Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Жить по Рабану

Современные технологии позволят нам построить общество взаимной слежки

Город Денвер штат Колорадо. Фотография сделана со спутника QuickBird 17 июля 2002 года. Фото: DigitalGlobe

В сентябре этого года увидит свет новый научно-фантастический роман американского журналиста и писателя Джонатана Рабана «Слежка». Его цель показать, как современные технологии потворствуют слабостям отдельных личностей и целых государственных учреждений – в особенности, страсти следить за частной жизнью друг за друга. Автор признавался английской газете «Guardian» (см. его статью «We have mutated into a surveillance society - and must share the blame»), что к написанию романа его подтолкнули специфические способы использования новых технических устройств. Так, его главный герой признается: «За последние несколько лет большинство из нас, включая тех, кто, как я, испытывают инстинктивный страх перед техникой, приобрели навыки в области темного искусства слежки. Перед тем, как назначить свидание незнакомой мне женщине, я привычно пропущу ее фамилию через Google и LexisNexis, чтобы узнать, кто она и чем занималась в последнее время. Если известен ее адрес, я не удержусь перед соблазном последить за ее домом с помощью Google Earth, проверить состояние крыши и ухоженность газона, а немного изменив угол наклона камеры, я постараюсь заглянуть в ящик комода с бельем и рассмотреть этикетки на бутылках в баре».

Ну как не последовать совету! Я пропустил через Google имена нескольких своих друзей. Собственно, ничего нового я о них не узнал, кроме только одной знакомой девушки, которая, как оказалось, защитила не так давно докторскую диссертацию в университет Нанта. Но даже Google Earth ничего мне не открыл о цвете носочков, которые она теперь носит. Конечно, не стоит воспринимать сочинения беллетристов слишком буквально, особенно когда речь идет о будущем. Более того, я подозреваю, что в будущем будет прилагаться еще больше внимания сокрытию конфиденциальной информации, что, конечно, не означает, что и просачиваться ее не станет больше. Однако главный повод побеспокоиться – это та конфиденциальная информация, которую собирают власти о гражданах.

  
Система безопасности, известная как «Око в небе», наглядно демонстрирует идею, что полная слежка обеспечивает надежную защиту от неожиданностей. Фото: Glogger

По-видимому, безграничная способность компьютера хранить миллиарды разрозненных обрывков информации и удивительные возможности поисковых машин, выуживающих то, что ей нужно, сделали подобное несанкционированное вторжение в частную жизнь людей непреодолимым соблазном как для государственных организаций, так и для частных лиц. И хотя сегодня Интернет вряд ли позволит мне много узнать о девушке, с которой я собираюсь вместе поужинать, мне не трудно представить, на что способны государственные учреждения, располагая несоизмеримо большими финансовыми и техническими возможностями и обладая доступом к специфическим служебным сетям.

Рабан приводит тревожный пример из современной жизни: американское Агентство национальной безопасности приступило к созданию самой большой в мире базы данных обо всех звонках по телефону, совершенных в Соединенных Штатах, начиная с 2001 года. Утверждается, что никто эти разговоры не прослушивает, но сведения о них используются для анализа «сети социальных связей» и поиска устойчивых групп, которые могут оказаться террористическими ячейками. Как именно на основании этих данных можно отличить террористическую ячейку от бридж-клуба при этом не объясняется. Однако в статье Валдиса Кребса «Соединяя точки, или Слежка за двумя установленными террористами» кратко и доходчиво излагается основная методология анализа сети.

  
Выявить законспирированную террористическую сеть можно, просто пронализировав, с кем подозреваемые преступники разговаривают по телефону, кому отправляют сообщения по электронной почте и от кого получают деньги. Иллюстрация: Valdis Krebs

Принцип ее очень прост. Два человека с арабскими фамилиями «засветились» на сходке террористов в Малайзии в 2000 году. Когда они вернулись в Лос-Анджелес, за ними стали пристально наблюдать, интересуясь, главным образом, людьми, с которыми они говорят по телефону, которым они отправляют электронную почту и от которых они получают деньги. Следили и за теми, кто подъезжал к их дому на машине, взятой на прокат в аэропорту. На построенной карте оказались почти все, кто принял участие в атаке 11 сентября 2001, а также те двое, кого подозревают в подрыве американского эсминца «Коул» у берегов Йемена 12 октября 2000 года.

Информация о том, что Агентство национальной безопасности будет регистрировать «каждый звонок, сделанный» внутри США, появилась через пять месяцев после того, как то же агентство начало прослушивать международные телефонные разговоры американцев. Обе новости вызвали было бурю возмущенных комментариев политических деятелей и журналистов левого либерального и правого либертарианского толка, но американская общественность в целом отнеслась к ней с безразличием. Опросы общественного мнения показали, что большая часть жителей страны считают такие действия «приемлемыми», а чуть меньше половины населения «решительно поддерживают их». В Америке, как и в России стало привычным снимать обувь и шляпу, класть ключи, мелочь и сотовый телефон на поднос у магнитной рамки при входе в аэропорт или в вестибюль библиотеки. Мы готовы к тому, что нас будут тщательно изучать, требовать от нас доказательств нашей благонамеренности. Из года в год государство все назойливее проявляет родительскую опеку, а население все более становится по-детски покорным. Странно, что они не догадались начать регистрировать наши телефонные звонки раньше. Мы же должны помогать взрослым, которые ведут высокотехнологичную секретную войну в наших интересах?

  
Агентство национальной безопасности — одно из самых секретных ведомств в США. В шутку аббревиатуру его названия NSA (National Security Agency) расшифровывают как No Such Agency, что означает Агентство, которого нет. Фото: NSA

«Взрослые» в Великобритании разработали программу «Лишить преступников возможности пользоваться дорогами». Снова задействована огромная национальная база данных, на этот раз регистрирующая все поездки, совершенные в Великобритании на автомобилях, с помощью камер, считывающих номера автомобилей. «Они уже установлены на британских дорогах и их так много, – жалуется Рабан, – что невозможно съездить в магазин за продуктами и не попасть при этом в базу данных, в которой информация о вашей невинной поездке будет храниться как минимум два года. Среди целей проекта помимо обнаружения преступников и сокращения преступности два наших старых знакомых: «обеспечение общественного спокойствия» и «сдерживание терроризма».

В Америке подобные камеры, считывающие номера автомобилей, узаконены в одних штатах, запрещены законом в других, но нигде не используются в таком количестве, как в Великобритании. У Джонатана Рабана, долго прожившего в США, они вызывали нешуточное неудовольствие: «Я был чрезмерно удивлен и возмущен вспышкой скрытой камеры в придорожных кустах, которая запечатлела номер взятой мною напрокат машины. Я не был постепенно приучен к странным нововведениям, которые кажутся иностранцу невыносимыми. Теперь я именно такой иностранец и наивно удивляюсь очевидному отсутствию ожесточенных споров и разгромных передовых статей о камерах, установленных по всей Англии с интервалом в 400 ярдов».

Не имея письменной конституции, Великобритания лишена непоколебимого стандарта, с которым можно было бы сверять индивидуальные случаи нарушения неприкосновенности частной жизни, и рассматривает их в каждом конкретном случае с переменным успехом, вызывая неоднозначную реакцию в обществе. В 2002 году Саймон Дэвис, директор организации «Privacy International», сказал: «Великобритания демонстрирует патологически враждебное отношение к неприкосновенности частной жизни». А в США Privacy чтут. Там неприкосновенность частной жизни гражданина гарантирует Четвертая поправка, гласящая: «Право народа на охрану личности, жилища, бумаг и имущества от необоснованных обысков и арестов не должно нарушаться; ни один ордер не должен выдаваться иначе как при наличии достаточного основания, и он должен быть подтвержден присягой или торжественным заявлением и содержать подробное описание места, подлежащего обыску, личностей или предметов, подлежащих аресту».

  
Система автоматического распознавания автомобильных номеров, разработанная фирмой Siemens. Фото: Siemens Traffic Controls

Надо сказать, что ситуация в США будет, видимо, меняться не только потому, что и там граждане ждут «родительской опеки» от властей, но и потому, что власти хотят внести новое толкование в старые нормы. В марте месяце неоконсервативный журнал «Weekly Standard», тесно связанный с администрацией Буша, опубликовал интересную статью «Неправильно понимаемая Четвертая поправка» профессора политологии Колгейтского университета Стэнли К. Брубейкера. При «правильном» прочтении, соответствующем замыслу авторов поправки, акцент, по мнению Брубейкера, следует делать на «первой части». Другими словами, все условия второй части относятся только к «необоснованным обыскам и арестам». Поэтому «обоснованные» обыски, к которым Брубейкер отнес меры безопасности в аэропортах, не требуют ни ордера, ни достаточного основания, и любой обыск или арест, обусловленный интересами национальной безопасности и борьбы с терроризмом, de facto является «обоснованным». В уже упоминавшихся опросах 65% респондентов сочли, что федеральное правительство «должно расследовать возможные террористические угрозы, даже если при этом нарушается неприкосновенность частной жизни».

Опасение Рабана, на котором он строит сюжет нового романа, понятно. Граждане демократической страны оказываются в технологических клещах, когда, с одной стороны, им угрожают вооруженные все более точными и могущественными техническими средствами террористы, а, с другой стороны, они сами пользуются все более точными и могущественными техническими средствами в слежении друг за другом. Телескопы, нацеленные на окна соседнего дома, и фонендоскопы, приложенные к трубам центрального отопления, уходят в прошлое. Роясь в киберпространстве в поисках сведений о незнакомке, мы должны будем с пониманием отнестись к силовой структуре, которая отправляется туда же во поисках сведений о нас самих. Наша главная задача – помогать правительству, облегчая его задачу следить за нами и не поддаваясь искушению следить за самим правительством.

Сергей Шульженко, 18.07.2006

 

Новости партнёров