Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Лишний пояс у берега моря

Проблемы поясного времени страны в меньшей степени определяются политической волей, а в большей — ее географическим положением

Во многих отелях мира часы показывают не только местное время, но и время в крупнейших городах мира, в зависимости от часовых поясов. Фото автора

В последнее время на повестку дня в России вновь поставлен вопрос о том, как целесообразно организовать «рабочее расписание» страны. Строго говоря, этот вопрос распадается на две связанные между собой, но все же более или менее независимые проблемы: целесообразность сложившейся практики ежегодного перехода на летнее время и возможность сокращения числа часовых поясов.

Рассмотрим сначала два этих аспекта «часовой проблемы» по отдельности. Поскольку она касается практически всех, то у всех есть по этому поводу и свое мнение. Однако иметь мнение ещё недостаточно, чтобы ясно представлять себе все последствия, которые влечет за собой то или иное решение. Последние 12 лет жизни я посвятил себя изучению конкретной политики разных стран по учету и организации местного времени. Даже за этот относительно небольшой промежуток времени мне пришлось стать свидетелем перемен в этой политике, принятия новых решений и их последствий. Для кого-то это покажется скучным занятием, для меня это стало частью моей жизни, работой, в которой я смог сочетать свои интересы к географии, путешествиям, часовым зонам и самому понятию Время.

В нашей стране у перехода на летнее время много врагов, хотя такая практика принята в 83 странах мира. Однако некоторые страны вполне обходятся и без него. Для правильного выбора стоит провести 2–3-летнее тестирование, которое покажет, какой вариант лучше для нас. Все-таки, несмотря на все изъяны летнего времени, мы уже успели привыкнуть и к сегодняшнему распорядку, и к примерному положению солнца — особенно летом (время восхода и время заката). Вполне возможно, что для некоторых регионов — независимо от того, какое будет принято общее решение, — проблема решится переходом в соседний часовой пояс.

Точно такое же тестирование необходимо и при сокращении числа часовых поясов России. И точно так же надо быть готовыми при необходимости поменять административные границы между поясами. Но отметим: сокращение возможно лишь на один пояс, максимум на два. Ни о каком сокращении имеющихся одиннадцати часовых поясов до четырех или пяти говорить не приходится: такой эксперимент был бы не просто обречен на провал, он имел бы самые опасные последствия.

Территорию России делят одиннадцать часовых поясов, а территорию США — всего пять, при том что площадь первой — 17 млн км2, а площадь второй — около 10 млн км2. И дело тут не только в том, что Россия сильнее вытянута с запада на восток, она вдобавок ещё и значительно севернее. Иллюстрация автора

Сравнение российских пространств с американскими или китайскими в данном случае не совсем уместно. И Китай, и США практически целиком расположены южнее России, а это существенный аргумент, поскольку сравнивать надо не линейные размеры, а углы, под которыми падают солнечные лучи, или, что то же самое, диапазон географических долгот, на которых располагается страна.

Например, континентальная часть США (без Аляски и Алеутских островов) простирается примерно на 55 градусов долготы. Решим простую арифметическую задачку:

Дано: поверхность Земли разбита на 24 стандартых часовых пояса по 15 градусов каждый (поскольку за 24 часа Солнце совершает полный оборот вокруг Земли в 360° и 360° : 24 = 15°).

Найти: сколько часовых поясов покрывает территория протяженностью по долготе примерно в 55°?

Решение: 55° : 15° = 3,7. Это число можно округлить до 4.

Получается, что для континентальной части США можно иметь четыре часовых пояса. Их-то США и имеют:

Тихоокеанский (PST, Pacific Standard) — Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Сиэтл;
Горный (MST, Mountain Standard) — Денвер, Альбукерке;
Центральный (CST, Central Standard) — Чикаго, Хьюстон;
Восточный (EST, Eastern Standard) — Нью-Йорк, Майами, Бостон.

Нет большого греха в округлении 3,7 до 3, с тем чтобы рабочее время руководителей на местах меньше отличалось от рабочего графика федеральных властей в Вашингтоне. Как ни странно, округлять можно и совсем иначе — например, как в Канаде.

Возьмем ту же задачу, только с другими исходными данными: континентальная часть Канады простирается с запада на восток примерно на 85 градусов. Совершая уже знакомую арифметическую операцию, получим: 85° : 15° = 5,6 пояса. Канада решила округлять не до целых, а до ½: у нее пять часовых поясов (кроме тех же четырех поясов, что и в США, — дополнительный Атлантический часовой пояс), но вдобавок к ним есть ещё Ньюфаундленский часовой пояс, где время отличается от столичного на полтора часа. И ничего, живут! Расписания составляют с учетом этой 30-минутной разницы с соседней часовой зоной, летают в гости, звонят друзьям, советуются с Оттавой. Может, нам Канаде посоветовать для начала убрать эту неказистую «половинку», а затем и вообще сжать количество поясов от пяти с половиной до трех? Чтобы лучше трудились и координировали свои задачи со столицей? Вряд ли им это понравится!

Или ещё пример — Бразилия. Континентальная её часть (без острова Фернанду-ди-Норонья) простирается по долготе на 39°. 39° : 15° = 2,6. Получается, что Бразилия может иметь две или три часовые зоны. Что и получилось. Континентальная часть Бразилии до прошлого года имела три часовых пояса, а теперь решила сократить их число до двух, объединив самый западный штат Акри со штатом Амазонас. Однако у Бразилии в целом остается три часовых зоны — две континентальных и ещё одна часовая зона для острова Фернанду-ди-Норонья в Атлантике.

Статуя Христа-искупителя в Рио-де-Жанейро в Бразилии. Фото автора

Есть, правда, и случай особой арифметики. Это — Китай: один часовой пояс на всю страну! Тут ничего делить не будем, однако пару фактов я все же приведу. Во-первых, Китай расположен южнее России, и если у нас на каждый часовой пояс (то есть на 15° по долготе) приходится по 840–960 км, то для США и Китая на один пояс приходится 1360–1440 км. Поэтому некоторые даже большие страны могут обходиться небольшим количеством часовых поясов.

Кроме того, большая часть самой густонаселенной территории Китая может поместиться в одну часовую зону: разброс долгот на пути Сиань-Пекин-Шанхай-Харбин составляет примерно 18°. Пекинское время считается официальным на всей территории Китая. Однако кое-где, к примеру, в самом западном районе страны — Урумчи, используется также «синьцзянское время» (Xinjiang Time), которое на два часа отличается от пекинского. Им пользуются в быту местные уйгуры, нередко его указывают в программах телевизионных передач, расписаниях работы ресторанов и движения местного транспорта.

Можно не сомневаться, что и в России, в случае сокращения числа часовых поясов ради синхронизации работы федеральных и региональных чиновников, местное население будет придумывать для повседневных нужд «параллельное время».

Угловая протяженность России вдоль параллели — это почти 170°. Действуя по уже привычной схеме, мы получим 170° : 15° = 11,3. Принятое деление на одиннадцать поясов — это округление с недостатком. Какие варианты могут быть приемлемы для сокращения этого числа? Проще всего убрать часовой пояс Калининграда и ввести там московское время. Но тогда Калининград окажется в окружении стран c другим временем: на юге и на востоке будут прибалтийские страны с приграничной разницей в один час, а на западе окажется Польша с разницей в два часа. Идея выглядит непривлекательно.

Попробуем зайти с другой стороны, «приблизив» к Москве Владивосток. Между этими городами разница долгот составляет примерно 95°, отношение 95° : 15° дает 6,3, что хорошо соответствует принятым сейчас семи часам разницы. Но что если сместить Владивосток на один часовой пояс на запад, сократив разницу с Москвой с 7 часов на 6 часов и выровнять время с соседними странами — Японией и Кореей? Такой вариант возможен, хотя и нуждается в тестировании. Кроме того, надо быть готовыми к введению Японией и Кореей летнего времени у себя (они давно вынашивают такие планы), и тогда при отмене летнего времени у нас летняя разница в 1 час станет уже сезонной.

Закат солнца на полуострове Муравьева-Амурского близ Владивостока. В Москве в это время только приближался полдень. Фото автора

Далее, в таком случае следует сместить и Читинскую область на 1 час на запад — объединив её с Иркутской. Тут есть свои преимущества, так как время в Читинской области (без учета летнего времени) совпадет со временем соседних стран — Монголии и Китая. Но как воспримут этот шаг жители двух регионов, ведь если жители Читы будут в 6 утра уже встречать рассвет солнца, то для жителей Иркутска от 6 утра до восхода будет оставаться ещё целый час? А если на тот же час сдвинуть Новосибирск или Челябинск, то мы неизбежно нарушим соответствие их времени соседнему Казахстану.

Даже такие простые рассуждения показывают, что идею о сокращении числа часовых поясов России нельзя решить для какого-то отдельного региона, без учета особенностей исчисления времени в соседних регионах или странах. Приведение же в соответствие всей системы может выразиться в совершенно астрономических суммах. Нельзя просто так свернуть 11 часовых поясов в 7 или 8, не образовав странную «пустоту» на границе с соседями. К сожалению, как бы ни было демократично государственное устройство страны, сколь ни безгранично было бы доверие населения по отношению к правительству, властные полномочия последнего над временем исключительно ограничены. И с этим приходится считаться.

Александр Кривенышев, 26.11.2009

 

Новости партнёров