Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<март>

Путеводители

Джентльмен в горных ботинках

Новый вседорожник Range Rover не оставляет хороших манер даже под углом в 40 градусов

В горах ездить интересно — облака иногда оказываются не вверху, а внизу. Главное — держать в узде на серпантине мощную машину. Фото: Land Rover

Мне повезло — при регистрации рейса на Барселону досталось кресло в том ряду, перед которым находится аварийный выход из самолёта, и потому, ура! ноги можно вытягивать хоть на метр вперёд. Столик выезжает из ручки кресла и не втыкается неожиданно вам в живот, когда соседу спереди вздумается опустить спинку и вздремнуть. В общем, красота! Впрочем, оказалось, что именно в этом месте на прикреплённом к переборке складном стульчике сидит стюардесса в особых случаях. Особые случаи приключаются далеко не всякий раз, и при других обстоятельствах вы бы на этот стульчик и вовсе не обратили внимания.

«Внимание, капитан корабля предупреждает, что наш самолёт вошёл в зону турбулентности, просьба всем пассажирам пристегнуть ремни», — быстро и неразборчиво пробубнил динамик. За время полёта это происходило уже в третий раз, но стюардессы, совсем не обращавшие внимания на предыдущие предупреждения и продолжавшие деловито передвигаться по салону, вдруг резво пробежали по проходу, каждая к своему стульчику, сели и пристегнулись. И замерли, сложив руки на обтянутых форменными юбками коленках, ободряюще, но неискренне улыбаясь ближайшим пассажирам. Самолёт болтало и трясло, он слегка натужно поскрипывал — ровно как и в прошлые разы.

«Но, наверное, стюардессы-то знают побольше нашего», — подумал я. Та, что сидела перед моей соседкой слева, не выдержала и завязала с ней разговор о преимуществах и недостатках то ли персикового, то ли лазоревого оттенка новой униформы, которую вскоре введут в Аэрофлоте. Я не вслушивался, а лишь следил за выражением её лица. В какой-то момент «наша» стюардесса с кем-то коротко переговорила по внутреннему телефону, брови её разгладились, и я понял, что мы фактически уже в Барселоне.

В Барселоне мы должны были поселиться на горе совсем рядом с парком Гуэль, созданном Антонио Гауди (Antonio Plácido Guillermo Gaudí y Cornet, 1852–1926) в самом начале ХХ века, в секретной гостинице AbaC. Секретная она потому, что похожий на случайно обронённые на землю несколько кубиков из детского конструктора отель окружён собственным садом, который, в свою очередь, замкнут в кольцо высокого забора, и калитка на замке, пока не объяснишь в переговорное устройство, зачем явился. Сама же гостиница построена ради (над, вокруг) единственного в городе ресторана с двумя мишленовскими звёздами, где мы и должны были поужинать в тот день. Как хорошо, что команда московских журналистов догадалась съездить сначала в порт и как следует поесть в простой, без всяких звёзд, таверне, обильно и сытно. Начавшийся спустя пару часов «двухзвёздочный» ужин длился не менее пары часов, включал в себя 10 перемен блюд, причём каждое весило не более 30 грамм (на вид, по крайней мере). «Высокая кухня» — это всегда красиво, часто интересно, иногда вкусно, но не слишком питательно.

Имение Лес-Комес в сотне километров от Барселоны с уникальным горным полигоном для вседорожников в 2005 году уже принимало «на тест» предыдущую модель Range Rover. Следующая по традиции приехала сюда же. Фото автора 

Впрочем, в Барселоне мы пробыли недолго. Ведь мы ехали в известное в автомобильном мире поместье Лес-Комес (Les Comes), расположенное в горах километрах в ста от столицы Каталонии, покатать там новые Range Rover 2010 модельного года. Это место с богатой историей: поместье практически в том виде, в каком оно существует ныне, было построено ещё в XVII веке. Лет пятнадцать назад его купил знаменитый испанский раллийный гонщик Пеп Вила (Pep Vila), который ездит на грузовиках по трассам ПарижДакар и Барселона–Дакар; впрочем, не только на грузовиках и не только по этим трассам (он чемпион мира по мотогонкам в классе Enduro), но всегда вполне удачно — достаточно зайти в гостиную в его доме и попытаться сосчитать призы и кубки в стеклянных витринах. Их там, на первый взгляд, не меньше, чем в музее Porsche в Штутгарте, — то есть очень, очень много.

Территория поместья — более пяти сотен гектаров земли (точнее, холмов и невысоких гор) и примерно шестьдесят километров «внедорожных» дорог. Впрочем, дороги, пожалуй, — это слишком сильно сказано; в изрядной своей части это какие-то старые русла пересохших ручьёв, заброшенные пастушьи тропы, каменистые осыпающиеся склоны с едва намеченным маршрутом. В общем, это дороги не для обычных легковушек. Но на легковушках здесь и не ездят, о нет.

Пеп Вила, владелец компании Pro Motor и поместья Лес-Комес, предоставляет свои владения в качестве полигона для тренировок искателей приключений Land Rover G4 Challenge (это такое веселое мероприятия класса «трофи» и разных прочих «рейдов»), да и вообще часто сдаёт его всяким желающим разнообразно и весело покататься на чём-то вседорожном. Возможно, у Land Rover не случайно есть в этом месте некие преференции со стороны хозяина поместья — недаром вспоминается, что первый Париж–Дакар в своё время был выигран как раз на Range Rover.

Ездить без страховки по достаточно хлипким мосткам над горной речкой, пусть и с инструктором — и страшновато, и интересно. Фото автора

До Лес-Комес мы пару часов добирались на новых Range Rover, вызывая заинтересованные взгляды как городских жителей, так и каталонских пейзан. Что и говорить — Range Rover в любом случае машина видная, в толпе не затеряется. А уж новый Range Rover — тем более: бампер, фары и решётка радиатора исполнены теперь в новом дизайне, хотя изменения эти скорее всё же косметические и общий классический облик остался в неприкосновенности.

Куда больше он изменился внутри. Начнём с того, что дорогой кожей отделаны теперь не только сиденья, но даже потолок, стойки и дверные проёмы. Панель приборов и вовсе… исчезла. Вместо неё теперь — настраиваемый 12-дюймовый TFT-дисплей, примерно как в Jaguar XJ (впрочем, во время презентации этого «ягуара» уже обещали, что такие дисплеи будут позже использоваться и в старших Land Rover). Выглядит дисплей во время движения примерно как привычные «колодцы», с первого взгляда и не отличишь, однако на шкалах ярко подсвечиваются лишь те значения, которые в данные момент актуальны (то есть при движении со скоростью 100 км/ч на спидометре совершенно ясно будут видны лишь цифры от 80 до 120).

Засыпанные крупным камнем и щебнем «дороги» здесь иногда устремляются вниз, как горный водопад — по таким проедет только очень специальная машина. Фото автора 

Но, наверное, главной гордостью Land Rover стали новые двигатели. Первый — 5-литровый бензиновый двигатель LR-V8 с наддувом мощностью 510 л.с. (supercharged, как предпочитали его называть сопровождавшие нас британцы). Этот мотор — куда мощнее и эффективнее предыдущих, но из-за этого расход топлива и уровень выбросов не увеличились. Пожалуй, даже наоборот — первый показатель снизился на 7,3%, а второй (уровень выбросов CO2) — на 7,4%. До 100 км/ч он разгоняется всего за 6,2 с. Второй вариант штатного двигателя — тот же объём, но без наддува, мощностью в 375 л.с. Его эксплуатационные характеристики почти сравнялись с прежним двигателем 4,2 л с наддувом, но он существенно экономичней. Этот «скромный» мотор без нагнетателя разгонит двухтонную машину до 100 км/ч всего за 7,5 с.

Дорога до одного из лучших (и, наверное, самого красивого) внедорожных полигонов планеты пролетела быстро. На Range Rover вообще можно ехать целый день, а то и не один, и думать, что это могучий респектабельный люксовый седан, водить который — чистое, незамутнённое удовольствие. Такой бесшумный, спокойный и плавный зверь.

Иногда, правда, чересчур плавный — быстрое, в треть секунды, нажатие на педаль газа «в пол» не заставляет машину даже вздрогнуть в предчувствии рывка. Нет, пожалуй, это не спортсмен — по крайней мере, для «вышивания» по многорядной дороге эта машина не годится. Когда-то давно первые Range Rover рекламировались как сочетание роскоши седана, динамики и управляемости спортивного автомобиля, вместимости универсала и фирменных качеств вседорожников Land Rover (крепости и многогранности). Сейчас, пожалуй, этот набор свёлся к роскоши и вседорожной многогранности, доведённым, правда, до совершенства.

С роскошью всё сразу ясно, как только попадаешь в салон — а вот вседорожность нам предстояло попробовать на себе. В Лес-Комесе мы подписали отказ от части возможных претензий (теоретически при покатушках на трассах поместья можно много где упасть вниз, и достаточно далеко), получили по профессиональному инструктору, и начались три часа чистого адреналина.

Из резкого поворота аккуратно правое переднее колесо на бревно. Чуть назад. Развернулись. Левое на бревно. Аккуратно над провалом (около трёх метров). Сразу после брёвен — каменистый подъём «ступеньками». Заехали левым передним, вывесили правое заднее… Потом наоборот… Машина карабкается на 30-градусный ступенчатый склон, сильно (градусов на 20–25) накренившись вбок. Инструктор впереди, тяжело дыша, лезет вверх, упираясь при каждом шаге ладонями в колени. Крутой подъём, во всех смыслах. Из кабины почти ничего не видно, кроме обжигающе синего неба Каталонии; практически лежишь на спинке кресла, задрав ноги вверх, к педалям, и мелочь с веселым звоном высыпается из карманов.

По склонам окружающим Les Comes гор и пешком-то совсем нелегко подняться, даже в сухую погоду. Фото автора 

А потом, успев лишь вздохнуть, подъезжаешь к концу дороги, резко обрывающейся в пропасть. «Да ладно, это не пропасть, всё нормально, — говорит инструктор. — Выстави колёса ровно по центру и поезжай тихонечко, на понижайке. Совсем только тихонечко». И правда — дорога вниз есть, но с уклоном явно не меньше тридцати пяти градусов (это соответствует 57%), если не больше. И теперь всё наоборот — в ветровом стекле никакого неба, только каменистый склон. Ты практически повисаешь на пристяжном ремне, не чувствуя за собой спинку сиденья, упёршись руками в руль и почти встав на педали. Ох, хорошо, что не было дождя — если бы этот склон подмок, по нему можно было спускаться только «ходом», когда машина практически не управляется, а просто скользит вниз. При такой медленной, осторожной езде очень помогают пять камер, смотрящих назад и по бокам, которые выводят «картинку» на центральный дисплей (хоть все вместе, хоть поочередно).

Забираемся на самую высокую точку поместья (400 м над уровнем моря), где стоит репетир для «уоки-токи» — благодаря ему пилоты вседорожников могут общаться с помощью раций на расстоянии во многие километры, сотовой связи здесь практически нет. Минутный отдых. Зум фотоаппарата многократно приближает асфальтовую дорогу в десятке километров внизу, по ней катят крохотные разноцветные фигурки — у велосипедистов своя гонка, 7-й этап знаменитого «Тур де Франс» (Le Tour de France) — от Барселоны до Андорры. А у нас своя — по машинам! И снова вниз, и вверх, и вниз.

И так много, много раз. Здорово, да? Но всё хорошее когда-нибудь кончается, и приходится возвращаться обратно в город, проехав сначала пару километров по грунтовке, не видавшей ремонта со времён мавров. И новый Range Rover, только что демонстрировавший поразительную компетентность в полном бездорожье, сначала очень мягко и воспитанно везёт нас по неровному дорожному покрытию, а потом превращается в тигра (но все же не гепарда, только этого мне не хватало) на хайвее. Эти качества обычно настолько несовместимы в обычной машине, что все это просто в голове не укладывается. Возвращаемся спокойно — на втором TFT-дисплее, на центральной консоли, машина мне показывает информацию от навигатора, мой напарник в это же время смотрит на том же экране, только под другим углом, DVD-фильм. Все честно — никаких бликов и искажений, каждый видит лишь то, что ему положено. Горы позади, увы.

Салон нового Range Rover роскошен — впрочем, странно было бы ожидать чего-то другого от одной из самых дорогих в мире серийных машин. Фото: Land Rover

Когда (и если) у меня будет машина за сто тысяч с лишним евро, вряд ли мне придёт в голову загонять её в такие условия. Жалко будет — а вдруг что? Но теперь точно известно, что горные ботинки на ногах этого джентльмена в смокинге — самые настоящие, а не гламурный муляж. Range Rover может не только к казино или яхт-клубу подкатывать с вальяжной ленцой, он мужик что надо, оказывается. Вечером два мохито в баре отеля лишь слегка приглушают горечь расставания с этой машиной. Глядишь, спустя месяц-другой использования нашлись бы недостатки и у неё (они есть наверняка, куда ж без них). Но нам был отпущен всего день. Зато — полной чашей.

Егор Быковский, 30.07.2009

 

Новости партнёров