Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Соли пермской земли

У кажущейся иррациональной привязанности человечества к соли находится вполне логическое объяснение

Сохранившиеся с древнейших времён обряды и поверья доказывают, что человек на протяжении тысячелетий придавал соли символическое значение. Сверхспособности приписывают соли в японской культуре: в традиционном театре ею посыпают подмостки перед каждым представлением, чтобы защитить актёров от злых духов. В христианстве соль ассоциируется с истиной и мудростью — к примеру, у католиков во время крещения вкладывают в рот щепотку освящённой соли премудрости (Sal Sapiential). Фото (Creative Commons license): Sean Naber

Гомер называл её «священной субстанцией». Платон полагал, что она особенно дорога богам и именно поэтому так важна в религиозных обрядах. Английский психолог Эрнест Джонс (Ernest Jones, 1879–1958) в своём эссе писал, что навязчивая страсть людей к ней — это подсознательно сексуальная, иррациональная одержимость. Не просто догадаться, что все они говорят о такой, как нам кажется, банальной вещи, как соль. Ведь что такое соль для современного человека? Незамысловатая приправа к еде, то, что стоит копейки и всегда в наличии. Кто из нас задумывается о том, что содержимое его солонки в былые времена было бы ценнее золота, а доведись ему остаться без доступа к соли — недолго распрощаться и с жизнью.

Крупицы жизни

Соль необходима человеку не меньше, чем вода. Без натрия, который в ней содержится, невозможны ни перенос питательных веществ и кислорода, ни передачи нервных импульсов, ни движения мускулов. В теле взрослого человека содержится в среднем около 250 граммов соли, но она постоянно выводится из организма, и поэтому возмещать её потерю необходимо регулярно. Пытаясь ответить на вопрос: сколько же соли нужно человеку, — специалисты существенно расходятся во мнении: одни утверждают, что и трёхсот граммов в год будет достаточно, другие сходятся на восьми килограммах. Однако хорошо известно, что людям, живущим в жарком климате, нужно больше соли, а северные народы могут довольствоваться минимальным её количеством — эскимосы, к примеру, получая соль из сырого мяса животных, не нуждаются в других её источниках. 

Нехватка соли в организме даёт о себе знать головными болями, слабостью, головокружением и тошнотой — причём причины этих симптомов человек часто не осознаёт, списывая на усталость или влияние неблагоприятной окружающей среды. Если не получать соль вообще, не составит труда и вовсе расстаться с жизнью.

Именно поэтому там, где древние люди питались в основном зерновыми и овощами, лишь дополняя их изредка мясом животных, добыча соли была жизненной необходимостью. Хотя тогда о водно-солевом балансе и натрий-калиевом ионном обмене ничего не знали, но соль ценили и придавали ей символическое значение. Тем же народам, которые промышляли охотой и рыболовством, было проще — соль эти люди получали из мяса животных и рыбы. К тому же, следуя по натоптанным тропам животных, они неизменно находили лизуны — камни, которые облизывали животные, восполняя потребность в соли.

Китайцы-солевары

Благодаря соли люди научились консервировать продукты, и это отчасти повлияло на их образ жизни — избавило от необходимости ежедневного поиска пищи и позволило обогащаться за счёт торговли с иноземцами засоленными продуктами, которые были у них в избытке. К примеру, китайцы, опередившие в технологии добычи соли своих западных современников, были большими поклонниками брожения и квашения. Когда овощи разлагаются, содержащиеся в них сахара разрушаются и образуют молочную кислоту, служащую естественным консервантом. Квашение может происходить и без соли, но тогда углеводы и белки овощей разлагаются слишком быстро, и молочная кислота не успевает сохранять их. Соль же препятствует росту дрожжей и многих бактерий, вызывающих гниение.

Технология добычи соли, придуманная китайцами, существенно опережала западные. В первом-втором веке нашей эры они уже умели подводить к солеварням по трубам природный газ

В Сычуани, на юго-востоке Китая, соль с третьего тысячелетия до н. э. получали, выпаривая солёную воду. В 252 году до н. э. губернатор Ли Бин, догадавшись, что источник соли вовсе не в воде, а где-то ещё, взялся искать его. При нём прорубили первую в мире соляную скважину. Со временем стволы шахт становились всё уже, сами скважины всё глубже, а техника добычи — всё более совершенной. Благодаря соляным шахтам, где случались порой взрывы из-за некой таинственной субстанции, китайцы «приручили» и природный газ. Ко второму веку они научились, используя бамбуковые трубки, обмазанные глиной и рассолом, подводить газ к солеварням, где выпаривали соль в железных котлах. И это было первым в истории промышленным применением природного газа.

В середине XI века сычуаньские солевары разработали метод ударного бурения, который на протяжении последующих семи-восьми столетий оставался самым передовым в мире. Скважину около десяти сантиметров в диаметре пробивали при помощи тяжёлого стержня с острым железным долотом на конце. Бамбуковая трубка направляла стержень так, чтобы удары приходились в одну точку. Стержень укрепляли на деревянном рычаге, на другом конце которого стоял рабочий. Тяжестью своего тела он раскачивал рычаг вверх-вниз, заставляя долото подниматься и падать снова и снова. Через 5–6 лет, если повезёт, скважина в несколько десятков-сотню метров добиралась до пластов с солёной водой.

Источник власти

Не меньшее значение имела соль и для западной цивилизации. Многие города Италии, в числе которых и Рим, были основаны вблизи от соляных месторождений. Первая из великих римских дорог так и называлась — Via Salaria (Соляная дорога), и служила для доставки соли в регионы. В основном соль получали путём выпаривания морской воды, которую держали на солнце в глиняных горшках. Когда горшок был полон соли — его разбивали. Но римляне добывали также и каменную соль в шахтах, и соскабливали её со дна высохших озёр.

Были и другие методы добычи. К примеру, на территории северной Голландии и южной Дании добывали «торфяную соль»: в приливной зоне копали торф, пропитанный морской водой, а потом сжигали его. Смесь золы с солью, которая оставалась после этого, высыпали в морскую воду, где соль растворялась, а зола оседала на дно. Так получали перенасыщенный раствор, который затем выпаривали. Если сделать всё неаккуратно и в спешке — получалась чёрная соль с примесью. Но этим же способом можно было получить и белую мелкую соль.

Нехитрый способ добычи соли — выпаривать морскую воду до тех пор, пока на её поверхности не образуются кристаллы, которые можно собрать в корзины. Фото: Gunnar Bach Pedersen

Крупные центры древних цивилизаций и Нового Света возникали там, где была соль. Инки добывали её из соляных источников рядом со своей столицей Куско. Горцы чибча, жившие в районе современной Боготы, подчинили себе всю округу — благодаря умению делать соль лучше соседей. Все соляные источники принадлежали вождю — зипе, который распределял соль между членами племени. Соль служила индейцам и в качестве лекарства — в смеси с майораном и размолотыми листьями дерева ксуль её использовали как противозачаточное средство, солью с маслом врачевали эпилепсию, а соль с мёдом давали роженицам при болезненных родах. Испанцы, быстро сообразив, что здесь представляет собой источник власти, объявили соляные месторождения своей собственностью, на этом власть зипе и закончилась.

Соль всегда была стратегическим товаром. К примеру, основу рациона британских военных моряков составляла солёная треска и солёная говядина. В северной Европе подготовка к войне означала закупку соли для заготовки провианта. Шведский дипломат и писатель Олаф Магнус (Olaus Magnus, 1490–1557) в книге «История северных народов», вышедшей в Риме в 1555 году, перечисляет виды солёной рыбы, которые необходимы для того, чтобы выдержать долгую осаду: сельди, угри, караси, треска.

В Средние века соль уже использовали не только для сохранения продуктов. Выделка кожи, чистка дымоходов, пайка труб, покрытие керамики глазурью, врачевание недугов (зубной боли, расстройства желудка) — для всего этого требовалась соль, и способы её применения только увеличивались.

В 1875 году вышла книга немецкого ботаника Маттиаса Якоба Шлейдена «Соль», в которой он писал о прямой зависимости между демократией и отсутствием налогов на соль. Ни в античных Афинах, ни в Риме (пока он оставался республикой) жители не облагались налогом на соль, а Мексика и Китай приводились автором в качестве примеров соляных тираний. Во Франции, к примеру, нередко увеличение налога на соль (габель) заканчивалось бунтами. В 1543 году около сорока тысяч крестьян на юго-востоке Франции подняли восстание под лозунгом «Да здравствует король без габеля!». Короне под натиском недовольных пришлось на время отступить.

Так что роль соли в истории человечества исключительно важна. Она стала одним из первых предметов международной торговли, а её производство — одной из первых отраслей промышленности. Благодаря соли прокладывались новые торговые пути и заключались союзы. Вплоть до ХХ века она оставалась объектом отчаянного поиска, торговли и борьбы. Лишь в прошлом столетии стало очевидно, что Земля богата отложениями хлористого натрия, и лишь несовершенство технологии добычи сделало соль столь ценным для предшествующих поколений продуктом  и наделило её символическим смыслом.

На Усть-Боровской солеварне Соликамска гостей встречают, как и положено по старой русской традиции, хлебом да солью. Фото автора

Главная солонка страны

Главная солонка России — именно так ласково называют город Пермского края Соликамск. Где же ещё изучать историю соли, как не здесь? В первой четверти XV века посадские торговые люди Калинниковы, выходцы из Вологды, организовали выварку соли на берегу реки Боровицы, где поставили первые пять рассолоподъёмных труб. К 1430 году они переселились на реку Усолку, соляные источники которой оказались куда богаче. Так и было основано поселение Соль Камская.

Сюда потянулись солепромышленники. Спасаясь от растущей феодальной эксплуатации, бежали в поисках лучшей жизни крестьяне и обнищавшие посадские люди. Варницы Соли Камской готовы были принять много рабочей силы. Особенно возвысился город в XVII веке, став крупным торговым, административным и промышленным центром региона. На рубеже XVII–XVIII веков, в период наивысшего расцвета солеварения в Соликамске, около 70% всей российской соли добывалось именно здесь.

Наша поездка в соляную столицу России пришлась на празднование 580-летия города. По этому случаю сюда съехались представители администраций других соляных городов — России и Европы. Приехали в числе прочих и представители знаменитой польской Велички (Wieliczka), известной своими соляными копями — некогда одними из крупнейших в Европе.

Это единственный в мире горно-промышленный объект, работающий без перерыва с Средневековья до наших дней. Его выработки общей длиной около трёхсот километров расположены на девяти уровнях, вплоть до глубины 327 метров. В XI веке в Величке выпаривали соль из рассолов, в XIV уже добывали каменную шахтным способом. Сейчас же шахты Велички стали музеем — здесь проходят концерты, торжественные мероприятия, есть своя церквушка. Можно во время прогулки проследить, как развивались технологии добычи и переработки соли. В городе проживает всего около двадцати тысяч человек, но каждый год около миллиона людей со всего мира приезжают сюда, чтобы прикоснуться к соляной истории Европы.

А мы же спешим познакомиться с соляной историей России, и едем на Усть-Боровскую солеварню. В наши дни территория сользавода отдана под музей, здесь сохранены все деревянные постройки, необходимые для полного цикла производства.

В рассолоподъёмной клети поднимали рассол из земли — из соляной скважины с помощью специальной трубы, уходящей вглубь на сотню метров. Вплоть до ХХ века бурение скважин было делом весьма трудоёмким, самой дорогой частью любой солеварни считалась именно скважина, о размере и величине завода судили по их количеству. Поэтому порой у рассолоподъёмной башни было несколько хозяев.

Соляные шахты польской Велички. Фото (Creative Commons license): Dino Quinzani

Из этой башни по деревянным трубам рассол доставляли в соляной ларь — здание-бочку, где он отстаивался некоторое время. После этого рассол по трубам перегонялся в варницу — здание, где находился цирен, огромная «сковородка» для кипячения рассола. Его кипятили до тех пор, пока на поверхности не образовывались кристаллики соли, которые можно было бы сгрести. Кристаллы собирали, сушили и упаковывали в мешки. Какое-то время они могли находиться в амбаре, а затем их несли к реке Усолке, что протекает рядом, и складывали на соляные баржи.

Весь цикл производства (от поднятия рассола до упаковки соли) мог занимать день-два. На такой солеварне готовили до полутора миллионов пудов соли в год. Работы хватало людям самых разных специальностей. Был на солеварне соляной повар (вроде главного технолога), его подмастерьи, мешкодёры (подносили мешки), соленосы (выносили соль).

На втором дыхании

Усть-Боровская солеварня действовала вплоть до 1972 года, но уже в начале ХХ века город стал сдавать позиции — старые методы выпаривания соли из рассолов были не так эффективны, как прямая добыча соли из шахт. Поэтому в 1906–1907 на берегу Усолки была пробурена Людмилинская скважина глубиной около сотни метров — чтобы получить представление о залегании соляных пластов.

Рассол из Людмилинской скважины оказался горьким и непригодным для пищи, однако с этой скважины началась добыча совсем иных солей Соликамска. Один из техников Троицкого солеваренного завода Николай Рязанцев, изучив рассол из скважины, собрал образцы жёлтой, красной и тёмно-красной солей, а местный аптекарь Власов определил, что красная соль богата калием. Однако Геологический комитет Санкт-Петербурга заключил: в соликамских солях обнаружен самый ничтожный процент калия, такие соли никакого промышленного значения не имеют. Есть мнение, что такой вердикт был вынесен в интересах представителей немецкой калийной промышленности — в начале XX века калийные удобрения добывали исключительно в Германии. И лишь в 1925 году знаменитый геолог Павел Преображенский (1874–1944) открыл в Соликамске богатейшее Верхнекамское месторождение калийно-магниевых солей, а в 1934 году уже был запущен Первый калийный комбинат.

Калиевые породы. В шахтах горно-промышленного комплекса «Сильвинит». Фото автора

Чтобы понять, откуда такие запасы солей в регионе, следует, пожалуй, вспомнить геологию. В 1841 году английский геолог Родерик Мурчисон (Roderick Murchison, 1792–1871), путешествуя по Уралу, открыл период истории Земли, который назвал Пермским. Свыше 250 млн лет назад в Пермский период Палеозойской эры на территории современной Евразии располагалось огромное Пермское море. Когда обширные платформы стали подниматься, гигантское море превратилось в лагуны. И под воздействием солнца концентрация солей в них возрастала, затем натриевые, калиевые, магниевые соли стали выпадать в осадок. Так постепенно на протяжении многих тысячелетий и было сформировано одно из крупнейших в мире месторождений солей.

Сегодня разработкой его занимается «Сильвинит» — крупнейший российский горно-промышленный комплекс по добыче и производству калийных удобрений и различных видов солей, значительная часть продукции которого уходит на экспорт. Нам удалось побывать в шахтах этого предприятия-гиганта и спуститься на 320 метров вниз, где ведутся сейчас разработки.

Тяжёлые резиновые сапоги, куртка, брюки, каска с фонарём, увесистый самоспасатель — надо сказать, что с непривычки двигаться в таком наряде неудобно. Шаги становятся мельче и тяжелее. Спускаемся вниз в полумраке в поскрипывающей клети. Приятная прохлада, мало света — после жарких соликамских дней это кажется спасением. Нас усаживают в спецтранспорт, и мы, ловко сворачивая на «перекрёстках», мчимся по штрекам к месту, где ведутся работы. Впрочем, мчимся — это громко сказано. На самом деле скорость машины не превышает 20 км/ч, но из-за того, что мы находимся в довольно тёмном и узком коридоре, кажется, что скорость в разы больше. Наконец, минут через пятнадцать пути можно выйти и оглядеться.

Тонкий луч света от фонарика открывает необъятный космос — перед носом мерцают миллиарды мельчайших частичек соли, находящиеся в постоянном движении. Если провести рукой по стенам, они начинают осыпаться — порода очень хрупкая. А если посветить фонариком или сфотографировать со вспышкой —  неповторимые завораживающие узоры открываются взору. «Потолки» похожи на мрамор — в действительности же это вкрапления глины в соль.

Разработки здесь ведутся круглые сутки, без выходных. Наконец, доходим до комбайна Урал 400 С № 1. Это новинка, и сейчас техника проходит испытания.  Очень напоминает гигантскую мясорубку, перемалывающую породу на своём пути. При её работе поднимается такая пыль кругом, что через пару десятков секунд не разглядеть, что происходит на расстоянии вытянутой руки. Миллиарды мельчайших солёных крупиц оседают на лице. Облизываешь губы, и представляешь себя огурцом, который вот-вот засолят. Потом по конвейеру породу доставляют наверх. Кажется, ничего необычного — перемолол да поднял на поверхность земли, но за этим стоит тяжёлый труд тысяч людей.

С Людмилинской скважины началась в 1930-е годы разработка калиевых месторождений Пермского края. Фото: Олег Воробьёв

Совсем другие соли добывают нынче в Соликамске, но своё значение соляной столицы он не утратил до сих пор. А что до Людмилинской скважины, с которой и открылось второе дыхание Соликамска, — из неё никогда не добывали пищевой соли, но это не помешало ей стать одним из главных символов города, наряду с Соборной колокольней, Троицким собором и Усть-Боровской солеварней. На гербе города красуется соляная скважина — это действительно самый правильный символ города. И любимый — у Людмилинской скважины каждый день можно видеть горожан, которые окунаются в воду, чтобы поправить здоровье, а потом, неспешно обсыхая под лучами уральского солнца, охотно рассказывают вам и про соли, и про город, и про Пермский период истории Земли.

Элла Бикмурзина, 19.07.2010

 

Новости партнёров