Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Корфу, козы, серпантин

Виражи на дорогах маленьких средиземноморских островов порадуют даже опытных водителей

Чтобы попасть на Корфу, этому голландскому автобусу пришлось пересечь почти весь континент и одно море в придачу. Но тут его поджидало несчастье: он не вписался в крутой поворот на спуске от монастыря Пресвятой Богородицы близ Палеокастрицы. Фото автора

«Вы верите в чудеса?»

С такими словами устремился к двум голландским водителям едва успевший соскочить с мотоцикла дорожный полицейский. Водители в белоснежной одежде и со столь же белоснежными лицами стояли понуро в стороне от своего автобуса, свесившегося с обрыва передними колёсами. Не было сомнений: совсем недавно им довелось испытать смертельный ужас.

Приехавшая из Нидерландов группа осматривала один из самых красивых на Корфу монастырей Богородицы вблизи Палеокастрицы (Panagia Theotókos tis Paleokastritsas). От маленького песчаного пляжа туда идёт узкая и извилистая дорога. Как везде, где разъезд невозможен, светофор показывает, когда можно спускаться, а когда подниматься. Автобусы поднимают туристов к монастырю, но спускаются налегке: туристам пешком спуститься легче, чем подняться, а вот автобусу наоборот — спускаться значительно тяжелее и опаснее.

В последний поворот вписаться не удалось. Автобус понесло, он потерял управление, пробил парапет и должен был улететь с тридцатимеровой высоты в море. Но этого не произошло. Произошло чудо: бóльшая часть автобуса осталась на дороге, а оба водителя — целые и невредимые — смогли его покинуть. Когда мы уезжали с места происшествия, туда постепенно стягивалась спецтехника — подъёмный кран и пожарная машина, — хотя было совершенно очевидно, что с помощью этой спецтехники автобус вытащить не удастся. Но не было сомнений, что самое страшное уже позади, а автобус так или иначе вытащат. Наверняка ведь, не впервой!

Это было единственно ДТП, виденное нами на дорогах Корфу за две недели. И мы ни разу не стали свидетелями нетактичного поведения на дорогах. Однако иногда по ночам со стороны трассы доносился визг резины, а вдоль дороги можно видеть небольшие часовенки с горящей свечкой внутри, указывающие, что нет-нет, да и сорвется кто-то в пропасть.

Безопасность

Впрочем, ни от знакомых, отдыхавших на Корфу последние десять лет, ни от знакомых, живущих тут постоянно, я не слышал о конкретных случаях, чтобы кто-нибудь свернул себе шею. Первое чувство, охватившее меня на острове, — это чувство безопасности. Житель мегаполиса постоянно настороже, будь то воровская столица вроде Парижа и Рима, или бандитская вроде Москвы и Нью-Йорка. Деньги и документы надо постоянно держать при себе, никогда не складывать всё вместе и всегда помнить, где что лежит. С детей нельзя сводить глаз, а лучше постоянно держать их за руку.

На Корфу всё не так. Дети могут ходить, где им заблагорассудится, а забытый в магазине бумажник не только останется цел и невредим, но из него и ничего не пропадёт. Этой особенностью островной жизни не стоит злоупотреблять, но она составляет важную компоненту отдыха: в числе прочего, отдыхаешь и от тяжкого бремени ответственности. Расслабленность и безмятежность определяют в равной мере и манеру езды на местных дорогах, и отношение дорожных полицейских к своим обязанностям.

В северной части острова основная трасса, идущая вдоль побережья, становится очень узкой и извилистой. По большей части она проходит на довольно большой высоте, и, чтобы спуститься к пляжу, надо сворачивать на круто уходящую вниз ещё более узкую и извилистую дорогу. Фото: Егор Быковский

Я не ехал на Корфу со своим «Мерседесом», а брал случайно подвернувшийся раздолбанный «Фиат» Punto на прокат. Буквально за несколько дней до встречи с ним мои права из-за разногласий с отечественной дорожной службой безопасности оказались под арестом, и в прокатной конторе я смог предъявить всего лишь ксерокопию своего водительского удостоверения. Но и этого оказалось достаточно: номер безмятежно перекочевал с одной бумажки на другую, и контракт был заключен. Видимо, считалось, что объясняться с полицией при встрече, кто и как мне разрешил управлять машиной, — исключительно моё дело. И нельзя сказать, чтобы полицейских за две недели повстречалось мало.

В первый же день я увидел полный автобус полицейских. Потом они встретились нам снова — уже играющими в футбол. Как выяснилось, через пару дней на острове планировалась встреча министров иностранных дел стран — членов НАТО. Видимо, тщательно перемешивая образовавшуюся после дождя грязь ногами, полицейские готовились не ударить в неё лицом. В день торжественной встречи на главной трассе острова, ведущей от столицы Керкиры на север, они стояли нарядно одетые и оживленно махали руками. Некоторые даже подпрыгивали и что-то громко кричали. Но уже на следующий день они бесследно исчезли. К людям, которые спокойно ездят по дорогам острова (не воя сиренами, не мигая мигалками, не окружая чёрные лимузины мотоциклетными эскортами), они интереса не проявляют.

Такая расслабленность передаётся и водителям. Сложно себе представить, чтобы кто-то стал поджимать сзади, светить в спину дальним светом или оттирать к обочине. Ещё сложнее — чтобы водители выскакивали из машин и начинали выяснять отношения в рукопашную или стали бы палить друг в друга из травматических (или не травматических) пистолетов. Главный фактор, обусловливающий нервозность водителей, — городские пробки — тут отсутствует почти начисто, хотя иногда, особенно в центре столицы, движение может быть очень плотным. В нём преобладают туристы на арендованных машинах, которые немного дуреют в общей сумятице и не могут сходу разобраться в национальной специфике расстановки дорожных знаков. Но даже в таких ситуациях, когда в центре сутолоки оказывается конный экипаж, лошадь весьма добродушно тычется носом в крышу ближайшей машины, а возница максимум столь же добродушно назовёт водителей глупыми (stupid).

Обгоны на дорогах

Ландшафты Корфу чрезвычайно разнообразны. Удивительно, что на таком небольшом в сущности острове есть такие высокие горы. В конце концов, 900 м — это практически высота Хибин, при том, что площадь Кольского полуострова 100 тыс. км², а площадь Корфу — менее 600 км². Горы подходят к самому берегу, и спуски к воде довольно крутые. Небольшие бухты вдоль северо-западного и северо-восточного побережий зажаты между скалами, пляжи в основном галечные, а перебираться от одной небольшой деревеньки, расположенной рядом с пляжем, до соседней удобнее всего на катере. Благо нет никакой проблемы в том, чтобы взять его в аренду. От основной трассы, проходящей довольно высоко, проходят узенькие и извилистые дорожки вниз. В некоторых местах на них с трудом разъезжаются две машины, а обгон и вовсе почти невозможен. Да и основная трасса иногда так узка, что при встречном разъезде кому-то приходится буквально втираться в скалу, пропуская встречную машину. А в некоторых местах для разъезда при помощи светофоров организуется реверсивное движение.

В южной части острова и у самого северного его побережья, — где горы отступают от берега, — дорога поровнее и пошире, но движение всё равно почти везде организовано по одному ряду в каждом направлении. Полосы также почти везде разделены двойной сплошной, что, как известно, делает обгон формально невозможным. Это, однако, совсем не означает, что никто никого и не обгоняет. Паранойи не возникает, потому что природные реалии и сложившиеся дорожные условия не вызывают у участников движения психологического неприятия друг друга.

В детстве я несколько раз был свидетелем, как московские водители спорили с милиционерами, насколько далеко могут передние колёса выехать на линию «стоп», чтобы это не считалось выездом на перекресток на красный свет. За последние лет двадцать я, кажется, ни разу не видел, чтобы кого-нибудь штрафовали, даже если вообще все колёса оказываются за линией «стоп». Сейчас, что называется, приоритеты сменились, божком дорожных нарушений стал выезд на встречную полосу, и при этом почему-то считается, что езда по тротуарам значительно меньший криминал — да почти и не криминал совсем — в сравнении с разворотом в запрещенном месте или обгоном на глухом проселке, где чья-то недобрая рука прочертила сплошную линию.

Кое-где разметка, запрещающая обгоны с выездом на полосу встречного движения, пропадает. Но чаще всего это бывает в местах, где обгон довольно сложно осуществить технически. Фото: Егор Быковский

Скоростной режим у разных водителей на Корфу очень разный. Первый раз по незнакомой горной дороге едешь медленно и осторожно. Но достаточно проехать по ней раза два, и её опасные повороты и сложные участки становятся понятными, их проходишь совсем в другом режиме. И если оказываешься позади самого себя двухдневной давности или кого-то другого, но в той же степени знакомства с дорогой, то начинаешь испытывать желание поменяться местами.

Это желание законно и вполне осуществимо. Я ни разу не видел, чтобы здесь, как в Индии, желание обогнать впереди идущую машину выражалось бибиканьем ей в спину. Но и дороги здесь, как они ни узки, всё же пошире. Чаще всего водитель передней машины понимает, что его хотят обогнать, и уступает дорогу, принимая немного вправо и притормаживая. Никаких оснований упираться у него нет: машина сзади только мешает на и без того сложной дороге, а машина впереди, наоборот, значительно облегчает езду — в особенности ночью. Как-то на выезде из Лефкими на самой южной оконечности острова меня обогнали две машины, и потом всю дорогу до Керкиры мы ехали друг за другом: у них по разным причинам не получалось разогнаться, а у меня не было причин сильно отставать. И поэтому, кстати, прежде чем совершать обгон, надо хорошо подумать: заднему всегда проще, чем тому, кто спереди. Обгон имеет смысл, когда есть шанс оторваться.

А если разница в скоростях очевидна, то нет большого греха и на встречную выскочить (разумеется, обеспечив необходимую безопасность). Ни разу не видел, чтобы кто-то по этому поводу стал возражать. Некоторые водители поджидают для этого участок поровнее, а некоторые, напротив, стараются обойти на повороте — там дорога обычно сильно расширяется. Если и поедет кто навстречу, не будет труда разъехаться.

Зисси, её дворец и его окрестности

Красоты острова почти исключительно природные. Есть несколько достойных внимания монастырей, но для нерелигиозного человека они интересны опять же благодаря удачному расположению, а не своей архитектуре. Но одно место тут представляет безусловный интерес, и его посещают практически все, кто приезжает на остров. Даже министры иностранных дел, которые, наверное, не были больше нигде — только тут и в аэропорту. Это Ахилион, дворец Елизаветы Баварской (Amalia Eugenia Elisabeth, 1837–1898), известной под ласковым прозвищем Зисси (Сисси, Sissi).

Елизавета в семнадцатилетнем возрасте вышла замуж за Франца-Иосифа (Franz Joseph, 1830–1916) и стала императрицей сначала Австрии, а потом и Австро-Венгрии. Из-за необыкновенной красоты и умения следить за собой, она до сих пор любима и там, где родилась, и там, где царила. Но судьба её была полна печали и трагических поворотов.

Умирающий Ахилл. В отличие от других персонажей древнегреческой истории, Ахилл представлен в парке, окружающем дворец Зисси, дважды: один раз в полный рост и исполненный своей богатырской мощи, второй — при смерти, тщетно пытающийся вытащить губительную стрелу из своей ахиллесовой пяты. Фото: Егор Быковский

Она любила Грецию и знала греческий лучше всех других императриц. Эта любовь в полной мере отражена и в архитектуре её греческого убежища: в парке, окружающем дворец, стоят скульптуры Ахилла, богинь, муз, нимф, а также бюсты философов и поэтов Эллады, к которым таинственным образом примазался Шекспир (William Shakespeare, 1564–1616). От дворца открывается прекрасный вид на Ионийское море, но сам дворец оказался для нас почти полностью недоступен: может быть, так бывает всегда, а может быть, его приводили в порядок после нашествия министров.

Обычно сюда приезжают из Керкиры по дороге, ведущей мимо аэропорта, а потом переходящей в красивую набережную. Она носит имя следующего владельца Ахилиона, кайзера Вильгельма II (Friedrich Wilhelm Viktor Albert von Preußen, 1859–1941) и называется почему-то мостом. Но наш путь шёл с западного побережья: по дороге нам хотелось искупаться, для чего были выбраны песчаные пляжи Глифады. Оттуда дорога круто уходит в гору, и хотя до Ахилиона было рукой подать, нам пришлось некоторое время покружить по серпантину, прежде чем отыскался нужный поворот.

Сверка часов

Вернувшись в Москву, я поделился впечатления с соседом Васей, страстным автолюбителем. Он провел свой летний отпуск в Норвегии, и его восторгам не было предела: «Покатался, что называется, от пуза. С погодой повезло, хотя каждый день шёл дождь. Но ездить по их дорогам — чистое счастье!» У Васи довольно солидный автопарк, в нём есть даже видавший виды автофургон «Мебель», но самая ценная у него машина — красавица Mercedes E 63 AMG Estate. На ней Вася никогда не выезжает на московские улицы в дневное время. «Мне кажется, она даже обижается на меня, если я так делаю, — поясняет он. — Даже ехать отказывается». На ней он доехал до Норвегии и провел в ней свой отпуск, посвящённый преимущественно полубесцельным разъездам между норвежскими городками. Полубесцельному — то есть бесцельному только отчасти: тому, кто любит ездить, приходится смириться, что в полной мере осуществить свою страсть удается лишь за пределами родины. Так же, как любителям дайвинга или сёрфинга.

Автомобиль — не только средство передвижения, но и немного роскошь. Поездка в Норвегию в отпуск может иметь совсем не много оправданий. Сюда никто не поедет ради пляжного отдыха или осмотра памятников архитектуры. Наверное, тут неплохая рыбалка и охота. Но Вася туда ехал не за этим. Его привлекали красоты природы (в меньшей степени) и (это главное) возможность с удовольствием поездить на своей дорогой и хорошей машине.

Отдых на Корфу — это в меньшей степени отдых за рулём, тут несколько больше дополнительных развлечений. Наверное поэтому мне на глаза не попалось ни одной машины с российскими номерами, хотя было немало с австрийскими, итальянскими, румынскими и даже литовскими. Я долго скептически относился к привлекательности средиземноморских островов с точки зрения автотуриста. Когда-то моё отношение к этой форме отдыха было примерно таким же, как у американского путешественника из рассказа Леонида Андреева (1871–1919), который, приехав в Англию, не выходил по ночам из отеля — боялся упасть в море. И хотя езда по Шотландии не вызывала у меня никаких отрицательных эмоций, но — ведь Корфу значительно меньше, где же там ездить? Едва прижмёшь педаль, и уже падаешь в море!

В южной части острова гор меньше, но и движение на некоторых дорогах становится более оживленным. Фото: Егор Быковский

Но нет: поездки по маленьким островам, которые без особого напряжения можно объехать за день по периметру, обладают своей прелестью. Тут нет толчеи, почти не бывает пробок, красивая природа и очень пересечённая местность. Замкнутое пространство острова создаёт лишь иллюзию конечности возможных маршрутов. Никто не мешает отъехать от берега вглубь, туда, где дороги сужаются и портятся, где начинаются перевалы и горный серпантин. Туда, где вполне реальной становится перспектива отшлифовать своё водительское мастерство или свернуть себе шею, если немного зазеваться.

Дмитрий Баюк, 23.07.2009

 

Новости партнёров