Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Английский Пациент

Несмотря на отдельные уникальные достижения, состояние английского автостроения все время ухудшается

Имя Моргана впервые появилось в 1910 году на международном автосалоне в выстовачном зале «Олимпия». Первые модели были трехколесными: два спереди, одно сзади. Фирма была основана уже через два года. Экспериментов там долго не любили и продолжали делать трициклы. Фото: Morgan Motor Company

В былые времена над Британской империей никогда не заходило солнце. Еще менее века назад Соединенное королевство по праву считалось ведущей мировой сверхдержавой. А английское автомобилестроение весь XX век было одним из самых передовых в мире. Но теперь оно практически утратило самобытность, став своеобразным придатком американского и немецкого автопрома. Все, что осталось у Туманного Альбиона, это лишь легендарные, но больше не принадлежащие ему бренды, да память о былом величии. Sic transit gloria mundi – так проходит слава мирская…

Колин Чэпмэн, Фредерик Генри Ройс, Чарльз Стюарт Роллз, Уильям Лайонс и Александр Уилсон наверное и в страшном сне представить не могли, какая судьба ожидает созданные ими фирмы в ХХI веке. Более того, они сильно удивились бы, узнав, что в Rolls-Royce и Bentley вовсю будут заправлять немцы, Jaguar и Aston Martin станут фордовскими отделениями, Lotus купят малазийцы, а обанкротившийся MG-Rover и вовсе достанется китайцам.

Так уж получилось, что из более чем пятидесяти английских автомобильных фирм, некогда составлявших костяк британского автопрома, до сегодняшнего дня дожила лишь половина. Другие либо канули в лету, либо потеряли свою независимость, перейдя «под крыло» к американским и немецким автоконцернам. Те же, кто отстоял свою самостоятельно – такие фирмы, как, например, Morgan или Bristol, по большому счету попросту не вызывают интереса у крупнейших мировых автопроизводителей. Мелкие фирмочки с мизерными объемами производства, у которых нет за душой ничего, кроме громкого и некогда славного имени.

Но даже в такой печальной ситуации имеется один положительный момент. В эпоху всеобщей глобализации и обезличенности именно они, похоже, остались единственными хранителями британских автомобильных традиций. И нет ничего страшного в том, что, большинство из них представляют скорее сборочные мастерские. Исключение до недавнего времени составляла основанная в 1947 году Тревором Уилкинсоном (Trevor Wilkinson) фирма TVR, которая претендовала на звание «серьезного» автопроизводителя, так как имела пусть и небольшое, но собственное моторное производство. Да и располагалась в заводском корпусе, а не в каком-нибудь гаражном кооперативе. Но два года назад TVR была куплена российским бизнесменом Николаем Смоленским, а потом и вовсе закрылась. Остальные же фирмы, такие как Ascari, Bristol, Caterham, Invicta, Marcos, Noble и прочие, продолжают «по старинке» собирать свои автомобили с широким использованием купленных «на стороне» двигателей, коробок передач и других комплектующих. Что, однако, не мешает оставаться им «настоящими» английскими автомобилями. Разумеется, говорить о массовом производстве здесь неуместно. В лучшем случае речь может идти о нескольких сотнях машин в год.

Укусы «москитов»

Начать надо с того, что нынешний британский автопром, прозванный журналистами «москитным», имеет ряд уникальных, присущих только ему особенностей. Достаточно вспомнить таких автопроизводителей как LTI (London Taxis International) и Metrocab – единственные в мире фирмы специализирующиеся исключительно на выпуске таксомоторов. Рамный кузов, проверенная временем и достаточно архаичная конструкция, заимствованные у других производителей двигатели, ресурс почти в миллион километров и мизерные объемы выпуска. Самое удивительное, что «лондонские» такси поставляются на экспорт и эти машины можно встретить даже в Японии и России.

Ричард Брэнсон решил продемонстрировать преимущества Gibbs Aquada, преодолев на нем Ла-Манш. Но по-настоящему достоинства этого автомобиля, по его мнению, оценит тот, кто отправится из Сити в аэропорт Хитроу по Темзе, минуя пробки.  Фото: Gibbs Technologies Limited

К числу других диковинок английского рынка можно отнести родстер-амфибию Aquada фирмы Gibbs. Уникальность этой машины заключается в том, что этот родстер, помимо достаточно высоких дорожных качеств, способен еще и плавать. После того как автомобиль заезжает в воду, колеса с помощью гидроприводов убираются внутрь кузова, включается водометный движитель и Aquada превращается в достаточно быстроходный глиссер. Благодаря двигателю V6 мощностью 175 л.с. этот полуторатонный родстер-амфибия способен развивать на воде скорость до 50 км/ч. На суше он достигает вполне приемлемых для автомобилей такого класса скорости в 170 км/ч. Aquada имеет богато оснащенный, отделанный кожей, трехместный салон и весьма немаленькую цену в 150 000 фунтов. Впрочем, когда речь идет об уникальной в мизерных количествах выпускающейся машине, то вопрос цены не очень актуален. Если и существует идеальный автомобиль для активного отдыха, то это, вне всякого сомнения, Gibbs Aquada.

Не менее любопытный родстер выпускает фирма Grinall. Модель Scorpion III обладает одной интересной особенностью, а именно всего одним ведущим колесом и мотоциклетным двигателем BMW. Производство трехколесных машин давно уже является своеобразной английской традицией (достаточно вспомнить хотя бы автомобили Reliant) и, судя по небольшому, но устойчивому спросу на Scorpion III, от своих традиций, англичане отказываться не собираются.

  
Среди достоинств своей новой машины разработчики Caparo T1 называют не только современный дизайн, мощный двигатель и хорошую управляемость на выскокой скорости. Этот автомобиль весьма экономичен и не очень вреден для окружающей среды. Фото: T1 Cars Limited
Разумеется, нельзя обойти стороной и производителей спорткаров. Тем более, что именно в этом сегменте британцы традиционно занимали ведущие позиции. Количество фирм, производящих спортивные автомобили, исчисляется в Англии десятками и, что самое интересное, число их постоянно растет. Перечислять их все не имеет смысла, да и объема данной статьи на это не хватит, но вот одну фирму стоит упомянуть особо. Потому что представленный ею автомобиль уже успел наделать шума не меньше, чем Bugatti Veyron или Ferrari Enzo. Речь идет о суперкаре Caparo T1. Еще никогда британские инженеры и конструкторы не создавали ничего подобного. Если, конечно, не принимать во внимание болиды Формулы-1, c явной оглядкой на которые Caparo T1 и был создан. Во всяком случае, достаточно лишь беглого взгляда, чтобы понять, что именно вдохновляло разработчиков Caparo. Кроме необычного для дорожного автомобиля внешнего вида, (Caparo T1 создавался для езды по дорогам общего пользования) характеристики этой машины удивят даже видавших виды специалистов. Разгон до «сотни» – 2,5 с, максимальная скорость – 330 км/ч, двигатель V8 объемом 2,4 л развивает 500 л.с. при 10 500 об/мин. При этом Caparo Т1 весит всего 500 кг.

Крестными отцами этого, без преувеличения, шедевра автомобилестроения были Бен Скотт-Геддс (Ben Scott Geddes) и Грэм Холстед (Graham Halstead), известные тем, что в начале 1990-х годов, входили в число разработчиков суперкара McLaren F1. Активное участие в работе над Caparo T1 принял и легендарный конструктор формульных болидов Гордон Марри (Gordon Murrey). Самое удивительное, что цена этого уникального гиперкара окажется в весьма разумных пределах – порядка 270 000 долларов.

Окончательный диагноз

В целом, тяга слепо следовать традициям и пресловутый английский консерватизм сыграли с британским автопромом злую шутку. Наиболее известные английские автопроизводители в течение многих лет не учитывали требований мирового авторынка, продолжая выпускать откровенно неконкурентоспособные, морально и технически устаревшие машины. А в сегменте недорогих, массовых автомобилей, составляющих основу всей отрасли, они вообще вчистую проиграли французам, немцам и японцам. Британские автомобильные «иконы» – Rolls-Royce, Bentley и Jaguar оказались отнюдь не на высоте. Сверхдорогие лимузины, потребительские качества которых оставались на уровне 1970-х годов, в начале XXI века уже не вызывали такого интереса, как раньше. И традиционный британский аристократизм подобных машин уже не мог заставить потенциальных покупателей расставаться с кругленькой суммой. Падение спроса повлекло за собой сокращение расходов на разработку новых моделей, что, в конечном счете, и сказалось на судьбе этих фирм.

  
Без старомодных и уютных кэбов Лондон лишился бы большой части своего обояния. Фото: David Sifry

Но те же самые традиции и консерватизм позволили выжить фирме Morgan, которая без особых изменений выпускает модель 4/4 уже на протяжении семидесяти (!) лет, являясь своеобразным мировым рекордсменом. Печальный урок «старших» братьев заставил руководство Morgan заняться разработкой новых моделей и обратить внимание на американский рынок, который до этого попросту игнорировался. То ли момент был выбран удачно, то ли «настоящие» английские спортивные автомобили опять вошли в моду, но Morgan сумел почти на 20 % увеличить объем производства. Эта же мода возродила к жизни фирму Invicta и дала путевку в жизнь другим, таким как Ascari, Farboud, Noble, Radical и всё та же Caparo.

Даже если золотая эра британского автомобилестроения навсегда осталась в прошлом, английский автопром и поныне один из самых необычных в мире. Сплав традиций, аристократизма, консерватизма и передовых, подчас вообще не имеющих аналогов технических разработок, позволяют говорить о нем как об уникальном явлении. И самая главная заслуга англичан состоит в том, что, несмотря на практически полную зависимость отрасли от иностранных компаний, они сумели сохранить тот самый неповторимый, бережно передаваемый от модели к модели, «британский дух» своих автомобилей. Ведь Bentley или Aston Martin всегда будут ассоциироваться со старой доброй Англией. Кому бы они не принадлежали…

Читайте также в журнале «Вокруг света»:

 

Александр Плеханов, 21.08.2006

 

Новости партнёров