Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Механические оковы для дара Прометея

Пожарные машины , особенно в условиях российского пристрастия к деревянному зодчеству , просто обязаны быть чудом техники

Картина Дмитриева-Оренбургского «Пожар в деревне». Репродукция с сайта Art-каталог 

Когда вспыхивает пожар, счёт времени идёт на секунды. Это заставляет стремительно несущиеся ярко красные машины пожарной службы быть быстрее «скорой помощи», а их экипажи — отважней милиции. Нельзя опоздать, нельзя отступить — каким бы сильным не был огонь.

В схватке с даром Прометея

Когда Прометей дарил людям огонь, вряд ли он предполагал, что тот станет не только их первым другом, но и злейшим врагом. Пожары, возникшие из-за удара молний, извержения вулканов, в результате неосторожности, умышленных поджогов, преследуют человечество в течение всего его существования. Особенно после того, как из пещер люди переселились в дома.

На Руси, традиционно деревянной, пожары превращались в настоящее бедствие. Если вспыхивал один дом, то искры и головни летели на соседний, и огонь распространялся с невероятной быстротой, уничтожая целые города. Погасить деревянную избу в старину было практически невозможно, так что её и не пытались спасать. От огня защищали соседние. Но дело это было кропотливым: воду носили из ближайшего колодца или реки вёдрами, по лестнице поднимали на крышу.

Нередко пожары в городах сопровождались грабежами: появлялись «лихие людишки», охочие до чужого добра, которые пользовались паникой. Бывало, что они же и устраивали для этого поджоги. Постепенно борьба с огненной стихией становилась централизованной, и в начале XVI века по указу Ивана III (1440–1505) в Москве начала создаваться система пожарных застав. На ночь улицы перегораживались барьерами-рогатками, патрулировали их дежурные и уличные сторожа. Пойманных поджигателей карали жестоко, по принципу «лечи подобное подобным» — их сжигали живьём.

Большим шагом в развитии пожарного дела был указ Ивана IV Грозного (1530–1584), обязавший иметь в каждом московском дворе основное средство тушения — дежурную бочку с водой. Обычно её ставили под сливной карниз, чтобы она пополнялась во время дождей. Иван Васильевич же решил и вопрос нехватки организованных людей для борьбы с пожарами. Он велел посылать на них отряды стрельцов, ставших, таким образом, профессиональными пожарными командами.

В XVII веке арсенал русских огнеборцев пополнился «заливными трубами» — ручными поршневыми насосами. Эти предки огнетушителей и пожарных машин представляли собою длинную трубу из меди или дерева, заполнявшуюся водой, которую выдавливали поршнем. Струя могла выбрасываться на расстояние до семи метров, чего вполне хватало для того, чтобы пустить её на крышу или в окна дома.

К концу XVIII века пожарные в России была выделены в отдельную службу, входящей в структуру полиции. Во главе пожарного отряда стоял брандмейстер, а в крупных городах, где пожарные отряды закреплялись за районами, всеми ими руководил брандмайор. Эти должности в Российской империи были весьма уважаемые и почётные.

Пожарная команда в городе Вытегре. Начало ХХ века. Фото: Сергей Михайлович Прокудин-Горский из архива Библиотеки Конгресса США 

Пожарные получили в своё распоряжение большие насосы-помпы (их по-прежнему называли «заливными трубами»), которые по очереди качали несколько человек. К насосам подключались кожаные, а затем тканевые рукава, а воду они забирали из бочки, которую до возникновения городских водопроводов тут же пополняли вёдрами из ближайших резервуаров. Во второй половине XIX века российские пожарные получили и паровые насосы, однако они были слишком тяжелы, да и требовали времени на разогрев, поэтому ручные ещё долго оставались в строю. Тогда же русский инженер Николай Петрович Зимин сконструировал пожарные гидранты и другие приспособления, позволяющие брать воду из водопроводной сети. Разработанные им механизмы верно служат пожарным и сегодня.

Уже в 1809 году механик К. В. Соболев сконструировал трёхколенную выдвижную пожарную лестницу. Спустя год питерский архитектор Вильям Гесте (William Hastie, 1753–1832 ) создал пятиколенную лестницу, высота которой достигала семнадцати метров. А в конце позапрошлого века А. А. Сергеев построил механическую лестницу «образца 1895 года», надолго ставшей верной помощницей русских пожарных.

Над крышами городских домов высились каланчи, на которых дежурные высматривали, не поднимаются ли откуда клубы дыма.

Выезд пожарной команды XIX век был потрясающим зрелищем. Впереди, запряжённая парой коней, неслась линейка (повозка) с лестницей и пожарным инвентарём. На ней располагался пожарный расчёт, сверкающий медными шлемами, начищенными медными пуговицами и бляхами ремней. На всю улицу звенел колокольчик или трубил в горн один из пожарных, чтобы линейке освобождали дорогу. За ними двигались повозка с насосом и, если требовалось, с бочкой воды. И вот они врывались к месту пожара, где оглушительно свистели сбегающиеся полицейские, оттеснявшие собиравшуюся толпу и освобождая место для пожарных.

Пожарный автомобиль «Урал-5540» был подарен 107 пожарной части города Приморска. Он предназначен для доставки к месту пожара боевого расчета, запаса воды, пенообразователя и пожарно-технического оборудования не только по дорогам всех видов, но и по бездорожью. С помощью этой машины возможно тушение пожаров водой из цистерны, водоемов и гидрантов, а также воздушно-механической пеной при помощи рукавных линий. Фото: МЧС России

Брандспойт с мотором

В 1917 году пожарные оставались единственной службой, исправно исполняющей свой долг, несмотря на политические и социальные потрясения. Через год, в апреле 1918-го, Совнарком заново организовал пожарную охрану, подчинив её, как и прежде, ведомству внутренних дел.

К этому времени технический парк отечественных пожарных нуждался в срочной модернизации — прежде всего, переходу на автомобильную тягу. Например, в Германии тогда уже работали несколько сот пожарных машин: паровые, электрические, с двигателями внутреннего сгорания. В России же пожарных автомобилей было всего несколько десятков, в основном в Петрограде и Москве. Поэтому уже в 1918 году их парк начали пополнять путём переоборудования грузовых автомобилей. А в 1928 году появился первый серийный советский пожарный автомобиль — на базе АМО-Ф-15. Он был оборудован довольно мощным насосом, но сирены ещё не имел, по традиции на нем висел колокол. Зато автомобили уже окрашивались в красный цвет, ставший впоследствии их визитной карточкой.

Это были только первые шаги. Уже в 1931 году на улицы выехали пожарные машины АМО-4, затем пожарные автомобили ПМЗ-1 и ПМЗ-2. Первые представлял собою пожарный «универсал»: на нём были установлены небольшой бак с водою (360 литров), центробежный насос, пожарные рукава, имелась небольшая лестница, набор пожарных инструментов, и скамейки для расчета на 12 мест. А вот на ПМЗ-2 была резервная цистерна на полтора кубометра, которая использовалась там, где отсутствовала возможность подключиться к водопроводной системе.

Пожарные машины нашего детства — это ярко-красные автоцистерны на базе грузовиков ЗИЛ-130 и ЗИЛ-131, мчащиеся по улицам под истошные звуки сирены и сверкающие синими мигалками. Они начали поступать в пожарные депо с середины 1960-х, и до середины 1990-х были самыми распространёнными. Но автоцистерны выпускались и на базе грузовиков ГАЗ-53 и других автомобилей, а мир пожарной техники настолько велик, что воочию мы видели лишь небольшую его часть.

На место трагедии первой прибывала пожарная автоцистерна (АЦ), предназначенная для тушения самых разнообразных возгораний. Основное её вооружение — это наносная установка, бак с водой ёмкостью несколько кубометров, бак пенообразователя объёмом 300–350 литров и многочисленные рукава. Четырёхдверная кабина рассчитана на 5–6 человек боевого расчёта, которые по прибытию быстро раскатывают и подсоединяют рукава. Некоторые модели автоцистерн также снабжены управляемые вручную или дистанционно лафетными стволами, которые установлены на крыше кабины.

В качестве закачивающей машины в паре с автоцистернами обычно работал пожарный автонасос. Он прибывал на пожар вторым и использовался для подачи воды на большую высоту или расстояние, забирая её из водопровода или дальних источников. С виду автонасос похож на автоцистерну, но только не имеет большого водяного бака, вместо этого у него было три дополнительных места для пожарной команды.

Сейчас они уже не производятся, на замену им пришли более специализированные пожарные автомобили, в числе которых насосные и насосно-рукавные станции. В прошлое ушёл и ЗИЛ-130, на базе которого делали эти пожарные машины. А вот ветеран ЗИЛ-131, как проверенный надежный «мул», ещё остается в строю и вооруженных сил, и МЧС. Сегодня основные пожарные машины создают на базе ЗИЛ-133, ЗИЛ-5301, ЗИЛ-433362, КАМАЗ-43114, Урал-5557 и Урал-53236. Последний выделяется своей колесной формулой (8×8) и огромным, на 13 кубометров, баком для воды.

Совместные учения американских и киргизских пожарных в аэропорту «Манас». Аэродромная пожарная машина серии АА-60 (7310) 160.01 на базе МАЗ-7310. Фото: Master Sgt. Daniel Nathaniel/USAF photo

Пожарные особого назначения

Скромные возможности обычных автоцистерн не позволяли применять их для тушения аэродромов, залить горючее водой было просто невозможно. Поэтому уже в 1950-х годах появились первые специализированные машины, у которых был большой запас пенообразователя, а также особые инструменты. Например, вместо традиционных топоров — электрические дисковые пилы для вскрытия фюзеляжей самолетов. Гасящая пена могла выпускаться как через верхний поворотный ствол, так и через нижние, устанавливаемые под бампером. Пожарные могли гасить разлитое топливо, не выходя из кабины.

Сначала это были обычные ЗИЛы, но в 1970-е годы на аэродромы выехали первые пожарные машины серии АА-60 на базе тягачей МАЗ. Среди них АА-60 (543) 160, AA-60 (7310) 220 и АА-60 (7310)160.01. А в 1990-е годы на вахту заступил AA-60 (7313) 220, обладающий раскладной трапом-мачтой с укреплёнными на ней стволами, что позволяет ему тушить огонь с высоты шести метров. Ну, а на большую высоту ствол пенной «пушки» могут поднимать ответственные за это пожарные пеноподъемники. Помимо пенообразователя, аэродромные пожарные машины получили и порошковые установки тушения — их второй тонкий ствол спарен с толстой трубой пенной «пушки».

Существует и специализированные «порошковые» пожарные машины (АП). Первыми были АП-2 и АП-3 на базе ЗИЛ-130, сейчас это АП-5 (53213) 196 и АП-4 (43105) 222 на базе КАМАЗов. А для тушения небольших пожаров создан порошковый модуль УПТ-600 М «Ураган», который можно поставить в кузов «Газели» или небольшого вездехода. Ещё с 1960-х годов службу несут специализированные пожарные машины пенного тушения.

Тушить огонь можно и другими способами. Ещё в 1930-е годы в пожарном подразделении Московского гарнизона появился грузовичок ЗИС-5 с баллонами углекислого газа и установкой для распыления «сухого снега». Сегодня в этом качестве используются как обычные грузовики с большими углекислотным огнетушителями на борту, так и установки типа АГТ-4000, несущие целые цистерны углекислого газа и оборудованные лафетными стволами.

А вот противопожарная установка «Штурм», напоминающая подъемный кран на гусеничном ходу — это самая настоящая машина пожарного спецназа, предназначенная для тушения скважин. Её экипаж полностью защищён корпусом (машина сделана на базе самоходки), а на длинной стреле, наводящейся над пылающей скважиной, находится сопло, через которое выбрасывается сжиженный азот. Это не единственный пример «конверсии» — в пожарных частях служат переоборудованные бронетранспортёры и даже танки.

И уж совсем необычно выглядят установки газо-водяного тушения, созданные в СССР в 1960-е годы. На грузовом автомобиле установлен турбореактивный двигатель. Его ураганный выхлоп, куда добавляется распыленная вода, направляется на очаг пожара, который буквально задувается.

Среди специальных пожарных машин достойны внимания пожарные автомобили высокого давления, пожарные автомобили дымоудаления (высасывающие дым и газы из помещений). Есть даже пожарные водозащитные автомобили, задача которых — спасение материальных ценностей от щедро разлитой пожарными воды.

Тушить пожары на верхних этажах зданий помогает пожарный подъёмник F54HDT. Фото: Bronto Skylift Oy Ab

Описание специальных пожарных машин было бы неполным без такой незаменимой вещи, как автолестница. Появилась она тогда, когда раздвижную механическую лестницу впервые установили на автомобиль, и с тех пор не слишком изменилась. Но постоянно увеличивающаяся высота зданий требует всё большей длины лестниц и, соответственно, большей их прочности. Ручное управление лестницей заменила механика. Сегодня самая длинная автолестница советской эпохи АЛ-45, достающая до двенадцатого этажа, уже считается недостаточной. Даже такие модели как АЛ-50 (на базе КАМАЗ- 53229 или Volvo FL 626) и АЛ-60 (на базе TATRA-T815) иногда оказываются коротковатыми. Поэтому сейчас рассматривается вопрос создания ещё более длинных автолестниц, а также пожарных автоподъемников, самый длинные из которых, АПК-50РСО и Bronto FDT54, поднимают площадку на высоту 50 и 54 метра. Впрочем, обычно пожарным достаточно самых распространенных моделей, с вылетом стрелы 17–32 метра — ведь «высотные» пожары случаются не так часто.

Чтобы дать отпор стихии огня, людям постоянно приходится придумывать более совершенную технику. И специализированные машины вот уже почти век служат им верным помощником в этом непростом деле.

Сергей Кутовой, 31.07.2008

 

Новости партнёров