Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Любовь и членистоногие

Наблюдая за брачными играми животных, человек задается вопросом: знакомо ли им чувство любви? И знакомо ли оно людям?

Стрекозы во время копуляции сцепляются порой довольно причудливым образом. Подобные конфигурации даже получили специальное название — брачное колесо (mating wheel). Фото (Creative Commons license): Tony aka Tc7

Весной все живое стремится к любовным играм и размножению. Даже не слишком внимательные люди замечают скворцов, зазывающих самок чудесными песнями, воробьев, рекламирующих ниши в стенах домов, и селезней крякв, прогоняющих конкурентов со своих участков. Птицы порой похожи на людей, а повадки пернатых так близки нам, что придумано немало «птичьих» сравнений на любовную тему — ходить павлином, лебединая верность, воркуют как голубки. Недавно я наблюдала, как снегирь танцует перед самкой. В это время подлетела наглая соперница и получила от законной супруги по темечку. При виде таких сценок накатывает волна умиления и восторга.

Наблюдая за весенним пробуждением природы, человек невольно задумывается о том, что же такое любовь и знакома ли она птицам. Но знакома ли она людям, или это лишь красивый миф, мнимое понятие?

Известно наверняка лишь одно: существует влюбленность, и она складывается из нескольких кирпичиков — например, желания обладать объектом страсти, мечтами о совместном счастливом будущем, где один дополняет другого, увлеченным «написанием» любовно-приключенческого романа, где каждый новый поворот сюжета зависит не только от тебя. Влюбленность кажется счастьем, которое внезапно сваливается на человека и дарует ему полноту жизни. На птиц, правда, это счастье не сваливается, они над ним работают, иначе не успеют произвести и воспитать потомство до холодов.

Вторгаться в интимную жизнь насекомых технически не проще, чем в интимную жизнь людей. Но нравственные нормы здесь гибче. Фото (Creative Commons license): Jo Jakeman

Однако о брачном поведении пернатых я уже рассказывала, поэтому теперь поведаю о любовных отношениях тех, за кем наблюдать труднее. В данном случае под словом «любовь» подразумевается стремление самцов сохранить свою ДНК в потомках.

Любовный поединок

Чтобы подсмотреть за интимной жизнью членистоногих, нужно проявить массу терпения и потратить много времени, ползая на коленках в траве или по пояс в воде и смущая прохожих своими странными манипуляциями. Но оно того стоит, ведь при ближайшем рассмотрении жизнь насекомых, пауков, ракообразных и других членистых существ поражает страстями поинтереснее, чем в мексиканских сериалах!

В конце марта на сайте авторитетного научного журнала «Science» опубликовали любопытный сюжет — самка американского сигнального рака (Pacifastacus leniusculus), словно борец сумо, хватает самца и пытается завалить на бок. Зачем ей это?

Социальное поведение во многом держится на ритуалах. Например, если вы при первой же встрече спросите у незнакомки, как в комедии «О чем говорят мужчины»: «Девушка, простите, у вас не будет желания со мной уединиться?» (тут я, извините, заменила непечатное слово), то, скорее всего, получите в ответ лишь агрессию, негодование или испуг.

Но если пройти череду определенных ритуалов — ресторан, кино, подарки, поцелуи, то сближение произойдет естественно и без паники. У раков нет возможности водить подруг в кино. Но как же самке сделать выбор самца, как понять, что он — лучший? Самки сигнального рака испускают феромоны, которые привлекают женихов. Каждого претендента самка испытывает на прочность, борясь с ним! Если самец оказывается достаточно груб, силен и брутален (и, как следствие, здоров), то самка позволяет ему вручить ей свой сперматофор — мешочек со спермой.

У обыкновенных речных раков (Astacus) брачные отношения строятся по-другому: осенью самец становится агрессивным и гоняется за каждой самкой, которую замечает. Если ему удается ее поймать, он переворачивает самку и прикрепляет сперматофоры на ее брюшко. Через пару недель самка вымечет яйца, оплодотворенные его спермиями.

Опять тебя я ищу по свету…

С тех пор как я увлеклась макросъемкой, я много наблюдаю за насекомыми и пауками и общаюсь с энтомологами. Кто бы подумал, что у каждого вида мух свои трудности любви, а у некоторых насекомых и пауков радости сближения караются смертью.

Журчалки из рода гелофилус (Helophilus) питаются нектаром, и самцы с самками обычно устраивают любовные свидания на цветах. У одних видов двукрылых самцы меньше самок (например, в семействе толстоножек — Bibionidae), у других — крупнее, третьи внешне никак не отличаются, зато их можно различить по строению брюшка или по расположению глаз (семейство слепней — Tabanidae) — у самцов они близко посажены, а у самок разделены широкой лобной полосой. Фото автора

В апреле на поврежденных березах в Подмосковье можно было заметить толпы насекомых разного размера, не все из которых увлечены только питьем сока. Самцы земляных пчел-андрен (Andrena sp.) прыгают на спины самкам, самцы бабочек-крапивниц (Aglais urticae) призывно порхают над предполагаемыми невестами, а самцы мух-муравьевидок (семейство Sepsidae) забавно размахивают крыльями, словно пропеллерами. Предполагается, что так эти мелкие мухи, размерами и формой похожие на муравьев, привлекают невест.

И это лишь одна из стратегий брачного поведения двукрылых. Мой опыт общения с мухами пока не так велик, как хотелось бы, поэтому некоторые тайны поведения мух открыл мне сотрудник Зоомузея МГУ, диптеролог (специалист по двукрылым — мухам и комарам) Никита Вихрев.

Любовные стратегии двукрылых продиктованы их образом жизни, а он весьма разнообразен. Когда я фотографирую мух, сидящих у меня на пальцах, реакция людей нередко бывает такой — какие страшные, волосатые существа, наверняка переносящие холеру и другие заболевания! Однако среди мух лишь немногие ведут себя отвратительно, подобно бандитам и хулиганам в мире людей. Большинство же — безобидные создания, благодаря которым регулируются соотношения разных видов животных, а наша планета не превращается в свалку трупов и гниющих растений.

Темирия чернорогая (Themira nigricornis) из семейства муравьевидки (Sepsidae) — маленькая, неприметная мушка размером с лесного муравья. Чтобы самки заметили самцов издалека, те постоянно размахивают крыльями. Муравьевидок можно встретить на раненых березах, на кучах сухой травы, на грибах и на экскрементах. Личинки муравьевидок — одни из главных санитаров в природе, деструкторов, разлагающих органику. Фото автора 

Вот, к примеру, мухи-зеленушки из рода медетера (Medetera sp.), обычно живущие на коре деревьев. Личинки медетер охотятся на короедов в ходах под корой деревьев. Многие мухи — хищники, настоящие тигры мира насекомых, а вовсе не кровососы или пожиратели навоза, как кажется непосвященному наблюдателю. Взрослые медетеры собирают разных мелких животных, например ногохвосток (отряд Collembola, это те мелкие существа, которых цветоводы называют подурами), с поверхности деревьев.

Когда насекомые бегают среди извилин коры, трудно разглядеть, кто же там самец, а кто самка. Но размножаться как-то надо, поэтому, завидев возвышающуюся над корой спину, самец тут же прыгает на нее. После чего вдруг обнаруживается, что эта муха — тоже «мальчик». Однако если целый день одни «мальчики» будут приставать к другим, рано или поздно им повезёт и они найдут себе «невесту».

Невнимательный человек мог бы предположить, что самцам мух просто нравится приставать к другим самцам. Но проверить теорию «обмана зрения» удалось так — исследователь воткнул в щели коры маленькие бумажки. И вот уже заинтересованные самцы прыгают на бумажки и щупают их — а вдруг это самки! Видимо, этот вид совершенно не использует обоняние при поиске самки.

Если присмотреться к тому, мимо чего мы обычно пробегаем, зажав нос, тоже можно увидеть интересные любовные истории. Пока самки мух из семейства каллифориды (Calliphoridae, падальные мухи) мирно восседают на падали, к ним на спины прыгают самцы, привлеченные блеском спинки. В это время мимо летят другие самцы, причём иногда даже другого вида. В спешке они прыгают на спину первым попавшимся мухам, которые оказываются самцами. В результате возникают целые живые пирамиды из мух, где каждый озабочен вопросом, кто же первый доберётся до самки.

Замечу, что отличить самок мух от самцов можно по поведению — обычно самки спокойно питаются на цветах или падали, у них одна забота — пополнить запас витаминов, необходимых для развития яиц. Самцы же всё время суетятся, прыгают, бегают кругами. Эти «дёрганые» существа пытаются одновременно и поесть, и «жён» найти, и других самцов прогнать. Поневоле напрашиваются аналогии с мужчинами, которым приходится вкалывать на двух работах, содержать возлюбленную и при случае мериться с другими мужчинами своими достижениями.

Совокупляющихся водомерок держит на воде сила поверхностного натяжения. Тень, отбрасываемая ими на дно, кажется непропорционально большой. Это из-за того, что она ближе к фотографу, чем сами водомерки. Фото (Creative Commons license): Melissa aka lissalou66

А как тут не суетиться, когда поиски самок ой как нелегки! Вот, к примеру, ястребы мира мух — ктыри (семейство Asilidae). Самка тихо сидит на листе и испускает феромоны, а самец должен каким-то непостижимым образом унюхать ее на расстоянии, подлететь и «спросить» дозволения спариться. Еще труднее приходится самцу толкунчика — он должен не только отыскать невесту, но и вручить ей подарок.

Толкунчики (семейство Empididae), как и ктыри, — стройные хищные мухи. Ктыри обычно крупнее и довольно волосистые, а толкунчики гладкие, с длинными, словно нос Буратино, хоботками. Ктыри — хищники, а толкунчики питаются и нектаром, и мелкими насекомыми. Кровью людей ктыри не интересуются. Даже если ктырь случайно сядет на человека, он и не подумает пробовать его на вкус. Только если схватить ктыря пальцами, насекомое больно укусит в порядке самообороны.

В брачную пору толкунчики толкутся над цветами, исполняя свадебные танцы. Если самок больше, чем самцов, «девушки» дерутся. Если самка не возражает против близкого знакомства, она садится на лист и подставляет брюшко. Жених должен подлететь к ней поближе, но не с пустыми лапками, а с подарком. Чем крупнее будет подарок и чем лучше запакован, тем дольше самка будет с ним возиться, и, следовательно, тем дольше она будет терпеть ухажёра у себя на спине. Обычно самцы преподносят в подарок мелких мух и комаров, упакованных в «коробочки» из шелка и пузырьков воздуха. Такие упаковки самец делает из собственной слюны.

Но некоторые лентяи приносят пустые «коробочки!». После короткого спаривания самка распознает обман и прогоняет самца. Это в лучшем случае. В худшем — она нанижет его на свой хоботок и выпьет всю кровь. В некоторых популяциях самки так устали от мужского обмана, что обращают внимание исключительно на подарки без коробочек.

Смерть как плата за любовь

Не только толкунчики ждут подарков как подтверждения серьезности намерения женихов. Например, паук бродячий, или пизаура удивительная (Pisaura mirabilis), также преподносит самке свадебный сюрприз — муху, окутанную паутиной. Опустив брюшко вниз и приподняв подарок вверх, самец покорно стоит перед самкой. В зависимости от ситуации дальнейшее поведение самца различно — после вручения презента он может прикинуться мертвым, может оплести самку паутиной или же сразу приступить к спариванию.

Некоторые самцы пауков оказываются настоящими жуликами! Быстро сделав свое дело, они выхватывают муху из-под носа самки и убегают. Замотав муху в паутину, обманщики преподносят тот же самый подарок другой самке. Иногда за неимением мухи самец дарит палочку, украшенную паутиной.

После свадьбы самцы удаляются восвояси, а самки предаются заботам о потомстве. Пауки бродячие (семейство Pisauridae) и пауки-волки (семейство Lycosidae) носят коконы с собой. Когда летом заходишь в лес, можно заметить, как по траве во все стороны разбегаются небольшие пауки с белыми, серыми или голубоватыми коконами. Однажды из этих шариков вылупляются паучата, а изможденные матери погибают.

Брачные игры богомолов. Фото (Creative Commons license): tinyfroglet

Иногда мужчина полагает, что лучший подарочек — это он сам. По такому принципу действуют самцы австралийской чёрной вдовы (Latrodectus hasselti). Найдя самку, паучий жених ухаживает за ней больше четырех часов — просто крутится рядом, размахивая лапками. Затем самец передает самке сперму своими педипальпами, помещая ее в специальные карманы на нижней стороне брюшка самки. После этого кончики педипальп обламываются, превращаясь в «пробку». Теперь дамочка может сколько угодно встречаться с другими самцами — в девяти случаях из десяти отцом её будущих детей будет первый брачный партнер. Правда, не всякий самец успевает совершить свои манипуляции до того, как самка впрыснет ему на брюшко пищеварительные ферменты и жених начнет заживо перевариваться.

Одно дело — отдать кончики педипальп или всего себя самке своего вида на растерзание, и другое дело — пострадать из-за любви без желаемого результата — спаривания. Кругом обман, и если кто-то поет о любви, это еще не значит, что он искренен.

Два года назад американские ученые Дэйв Маршалл (Dave Marshall) и Кэти Хилл (Kathy Hill) случайно узнали тайны личной жизни австралийских цикад кобонга (Kobonga oxleyi). Когда самец цикады поет свою песенку, самка, готовая к спариванию, отвечает ему короткими громкими щелчками. Это похоже на щелканье пальцами. Такие звуки самки издают крыльями.

Пестрянка луговая (Zygaena lonicerae), пестрянка горошковая и пестрянка таволговая спариваются в Подмосковье обычно в июле. Летают пестрянки медленно, словно к ним привязаны гири, на цветах тоже сидят спокойно иногда их даже можно брать в руки. Обычно спаривающиеся животные уязвимы, но пестрянкам бояться нечего: их никто не ест, они ядовиты (в телах накапливаются соли синильной кислоты), о чем и предупреждает эта контрастная окраска. Внешне самцы от самок отличаются только толщиной брюшка. Фото автора

У каждого вида — свои особые песни и свои ответы. Очень важно отвечать вовремя, попадать в нужные паузы. Если ответишь невпопад — самец засомневается и удерет. И вот по вечерам раздается призывное щелканье самки, мол, иди сюда, я покажу тебе любовь. Обрадованный самец приближается к источнику звука все ближе и вдруг, о, ужас, попадает в челюсти огромного бело-зеленого кузнечика (Chlorobalius leucoviridis)! Самцы и самки этих кузнечиков научились имитировать сигналы самок цикад. Причем они легко обучаются воспроизводить щелканье разных видов не только местных цикад, но и цикад из США и Новой Зеландии! Такие способности этих «попугаев» мира насекомых были доказаны опытным путем. Правда, иногда самцы цикад оказывались сообразительными — в последний момент распознавали фальшивку и улетали.

Другие обманщики, практикующие любовное искушение, — пауки боладоры (род Mastophora). Обитают боладоры в Южной Америке, Австралии и Африке. Это небольшие пауки, похожие на крестовиков, но с выростами на брюшке. Болас (от исп. bola — шар) — охотничье метательное оружие. Оно выглядит как узкий ремень, к концам которого привязаны обёрнутые кожей каменные шары. У пауков боладоров тоже есть похожее оружие — они умеют метать липкую капельку паутины в добычу, заарканивая ее. Чтобы привлечь жертв, некоторые виды боладоров испускают феромоны самок бабочниц! И самцы бабочниц сами летят в объятия смерти. 

Бабочницы (семейство Psychodidae) — мелкие комарики с пушистыми крыльями. Летом часто можно заметить, как они прыгают по стенам, прилетев на свет. Личинки живут в растительных остатках или в воде. Бабочницы умеренной зоны совершенно безобидны, а вот южные представители этого семейства — москиты (подсемейство Phlebotomidae) питаются кровью.

Пожалуй, о любви членистоногих я могла бы еще долго рассказывать, но это уже получится целая книга. Не исключено, что в этом сезоне и вам удастся узнать что-то новое о насекомых страстях, если вы решите понаблюдать за природой.

Ольга Кувыкина, 26.04.2010

 

Новости партнёров