Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

450 экспонатов повышенной подвижности

В Музее Порше покупателей уверяют, что новые модели не хуже старых

Самой знаменитой модели фирмы, Porsche 911, уже исполнилось 45 лет. За это время внешний облик среднестатистического автомобиля поменялся самым кардинальным образом. Но над Porsche время не властно: все пять инкарнаций 911-й даже на мимолётный взгляд близкие родственники. Фото автора

Для обычного музея 450 экспонатов, из которых к тому же большая часть стоит в запасниках, — цифра совсем не внушительная. Но только не в том случае, когда экспонаты весят как минимум тонну и стоят десятки, а то и многие сотни тысяч евро каждый. В только что открывшемся музее Porsche — 80 машин, и ещё почти четыре сотни ждут своей очереди.

Штутгарт обычно воспринимается как вотчина компании Mercedes — недаром над внушительным зданием городского вокзала, на опершейся на него всем своим весом маcсивной квадратной башне, водружена знаменитая «мерседесовская» трёхлучевая звезда этак метров десяти в диаметре, не меньше. Она знакома даже тем, кто в машинах не слишком разбирается. А вот кто навскидку, сразу вспомнит значок Порше? Впрочем, в Германии-то, а уж тем более в Штутгарте, его знают не только мальчишки, но и каждая домохозяйка: пусть Porsche собирает меньше ста тысяч автомобилей в год, зато эта компания — настоящая легенда.

Если подходить к Штутгартскому вокзалу с юга, невозможно увидеть часы на башне, но огромная «мерседесовская» звезда видна с любого направления. Фото автора

Среди всех сегодняшних автомобильных производителей компания Porsche занимает особое место. При своих скромных объёмах производства она прибыльна и экономически независима от окружающих транснациональных автомобильных гигантов. Специализируется она на выпуске (и на разработке полного цикла, что особенно важно) относительно дорогостоящих маломестных автомобилей спортивного характера, с которыми уверенно лидирует на мировом рынке такой техники. Кстати, эта небольшая компания владеет тридцатью пятью процентами акций концерна Volkswagen (эта доля стремительно росла в последние годы): а следовательно, по германским законам, Volkswagen AG является дочерней фирмой Porsche, и поэтому последняя получает право косвенно контролировать такие марки, как Audi, Seat, Škoda, Bentley, Lamborghini и Bugatti.

Как же это вышло? Как ни странно, основателем суперимперии Volkswagen был Фердинанд Порше (Ferdinand Porsche, 1875–1951) — именно он ещё в 1934 году направил в министерство транспорта Германии предложение о производстве «народного автомобиля», а в 1936 получил заказ на проектирование завода по производству «новорождённых» «Фольксвагенов» в Вольфсбурге. Завод был построен, но во время Второй мировой войны выпускал в основном военную технику. При участии Фердинанда Порше  разрабатывались танки «Тигр» и «Пантера», самоходное орудие, которое так и назвали: «Фердинанд». Были и другие машины — например, 170-тонный танк «Маус» (мышонок). Но не оружие было главным в жизни Фердинанда Порше, которому ещё в 1924 году техническая академия в Штутгарте в честь признания заслуг изобретателя присвоила звание почётного доктора технических наук — «гонорис кауза» (то есть без защиты, в обход дейстующих правил).

Фердинанд «Ферри» Порше за рулём созданного им Porsche 356. Это первый автомобиль компании Porsche, производство его началось в 1948 году в Гмюнде (Австрия). С 1950-го по 1965-ой 356-ю модель собирали в Штутгарте. Фото: Dr. Ing. h.c. F. Porsche AG

В первой половине века Порше работал на фирмах «Лонер» (Lohner), «Аустро-Даймлер» (Austro-Daimler), «Даймлер-Бенц» (Daimler-Benz), «Штейр» (Steur), в 30-х в собственном конструкторском бюро создал ряд двигателей и автомобилей для компаний «Вандерер» (Wanderer), «Ауто-Унион» (Auto-Union) и прочих. Самая же известная предвоенная работа Порше — проект небольшого заднемоторного автомобиля KdF-Wagen («сила через радость»), который после Второй мировой войны стал, наконец, выпускаться под именем «Фольксваген» (или Фольксваген-«жук»). Тогда же на базе этой машины Порше создал прототипы спортивного заднемоторного автомобиля с обтекаемым кузовом. Правда, после войны он уже не работал непосредственно с созданным им «жуком»: он попал в списки неблагонадёжных и отсидел почти 2 года в тюрьме во французской зоне оккупации. Его сын, тоже Фердинанд Порше, был выпущен раньше, тут же разработал двигатель для знаменитого автомобиля Cisitalia, деньги пустил на залог для ещё сидевшего в заключении отца и сразу стал трудиться над доработкой ещё довоенного проекта 60Е10, из которого вскоре получился Porsche 356.

Эта первая «настоящая» Porsche была отчасти обязана своим появлением на свет сотрудничеству с уже вставшей на ноги компанией Volkswagen — отец и сын получали по 5 марок с каждого проданного «жука», а заодно и детали для собственного производства. Порше, со своей стороны, обещали всячески консультировать завод в Вольфсбурге, и в той или иной степени занимаются этим и сейчас. Что же касается Porsche 356, то с ним связана такая история: в 1949 году кабриолет и купе 356 готовили для автосалона в Женеве, заказ на кузова получила фирма Рейтер. Когда привезли первый, семидесятичетырёхлетний Порше долго смотрел на него, а потом сказал: «Кузов надо вернуть в мастерскую: он несимметричен». Точные замеры показали, что конструктор был абсолютно прав. 30 января 1951 года Порше-старший скончался.

После проигрыша Германии во Второй мировой войне Porsche AG переместилась в австрийский Гмюнд и какое-то время занималась не столько машинами, сколько гидротурбинами, лифтами, лебёдками и даже тракторами. Правда, свой первый трактор Порше сделал ещё до войны по заказу Ассоциации немецких рабочих, и компания до сих пор гордится тем, что хорошо делала всё, за что ни возьмётся. Фото автора

Его дело продолжил сын, которого за глаза и в глаза многие называли Ферри. Он стал одним из редчайших людей, создавших автомобильную компанию, видевших её расцвет и владевших ею до конца своей жизни. Скажем, такие легендарные фирмы, как «Феррари», «Астон-Мартин», «Лотус», «Ягуар», «Ламборгини» — все они были поглощены автомобильными гигантами. С Porsche этого не случилось, и в этом немалая заслуга Фердинанда Пиха, или Пьеха, (Ferdinand Karl Piёch). Знаете такого? Сын Антона и Луизы Пих (Антон возглавлял Volkswagen во время Второй мировой войны), племянник «Ферри» Порше и внук первого Фердинанда Порше проработал на Volkswagen более тридцати лет, в течение десяти лет руководил всем концерном, а с 2002 по 2007 год был председателем наблюдательного совета. Два года назад Фердинанд ушёл на пенсию, «обменяв» свой пост на два кресла для представителей Porsche в совете директоров. Семья Пихов, разумеется, — крупный акционер Porsche. Со многих точек зрения, крупнейший европейский автопроизводитель действительно — дочерняя фирма компании Porsche.

Но в Штутгарт я отправился не за тем, чтобы узнать о семейных связях Порше и Пихов — они и так ни для кого не секрет. Кроме того, для этого лучше ехать в поместье Шюттгут в окрестностях австрийского городка Цель-ам-Зее — его когда-то присмотрел ещё старший Фердинанд, и семья так до сих пор в нём и живёт, а ветвь Пьехов-Пихов — приезжает погостить. Зато в Штутгарте в феврале нынешнего года, через дорогу от завода Порше, открылся музей Порше, своеобразная будущая Мекка для автомобилистов, самый современный музей авто, застывшая в бетоне и металле ода технологиям. К тому же экскурсию должен был провести для нас сам Клаус Бишоф (Klaus Bischoff), в прошлом инженер и испытатель, а сейчас директор заводского музея и один из ведущих сотрудников нынешнего, «публичного».

Porsche 956, созданная для знаменитых гонок Ле Ман, едет настолько быстро и так сильно «прижимается» к шоссе, что вполне может в течение пары секунд, разогнавшись, ехать и по потолку. Фото автора

Где обычно питается пришедшая в некий музей публика? В кафетерии, столовой, баре, закусочной. Вряд ли в ресторане. В этом музее всё наоборот — здесь сосредоточено столько всего, о чём приходится только мечтать, что и ресторан должен был стать мечтой. К тому моменту, как я приехал в Штутгарт, прошло всего полтора месяца с момента открытия музея, а ресторан при нём уже успел стать модной достопримечательностью (войти в него можно и с улицы).

Директор музея Ахим Стейскал — смугловатый, коротко стриженый, широкоплечий, ростом под два метра и весом явно за сотню килограмм мужчина, но при этом необычайно улыбчивый и подвижный (так полные люди вдруг иногда оказываются ловкими, необычайно изящными и легко двигающимися танцорами). Он советует взять непременно, непременно стэйк рибай, причём не дамскую порцию, а «оригинальную», полукилограммовую. При этом он убедительно постукивает по столу ручкой мясного ножа. «Вот, смотрите», — восклицает Ахим, и щедрым жестом передаёт мне нож — полюбоваться. Вроде бы обычный нож. Тяжёлое лезвие с мощной «пяточкой», хорошо сбалансированный, рукоять из приятного дерева со стальными вставками. Что-то в этом ноже кажется неуловимо знакомым. Где-то я уже видел эти обводы… Это же Порше! «Да, — продолжает Стейскал — их сделали специально для нашего ресторана, местная небольшая фирма. А дерево рукояти то же самое, что идёт на деревянный руль 911-й модели». Такая отточенность в деталях поражает куда больше, чем позолоченные люстры (впрочем, их тут и нет, разумеется). Таков стиль Порше: думай о главном, и так подумают о тебе.

Здание нового музея весит 35 тысяч тонн и обошлось компании в 100 миллионов евро. Фото: Dr. Ing. h.c. F. Porsche AG

А ещё директор Стейскал недавно был замом директора в музее Даймлера в Зиндельфингене. Новый музей Порше обошелся компании в сто миллионов евро — это большие деньги, и за их расходованием должен был проследить опытный в таких делах человек. Не случайно «поршевский» музей слегка напоминает «мерседесовский», особенно внутренними интерьерами — в обоих случаях ими занималось одно архитектурное бюро. Внешне здание поражает воображение. Кажется, что этого просто не может быть, что «это» не простоит и пяти минут. Гигантская белая коробка неправильной формы, покоящаяся всего на трёх колоннах, расставленных как бы случайным образом. Внизу, под небрежно накренившейся «коробкой», скромной лужицей растеклось низкое здание с фойе, раздевалками и автомастерской — с основным зданием служебное соединяется длинным эскалатором. А внутри «коробки»…

А внутри — 80 машин из более чем четырёхсот коллекционных автомобилей, которыми располагает компания. «Экспозиция будет постоянно меняться, — рассказывает Клаус Бишоф,  — одни машины уедут, другие приедут, чтобы не застаиваться в стойлах… то есть в запасниках». Уедут? Приедут? «Ну да, наше кредо — все музейные машины должны время от времени ездить, — говорит Бишоф, похлопывая по боку 904-ю Carrera выпуска 1964 года. — Я вот и сам как раз вчера ездил на этой, отличная машина, люблю лёгкие автомобили».

Три часа прогулки по музею. Жаль, что не пара дней, три часа — явно недостаточно. Здесь никто не спешит. Посетителей хватает, потому что компания предлагает посетить завод и музей каждому покупателю новой Porsche — кто же будет спешить, когда есть возможность ознакомиться в деталях с тем, как делали твою машину и на что были похожи все её предки и собратья? То, что стоит в залах музея, точнее, в странных, кажущихся невесомыми плоскостях, привольно пересекающихся под разными углами внутри огромного пространства «коробки», каждая «выставочная единица» — несомненно Порше, за километр видно, что Порше.

Здесь хорошо видно, что Porsche занимается не только спортивными болидами, но и прототипами «массовых» машин, военными автомобилями и прочим. Фото автора

Даже то, что Porsche разрабатывает под заказ — вот спортивное купе, которое попросил «нарисовать» Фольсваген, вот прототип массового автомобиля, сделанный по заказу китайцев: даже они все — Порше, если чуть всмотреться. Бесконечная вереница чудес технической мысли, протянувшаяся из середины века двадцатого в двадцать первый. Ещё один девиз Posrche — «мы слишком хороши, чтобы меняться». И не надо меняться — разве что под капотом.

Егор Быковский, 21.04.2009

 

Новости партнёров