Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Парфюмер в трех миллионах сосен

Благотворительный фонд имени Ива Роше восстанавливает погибший лес в Архангельской области

Начиная с весны этого года благотворительный фонд имени Ива Роше, действующий под эгидой Института Франции, проводит посадки деревьев в Архангельской области. Несколько лет назад это место в окрестностях города Котлас сильно пострадало от шквального ветра (ветровала), теперь на нем высажено три миллиона молодых деревьев. Фото автора

В декабре 2008 года по Красноборскому району Архангельской области ударил шквал, поваливший более 1000 га леса. Даже лесничим с многолетним стажем не доводилось прежде видеть своими глазами, как ветер с корнем вырывает 30-метровые сосны и, словно соломину, поднимает их в воздух. После 10-минутной бури в лесу осталась полоса сплошь поваленных деревьев. По счастью, тогда обошлось без жертв. Спустя два года на месте природной катастрофы начали сажать новый лес. Ликвидацию последствий бедствия взяло, как говорится, под свой контроль международное сообщество — о состоянии архангельских лесов заговорили в ЮНЕП (программе ООН по окружающей среде, UNEP). А конкретные действия взял на себя действующий под эгидой Института Франции благотворительный фонд имени Ива Роше (Fondation Yves Rocher — Institut de France), организовав и профинансировав посадки трех миллионов деревьев в Архангельской области. В конце лета туда приехал президент фонда, сын основателя компании Жак Роше (Jacques Rocher). Осмотреть места посадок вместе с ним пригласили и журналистов. Им, кстати, предложили принять и посильное участие.

Первые посадки на этом месте начались еще весной. Но лето выдалось сухим, за первые два летних месяца совсем не было дождей, и часть сеянцев погибла. Прижилось менее 70% посадок, и то, чем мы занимались, на лесохозяйственном языке называется «дополнение лесных культур». Проще говоря, мы сажали новые деревья вместо погибших. Предварительно здесь поработал трактор с плугом, и мы сажаем в отвал земли от плуга — так увеличивается толщина плодородного слоя. Нас разбили на группы по три человека: гость, школьник и специалист лесничества. Посадочный материал в вёдрах уже ждёт нас на месте. Сажаем вручную, при помощи несложного приспособления, называемого меч Колесова. Это такой металлический клин вроде толстого трёхгранного наконечника копья, насаженного на недлинное древко. Меч втыкают в землю, немного раскачивают и вынимают. В образовавшуюся щель, расправляя корневую систему, вставляют саженец — «посадочный материал». После этого рядом делают второе отверстие и прижимают корневую систему движением меча к себе. Так избавляются от воздушного мешка, чтобы корни не высохли. Потом — движение от себя, корневая шейка зажата, и меч можно вынимать. Осталось притоптать ногой землю вокруг будущего дерева. Следующее высаживается через 70 см, между рядами 3–3,5 м. По проекту на один гектар надо высадить 3 500 будущих деревьев.

Генеральный директор компании Ив Роше в России Брюно Лепру осваивает меч Колесова. Фото автора

В маленьком зале ожидания местного аэропорта в Архангельске, куда только что вернулись после посадок, у меня была возможность поговорить с Жаком Роше. Я поинтересовался, почему Россия была выбрана одной из стран для осуществления этого проекта, ведь в России, в отличие от многих других стран, лесов пока довольно много? Жак Роше пояснил:

Прежде всего, нам интересно работать с командой, которая есть у нас в вашей стране. Это ведь тоже человеческое сообщество, представленное во всём своём многообразии. Вообще, в сообществе, которое носит имя нашей компании, представители разных народов: испанцы, мексиканцы, французы. И для меня это возможность поработать с местным населением. Я вижу, что у команды здесь есть инициатива, желание работать, делать что-то особенное. В России действительно много лесов, но для меня было очень важно увидеть глаза молодых ребят, которые уже сейчас занимаются посадкой леса и продолжат этим заниматься в будущем. Когда мне было 14 лет, я тоже занимался в своей деревне защитой природы, сажал деревья.

Молодые ребята, о которых говорит Жак Роше, — члены школьного лесничества в Ескинской школе. Во дворе школы питомник, в котором школьники выращивают саженцы сосны. На небольшой площади на десяти грядках растёт пятьдесят тысяч саженцев. Конечно, не все из них приживутся и станут большими деревьями. Но всё равно потенциально это не один десяток тысяч будущих деревьев. В теперь уже далёком 1978 году учителя и учащиеся посадили во дворе местной школы 480 саженцев кедра: в восемь рядов по шестьдесят деревьев. До сегодняшнего дня дожило 298 кедров. Конечно, из-за столь малой площади сада и высокой плотности, с которой он сажался, сад сейчас находится в «угнетённом» состоянии. «Угнетённый» — это такой лесной термин. Причина угнетения тоже понятна: малая площадь питания, плотное расположение стволов. Из-за этого происходит и усыхание хвои кедров. Чтобы сад выжил, нужно разредить посадки. Этим в будущем и займутся члены школьного лесничества. Но сад всё равно живёт — уже второй раз за время его существования кедр плодоносит.

Россия не первая страна, в которой фонд имени Ива Роше сажает лес. На выбор вида деятельности повлияло знакомство Жака Роше со знаменитой кенийской защитницей природы Вангари Маатаи (Wangari Maathai) — первой из африканских женщин, получившей Нобелевскую премию мира (2004 год). Основанное ею экологическое движение «Зелёный пояс» сначала возрождало уничтоженные леса в Кении, а потом распространило свою деятельность на весь африканский континент. За четверть века сторонники движения высадили более двадцати миллионов деревьев. Жак Роше познакомился с Вангари в Найроби в марте 2007 года и решил, что его фонд тоже должен делать что-то подобное, но в рамках планеты. В результате возникло новое движение «Озеленим планету вместе».

Из всего многообразия возможных экологических программ нужно было выбрать какую-то одну, и мы посчитали, что эта программа наиболее нам подходит. Мне кажется, что в её выполнении мы наиболее эффективны, — сказал Жак Роше.

Кедровая роща, посаженная учениками и преподавателями Ескинской школы в 1978 году. У фонда имени Ива Роше в Архангельской области изначально были партнеры и помощники. Фото автора

С тех пор по всему миру при поддержке фонда было высажено более девяти миллионов деревьев. Они сажали лес в Индии и Бразилии, в Мексике и на Мадагаскаре, в Буркина Фасо и Австралии, в Эфиопии и на Гаити, в Сенегале и Марокко. В родной Франции они помогли восстанавливать лес в департаменте Ланды. В январе 2009 года тут прошел ураган, и было решено высадить в Ландах 15 тыс. деревьев. И наконец, было решено сажать лес в России — стране с самыми большими по площади лесами в мире.

В каждой стране фонд действует в кооперации с местными неправительственными организациями. У нас в качестве партнёра выбрали российское отделение Всемирного фонда дикой природы — WWF. Начали с помощи Ботаническому саду МГУ «Аптекарский огород». Там высадили около тысячи саженцев редких сортов хвойных растений, выращенных в питомниках Европы. На Алтае приняли участие в проводимом WWF восстановлении ленточных боров — там посадили 55 тыс. деревьев. Архангельский проект самый масштабный и самый амбициозный — 3 млн деревьев.

Глава архангельского регионального отделения WWF Андрей Щёголев прокомментировал это сотрудничество:

Идея была в том, чтобы не просто восстановить лес после рубки, а исправить последствия природного стихийного бедствия, это место было предложено Агентством лесного хозяйства как пострадавшее от мощного ветровала в 2008 году, и мы решили, что это было бы интересно. В то же время для нас важно развитие интенсивного лесного хозяйства именно в освоенных лесах, чтобы передвинуть сюда фокус лесозаготовок с первичных и малонарушенных лесных массивов.

Вообще, экологи считают крайне важным уменьшить лесозаготовки в первичных (никогда не знавших топора дровосека) и малонарушенных лесах (в которых разработки велись, но очень давно, сотни лет назад) и переместить их на уже освоенные территории, где есть дороги и инфраструктура. Первичных и малонарушенных лесов на планете осталось крайне мало. Но как раз в России они кое-где ещё сохранились — в том числе в Архангельской области. Здесь да в соседней республике Коми находятся последние в Европе крупные малонарушенные лесные массивы.

Во время перелёта из Архангельска в Котлас у директора по долгосрочному развитию компании Yves Rocher и президента благотворительного фонда имени Ива Роше Жака Роше было время ознакомиться с журналом «Вокруг света». Фото автора

И не случайно во время встречи в Красноборском лесничестве Жак Роше поинтересовался: ведутся ли лесозаготовки в малонарушенных лесах (часто их ещё называют старовозрастными или девственными). На его вопрос ответил руководитель Красноборского лесничества Павел Николаевич Агеев:

Некоторые из таких лесов переданы в аренду, но компании-арендаторы придерживаются сейчас моратория на вырубку этих лесов. К тому же, дорожная сеть там неразвита и добраться туда очень сложно. Случился там как-то пожар, так даже трелёвочник туда еле проехал.

Информация об отсутствии дорог к массивам малонарушенных лесов полностью удовлетворила французских гостей.

Введение моратория — добровольного отказа от проведения рубок — было инициировано несколько лет назад природоохранными организациями Гринпис и WWF. И некоторые компании их послушались и присоединились к мораторию. Конечно, происходит это не только потому, что промышленники вдруг осознали необыкновенную экологическую ценность таких лесов. Архангельские лесозаготовители традиционно ориентировались на европейский рынок, но продать лес в Европу не так-то просто: европейскому потребителю вовсе небезразлично «откуда дровишки». И если становится известно, что продукция сделана из древесины, добытой в старовозрастных или малонарушенных лесах, то придирчивые потребители могут объявить бойкот и предприятию, и его продукции.

Чтобы такого не происходило, уже довольно давно существует процедура добровольной лесной сертификации. Предприятия, которые хотят продавать лес или продукт его переработки в Европу, идут на это, так как сертифицированную древесину проще продать. В Европе наиболее распространена сертификация Лесного попечительского совета (Forest Stewardship Council). По словам Андрея Щёголева, Архангельская область давно работает на Европу, и устойчивое лесопользование здесь развито в большей степени, чем в других областях. Из 28 млн га лесов области (это включая неэксплуатационные притундровые леса) сертифицировано около 6 млн га. А проект ООН поможет развитию устойчивого лесопользования и сохранению последних крупных малонарушенных лесов в Европе.

Вручение памятных дипломов Фонда Ива Роше участникам школьного лесничества. Фото автора

В течение трех лет на юге Архангельской области планируется посадить 3 млн деревьев на площади 850 га. Лес физически будут сажать лесничие при активном участии школьников. Площади под посадки определяются совместно с областным агентством лесного хозяйства, а контроль за посадками будет осуществляться агентством, лесничеством и экспертами WWF.

Чаще всего последствия стихийных бедствий природа выправляет сама: поваленные деревья постепенно гниют, удобряя своими останками почву, а на их месте вырастают новые. Только чаще всего при таких процессах происходит замещение пород: вместо сосен вырастает берёза, ольха. Уменьшается биоразнообразие, лес становится менее ценным с лесохозяйственной точки зрения. Предотвратить это может вмешательство человека. Называется это — искусственное лесовосстановление. Вообще-то, этот процесс всегда должен происходить после вырубки леса и ответственны за это лесопользователи, то есть те, кто лес рубит. Правда, они не всегда это делают, хотя и обязаны. Если лес рубит добросовестный хозяин, то он заинтересован в том, чтобы посадить новые деревья, которые станут лесом через несколько десятилетий, ухаживать за ними. Такое ведение хозяйства называется устойчивым лесопользованием. Но это в идеале. А вот в случае стихийных бедствий найти источник финансирования для восстановления уничтоженного природой леса не всегда просто.

Все эти усилия экологов по переходу лесного хозяйства к устойчивому лесопользованию, восстановлению лесов, посадкам деревьев получают сейчас очень сильное теоретическое подкрепление. Российский физик Виктор Горшков и его соратник и ученик Анастасия Макарьева разработали концепцию «биотического насоса атмосферной влаги» или, более общо, «биотической регуляции окружающей среды». Исходя из неё, именно леса планеты ответственны за перенос влаги с океана на сушу.

Классически считается, что ветер дует из областей с высоким давлением в области с низким давлением. Расчёты Виктора Горшкова привели его к иному выводу. Определяющим в перемещениях воздушных масс он считает не разность давлений, а разность испаряющей способности. Ветер дует из области с низким испарением в область с высоким испарением. Леса, в силу их многоярусности и бессчётного количества листвы, имеют большие площади испарения, чем просто ровная поверхность воды, как в морях, океанах, озерах и реках. А значит, ветер будет дуть с поверхности моря в сторону леса. Там, где леса нет, осадки уменьшаются экспоненциально с удалением от берега моря. Там, где растут леса, — количество осадков почти не меняется, как бы мы не удалялись от берега на сотни и тысячи километров.

Питомник для выращивания саженцев сосны в школьном лесничестве. Каждая такая грядка     вмещает пять тысяч саженцев. Фото автора

Если вырубить лес на побережье, то влага перестанет поступать вглубь материка. Именно это когда-то произошло, по мнению учёного, в Австралии и впоследствии привело к образованию огромной пустыни. Но аборигены не ведали, что творили. Мы сейчас делаем это осознанно. Ведя интенсивные лесоразработки по всему миру и мало что сажая взамен, человечество само ухудшает собственную среду обитания. Лесам мы обязаны жизнью на Земле в том виде, в каком она сейчас существует. Исчезнут леса — и наша жизнь необратимо изменится, а может, и станет невозможной. Конечно, в это сложно поверить, особенно сложно согласиться с тем, что надо прекращать рубку лесов. Но, по крайней мере, их можно и нужно сажать.

Вадим Кантор, 30.09.2010

 

Новости партнёров