воды — воедино. По словам Палумби, океан обладает отличными способностями к самовосстановлению. Он сам очищает воду и превращает нечистоты в питательные вещества, а углекислый газ — в кислород. Но для того, чтобы сохранить эту способность, океан, составляющий 90% всей биосферы, нуждается в миллионах населяющих его живых организмов, которые являются необходимыми винтиками этой машины. И чем выше биологическое разнообразие, тем лучше работает система — хотя это совсем не так очевидно, как может показаться.

До сих пор многие ученые считали, что особи, принадлежащие к одному виду и обладающие определенными способностями, могут выполнять какие-то задачи более эффективно, чем особи другого вида. Представим, например, что один вид водорослей производит питательные вещества успешней, чем другой. Можно было бы подумать, что на участке, где растут «умные» водоросли, этот процесс будет проходить успешней, чем там, где эти водоросли растут вперемешку с другими. Однако исследования показывают, что это не так.

  
Рыбу пальцепёр (Polydactylus sexfilis) очень любят на Гавайях. Ее разводят в больших садках рыбоводных ферм. Фото: NOAA

Неоправдавшиеся надежды

Раньше бытовало мнение, что будущую нехватку морепродуктов можно предотвратить с помощью ферм, на которых они будут выращиваться. Эту идею начали активно претворять в жизнь — одна треть поступающих в продажу креветок выращивается на фермах. Но оказалось, что и такие методы приносят экологии значительный урон, а благие намерения были сведены на нет плохим исполнением и погоней за быстрым обогащением.

Креветочные фермы привели к исчезновению большого количества мангровых зарослей, повреждению коралловых рифов и растительного слоя морского дна. А это, в свою очередь, влечет за собой уничтожение привычной среды обитания для многих биологических видов — а значит, все так же приводит к снижению биологического разнообразия и серьезным нарушениям в работе экосистемы. К тому же на морских фермах, как правило, используются вредные для окружающей среды химикаты. Кроме того, на каждый килограмм выращенных креветок приходится четыре килограмма рыбы, которая пошла на их прокорм. Похожая история и с фермами по выращиванию лосося: там соотношение составляет один к трем. Корм для лосося в основном делают из сардин, мойвы и сельди, а ведь эта рыба также необходима для пропитания китам, морским птицам и тюленям.

Усилия международного сообщества экологи пока тоже относят к числу своих разочарований. Призывы экологов прекратить промысел трески в Северном море уже много лет остаются без ответа, хотя всем известен пример Канадских Великих Банок, где были необратимо уничтожены богатейшие запасы трески. На очереди — тунец и ракообразные.

В ноябрьских переговорах ICCAT в Дубровнике приняли участие сорок две страны. Там ученые указывали на необходимость снизить добычу тунца в Средиземном море и Северной Атлантике до 15 тысяч тонн в год, а также запретить рыбную ловлю во время нереста. США, Канада, Норвегия и Исландия согласились последовать этим рекомендациям, но страны Евросоюза, Северной Африки и Восточной Азии хотели сохранить прежние квоты: 32 тысячи тонн. В итоге было решено к 2010 году «постепенно снижать» добычу тунца до 25 с половиной тысяч тонн. Минимальный вес пойманного тунца при этом вырастает с 10 до 30 килограммов. Зато отдельным пунктом выставлено ограничение для рыбаков-любителей: за одну рыбалку может быть выловлен только один тунец.

Всемирный фонд защиты дикой природы очень недоволен таким исходом. «При подобных планах на будущее коллапс просто неминуем. Это какая-то насмешка над трудом ученых», — говорит Тони Лонг (Tony Long), директор отдела Всемирного фонда дикой природы по европейской политике (WWF European Policy Office). — «Евросоюз полностью дискредитировал и себя, и ICCAT как рыбохозяйственную организацию».

Что делать?

Существующие запасы рыбы можно спасти, если появится больше охраняемых районов. Однако в настоящее время под эффективной охраной находится менее одного процента мирового океана. Защитой океана занимаются сейчас такие международные организации, как, например, Conservation International, чья цель — к 2010 году учредить двадцать новых охраняемых территорий, и Всемирный фонд дикой природы, который развернул специальную морскую программу и в России.

  
Прошедшая по морскому дну траловая сеть буквально не оставляет там ничего живого. Фото: NOAA
Но дело не только в размерах охраняемых территорий. «И морским заповедникам, и промысловым хозяйствам необходимо разумное управление», — говорит Карл Густаф Лундин (Carl Gustaf Lundin), глава комитета по защите морских ресурсов во Всемирном союзе охраны природы. — «Рыбная ловля не должна разрушать экосистему — вспомним хотя бы о пагубном воздействии на нее донного траления». Траловые сети буквально выскребают морское дно. Достаточно сказать, что в сетях, предназначенных для ловли креветок, каждый год погибают 150 тысяч морских черепах. А на каждый килограмм пойманных креветок приходится 10 килограммов прилова (т. е. побочного, «ненужного» улова), большая часть которого погибает и выбрасывается. Прилов же может содержать до 400 видов морской фауны! Креветочные промыслы ответственны за 27,3% выброшенного прилова, в то время как их доля в мировом улове морепродуктов не составляет и двух процентов. Тем не менее этот метод ловли не запрещен и продолжает широко практиковаться. Еще одна серьезная проблема — дрифтерные сети. 85% самых разных морских животных, которые случайно заплывают в эти сети, выбрасываются обратно в море уже мертвыми или находящимися на грани гибели. Несмотря на мораторий ООН, дрифтерные сети продолжают использоваться нелегально.

На Западе с 1970-х издаются «экологические путеводители» с целью помочь покупателю выбрать такую рыбу, которая была выловлена щадящими методами и таким образом сделать свой вклад в защиту окружающей среды.

Япония, которая многие годы намеренно занижала объемы своих уловов, согласилась вдвое сократить добычу тунца — это произошло после того, как обнаружилось, что количество продаваемого в стране сашими из тунца вдвое превышает установленные квоты . Когда обман раскрылся, оказалось, что за последние двадцать лет японские рыбаки незаконно поймали 178 тысяч т этой рыбы, а их выручка составила 6 миллиардов долларов!

Проблему истощения морских ресурсов уже приняли во внимание в США: 2 октября 2006 года президент Буш выпустил меморандум, согласно которому Америка обязуется поддерживать экологически безопасные методы рыбной ловли и помогать в этом другим странам.

Несмотря на пример Черного моря, не говоря уже о состоянии Каспийского моря, в России заявления природоохранных организаций называют «экстремистскими» — не находя, впрочем, никаких весомых аргументов против их позиции. И это при том, что председатель Госкомрыболовства признал, что в России промысловые запасы минтая, трески, камбалы и шельфовых крабов могут полностью исчезнуть уже в 2010 году...

Борис Ворм подчеркивает, что политики должны следовать рекомендациям ученых, которые дают конкретные и простые рецепты — как и на что надо умерить аппетиты хотя бы на время. Опыт показывает, что если численность вида еще не снизилась до критического уровня, она может быстро восстановиться. Конечно, это произойдет не за один год, но пять-десять лет — вполне реальный срок. И такие примеры есть. Когда квоты вылова трески для Норвегии и России были урезаны наполовину, популяция этой рыбы восстановилась буквально за пару лет.

Читайте также в журнале «Вокруг Света»:

 

Анна Фартушная, 11.12.2006

 

Новости партнёров