Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<август>

Путеводители

Край леса

Средняя скорость «облысения» земли в этом веке почти в двадцать раз выше, чем в прошлом, утверждают ученые

  
Вид каждого спиленного дерева вполне обоснованно будит тревогу в душе каждого современного человека. Фото (Creative Commons license): jsymmetry

Отношение человека к лесу всегда сильно зависело от его географического положения. То он без устали сражался с буйной лесной растительностью, отвоевывая у нее место для жизни и хозяйствования, то всеми силами удерживал и охранял леса, поскольку в их отсутствии и жизнь невозможна. Теория рассматривает две крайности: тайгу и пустыню — и там, и там люди почти не живут. В тайге человеческая жизнь возможна лишь в искусственно проделанных в ней «прогалинах». В пустыне — ситуация обратная: жизнь возможна только вблизи оазисов, основным компонентом которых являются деревья (и вода, разумеется). Жизнь на земле была бы невозможна и в том случае, если бы человек не мог достаточно эффективно противостоять наступлению леса, и в том — если бы лес отступал слишком быстро.

В ХХ веке этот баланс был нарушен. Борьба человека с лесом стала слишком эффективной, технологии истребления леса не скомпенсированы соответствующими технологиями его восстановления. Возникшая диспропорция обернулась беспрецедентным за всю историю человечества сокращением зеленой биомассы вообще и лесных массивов в частности. Эта особенность нашего времени, едва она была замечена, поставила перед наукой о Земле три связанных, но разных задачи: оценить скорость, с которой леса истребляются, оценить возможный эффект их истребления и предложить сценарии восстановления баланса.

В России такой деятельностью занимается Центр по проблемам экологии и продуктивности лесов Российской академии наук. Для координации усилий подобных национальных центров был создан Институт всемирных ресурсов (World Resources Institute), где усилия ученых разных стран соединяются в общую картину и анализируются. По данным WRI, к 2005 году было уничтожено более 80% природных лесов, находившихся в густонаселенных районах земли, например в европейской части России. Большая часть лесов располагается на территории России, Бразилии, Канады, США и Китая. Они покрывают около 30% земной поверхности, или около 4 млрд га. На протяжении второй половины ХХ века средняя скорость сокращения лесов составляла 44 гектара в час, но сейчас она сильно выросла: вычисленная для последних пяти лет, она составляет уже более тысячи гектаров в час. Одна только Южная Америка теряла из-за сельскохозяйственных вырубок и лесозаготовок по 4,3 миллиона гектаров ежегодно. А по оценке Госдепартамента США, ежегодный урон, наносимый мировым лесным массивам, в территориальном измерении в четыре раза превышает размеры Швейцарии

Самыми «горячими» лесными точками специалисты считают два типа леса, которые являются невосполнимым природным запасом Земли и во многом определяют условия жизни людей, даже тех, которые живут в своих «каменных» джунглях за тысячи километров: это тайга и тропические леса. Как ни странно, именно они в настоящее время страдают больше всего — больше, например, чем леса и лесопарки вокруг крупных городов. А ведь еще совсем недавно ситуация была обратной.

Так о чем же пело зеленое море под крылом самолета?

Тайга, или, как ее еще называют, бореальный лес, занимает 10% территории Земли и является самым древним и крупным массивом девственного леса. Площадь российской тайги больше всей континентальной территории США (а ведь бореальные леса есть еще и на Аляске, в Канаде и пр.). Это и есть «легкие планеты» (не менее важные, чем леса в бассейне Амазонки), так как от ее состояния зависит соотношение кислорода и двуокиси углерода в приземном слое атмосферы. Многие думают, что таежные массивы неистощимы. Однако сто лет назад промышленная эксплуатация полностью уничтожила девственные леса Скандинавии, что вызвало «кризис биологического разнообразия» и заставило скандинавов внести в Красную книгу более 1900 видов лесных животных и растений. Теперь у них остались только вторичные леса — то есть выросшие на месте уничтоженного девственного леса — и их экосистема уже совсем иная.

Таежные массивы обеспечивают до 60% мировых поставок промышленных лесоматериалов. При этом масштаб вырубок тайги за последние десятилетия вырос в 10 раз: крупнейшие корпорации при содействии криминальных структур всеми способами стремятся получить доступ к колоссальным ресурсам, дающим миллиардные прибыли. В 2005 году тайга лишилась двадцати двух миллионов гектаров леса (половины территории Франции). Нетрудно посчитать, что даже если каким-то образом остановить дальнейший рост производства древесины, то тайга лишится всех своих деревьев всего за пятьдесят лет. Причем, эта оценка, скорее всего, оптимистическая: высока вероятность увеличения скорости сокращения площади, занятой тайгой, и при сохранении нынешнего уровня добычи леса — из-за повреждения плодородного слоя почвы, загрязнения ее различными вредными веществами или увеличения площади болот.

  
Люди с большим удовольствием жгут тайгу. Кроме всего прочего, это дело приносит им (некоторым из них) колоссальную прибыль. Фото: Jeff Henry/NPS

По словам Анатолия Шухинина, руководителя пожарной лаборатории Красноярска, «наши безбрежные леса пожирает неоперабельный рак легких». Тайга страдает не только от законных и незаконных вырубок, но и от увеличивающихся пожаров. Многие обвиняют в преднамеренных поджогах лесозаготовителей, включая крупные транснациональные корпорации, которые таким образом стремятся заполучить дешевую и качественную древесину: лицензии на лесозаготовку в районах, пострадавших от пожара, значительно дешевле, а качество древесины не страдает. «После пожара древесина становится только лучше… тогда приходят лесорубы, валят лес и за очень хорошие деньги продают его в Китай», — объяснил Шухинин корреспонденту BBC.

Тайга во многом определяет экосистему Земли. Вырубка и пожары тайги превратили Сибирь в «горячую точку» планеты, в буквальном и переносном смысле. В конце сентября 2006 года в Великобритании прошла научная конференция по климатическим изменениям в Сибири. По сообщению сотрудника Центра экологии и гидрологии в Монксвуде (Великобритания) Хейко Бальцтера (Heiko Balzter), с 1970 года климат в центральной Сибири потеплел на 2° С, что в три раза превышает общий уровень мирового потепления. Теплая весна способствует размножению лесной моли, которая питается иголками хвойных деревьев и за одно лето способна уничтожить целые регионы леса. Деревья погибают, растительность уничтожается, ускоряется таяние вечной мерзлоты, которая содержит в себе огромные объемы парниковых газов. При ее таянии газы выпускаются в атмосферу, многократно усиливая парниковый эффект. Это также приводит к распространению пожаров. По мнению красноярских ученых, такой вариант развития может к 2090 году превратить тайгу в голую степь.

  
Тропические леса представляют собой самую развитую экологичекую систему. Подавляющее большинство видов расстений и животных обитают именно здесь. Сколько именно, в точности не известно. По оценкам некоторых ученых к настоящему времени систематиками описано всего около трети обитателей этих лесов.  Фото: Commander John Bortniak, NOAA Corps

Пустыни, зеленые и желтые

Тропические леса — «зеленая пустыня», как их называют — являются самыми развитыми экосистемами на Земле. Они отличаются исключительным богатством и разнообразием видов, не сравнимым с лесами умеренной полосы. Бразилия и Колумбия обладают по 85 000 видов растений каждая, в то время как в США и Европе вместе взятых произрастает только 12–15 тысяч видов.

Последние пять десятилетий в тропических лесах мира разворачивается настоящая трагедия. Уникальные экосистемы разрушаются со скоростью урагана — особенно страдают прибрежные зоны: там уничтожено до 90% лесов, имевшихся к началу ХХ века. Столь быстрое истребление тропических лесов имеет колоссальное значение для всего человечества: они регулируют водные потоки и создают естественные водоразделы для фермеров, выращивающих сельхозпродукцию для 1 миллиарда человек. Они регулируют климат и производят кислород, а также содержат нетронутые генетические ресурсы стоимостью миллиарды долларов.

Многие тропические страны, включая Индонезию, Таиланд, Малайзию, Бангладеш, Китай, Шри-Ланку, Лаос, Нигерию, Ливию, Гвинею, Гану, уже утратили большую часть своих массивов. На Филиппинах вырублено более 80% леса. К 1960 году в Центральной Америке произошло сокращение девственные лесов на 20%. Теперь их остается только 40%. Правительства Таиланда, Филиппин и Индии объявили вырубку лесов национальным бедствием.

Тропические леса занимают около 7% территории Земли, при этом являются убежищем для 90% природных видов нашей планеты, многие из которых еще даже не открыты. В результате уничтожения лесов ежедневно исчезает от 50 до 100 видов животных и растений. Почти половина лекарств, используемых во всем мире, производится из природных продуктов. Национальный институт рака США выделил более 2000 тропических растений, обладающих потенциалом борьбы с раковыми заболеваниями. Волшебные пилюли спрятаны в джунглях и, пока мы их ищем, ждут своего уничтожения. По подсчетам ученых, к 2009 году исчезнут 25% существующих на сегодня видов. На сегодня Латинская Америка утратила 37% тропического влажного леса, Азия — 42% и Африка — 52% (см. статью «How to stop the destruction of Amazonia» в журнале «New Scientist» от 15 октября 2005).

Превращение зеленых пустынь в желтые — это лишь одно из предсказаний, которые делают ученые, изучая существующую динамику сокращения лесов.

Прогнозы и надежды

Утрата тропиков вызывает эрозию, наводнения и, самое тяжелое, изменения климата. Для обеспечения жизни на Земле газы в атмосфере находятся в очень тонком равновесии. Теплоизолирующие газы, такие как углекислый газ, метан, оксиды азота, озон, препятствуют утечке тепла в открытый космос — почему, собственно, и называются «парниковыми». При увеличении содержания этих газов в атмосфере происходит постепенное повышение температуры земной поверхности. Изменение климата, еще десять лет назад являвшееся лишь гипотезой, сегодня стало реальностью: инуиты Канады переживают исчезновение арктических льдов и вечной мерзлоты, жители Латинской Америки и Южной Азии подвергаются постоянно усиливающимся смертельным ураганам и наводнениям, европейцам все сложнее бороться с лесными пожарами и губительной жарой. Гренландский ледник становится все тоньше и тоньше.

Реакция фотосинтеза, проходящая в зеленом веществе растений, нейтрализует одновременно два фактора потепления климата: солнечный свет и атмосферный углекислый газ. Сокращения лесов приводит к тому, что больше солнечного света превращается в тепло, а накапливающаяся углекислота не позволяет этому теплу уйти обратно в космос.

Основной причиной уничтожения тропических лесов, особенно в Азии, стали лесозаготовки, где своя лидирующая роль принадлежит Японии: практически самостоятельно она финансировала истребление великих тропических лесов юго-восточной Азии, часто пуская драгоценную плотную древесину на производство туалетной бумаги.

  
Современный тропический лес как язвами покрыт подобными техногенными «прогалинами», имеющими тенденцию постоянно расширяться и смыкаться с соседними. Фото: Compton Tucker, NASA GSFC
Другой причиной уничтожения тропических лесов, по масштабу сравнимой с лесозаготовками, является сельскохозяйственная и фермерская деятельность. Перенаселенность стран третьего мира заставляет безземельных крестьян углубляться в нетронутые леса в поисках пропитания. Бедность не оставляет им другого пути, кроме вытеснения других видов и разрушения природной среды. Они выжигают леса, чтобы расчистить территорию для плантаций под клубнику, баклажаны, перец, ананасы, бананы, сахар, арахис, кокосы и хлопок для удовлетворения растущего спроса «развитых» стран. Миллионы гектаров леса уничтожены в Центральной Америке, чтобы обеспечить дешевую говядину для гамбургеров. Международные сети быстрого питания и крупные корпорации США находят в беднейших странах дешевых поставщиков мяса, стимулируя их, таким образом, за мизерную плату сжигать свое национальное достояние, чтобы скормить богатым соседям очередной гамбургер и лишить своих детей достойного будущего. Только в Амазонии насчитывается 100 000 фермеров, которые, не задумываясь, выжигают и вырубают леса для расчистки новых пастбищ.

На месте уничтоженных лесов латиноамериканские крестьяне выращивают фрукты, специи, сахар, табак, производят мыло, резину, бумагу, ткани. Барбадос заменил тропические джунгли сахарными плантациями, а в Малайзии тропические леса исчезают со скоростью 255 600 гектаров в год, уступая территорию плантациям каучука и масличных деревьев. Ежегодно Евросоюз импортирует миллионы тонн калорийной маниоки из Таиланда на корм скоту и птице. Плантации маниоки появились на расчищенных от леса территориях. Многие жители таких стран уверены, что богатые соседи спасают их от голода, обеспечивая работу, жизненное пространство и заработок миллионам людей.

Уничтожение лесов вызывает тревогу ученых уже не первый год. Но радикального средства, которое помогло бы даже не улучшить ситуацию, а хотя бы немного затормозить ее ухудшение, никто пока не предложил. По большей части все действенные меры лежат в сфере политических решений: объявление вырубки вне закона, прекращение экспорта леса, переход сырьевых стран на производственную экономику, мощная экономическая поддержка беднейших стран и так далее. Все они связаны с невероятными, можно даже сказать, фантастическими тратами денег, а их непосредственный экономический эффект будет, скорее всего, отрицательным. При этом даже восстановление лесных массивов не восстановит в полной мере утраченное экологическое равновесие. Как правило, вновь высаживаемые деревья отличаются от природных, изменяется состояние почвы и химические состав грунтовых вод. Воздействие на природу первичных и вторичных лесов принципиально разное.

В сентябре 2006 года в Мексике за закрытыми дверями прошла встреча двадцати стран, оказывающих наиболее разрушительное влияние на окружающую среду. Инициатива проведения диалога о климатических изменениях, чистой энергии и устойчивом развитии принадлежит Великобритании. Одна из целей этого диалога — достижение неофициального соглашения между индустриальными и развивающимися странами по разработке долгосрочных стратегий. Судя по всему, никаких эпохальных решений не было достигнуто и на этот раз. Проще всего объяснить сложившееся положение безответственностью властей и беспечностью населения планеты. Даже соглашаясь с тем, что это отчасти справедливо, следует заметить, что пока отсутствует даже приблизительная технологическая схема, обеспечивающая решение проблемы. Во время мексиканской встречи министр иностранных дел Великобритании Маргарет Бекетт (Margaret Beckett) сказала: «Это миф, что якобы эффективное воздействие на климат убивает экономических рост». Тем не менее на сегодняшний день ни политическая, ни экономическая теория не имеет ни модели высокоразвитого технологического общества, не разрушающего свою среду обитания, ни, тем более, способов ее реализации. 

Читайте также в журнале «Вокруг Света»:

Юлия Шпакова, 17.10.2006

 

Новости партнёров