Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Шпионы на гоночном треке

Борьба за техническое совершенство болида далеко не всегда ведется вслепую

Формула-1 — это многомиллонный бизнес. Решающее значение на гонке могут иметь доли секунд. Порой команды стремятся получить преимущество любым способом, в том числе и с помощью шпионов и вредителей. Фото (Creative Commons license): Mark McArdle

Домохозяйка Труди Кофлэн (Trudy Coughlan) провалилась так же глупо, как добросердечный профессор Плейшнер в культовом советском кино «Семнадцать мгновений весны». Профессор забыл про цветок в окне — предупреждение о провале явки — и поплатился жизнью. А супруга Майкла Кофлэна (Mike Coughlan), главного конструктора команды McLaren, отправилась в обычный копировальный центр, назвалась своим подлинным именем и попросила отсканировать 780 страниц секретных материалов команды Ferrari, полученных её мужем от главного механика Ferrari Найджела Степни (Nigel Stepney). Безграничная наивность такого поступка может сравниться только с удивительным невезением беспечной леди.

Неприметный сотрудник центра, болельщик Ferrari, оказался в самом логове врага, поскольку жители графства Суррей (Surrey County), живя неподалеку от штаб-квартиры гоночной команды McLaren, обычно чтят своих земляков. Он не просто распознал текст и картинки, но и догадался, о чём идёт речь, нашёл в Интернете сведения о Кофлэне и обратился к руководству Ferrari.

Труди Кофлэн забрала секретный фолиант и два CD. Лишние документы были тайно сожжены на заднем дворе дома, однако запоздалая предосторожность оказалась тщетной. Вспыхнул громкий шпионский скандал.

Не грех немножко пошпионить

Фразы «мягкий шпионаж», «легкий шпионаж» давно стали общеупотребительной лексикой, особенно если речь идёт о гонках Формулы-1. Немножко пошпионить не считается серьёзным прегрешением: определить развесовку автомобиля, поснимать чужую машину. Сегодня в автомобильном мире фотошпион — это профессия. Шпионские фото новых моделей (и не только гоночных) заполонили Интернет и страницы бумажных СМИ. Откровенно высказался по поводу нравов в автоспорте колумбийский автогонщик Хуан Пабло Монтойя Ролдан (Juan Pablo Montoya Roldán), променявший Формулу-1 на гонки NASCAR. Лейтмотив его пылкой речи таков — в Формуле-1 кто-то всегда ловчит. 

Информация о болиде соперника даёт огромные преимущества. На треке состязаются не только пилоты, команды или компании-производители — соперничают инженеры. Искушение «слегка пошпионить» и добиться заветного преимущества оказывается слишком сильным.

Шпионские фотографии нового автомобиля. Производитель предпочитает прятать новинку под чехлом, поэтому фотограф не смог распознать модель. Фото (Creative Commons license): Pete Barr-Watson 

Как объясняет эксперт Autosport Марк Хьюз (Mark Hughes), «разница между самым быстрым и самым медленным пилотом по способности вождения, скорее всего, не превышает одну секунду на круг. А разница между самой быстрой и самой медленной машиной, вероятно, составляет три или даже четыре секунды на круг. Так что самый быстрый водитель в самой медленной машине ничего не добьётся, тогда как самый медленный водитель в самой быстрой машине может оказаться вполне успешным».

Формула-1 — многомиллионный бизнес. Гонки требуют от участников огромных вложений на инженерные разработки, дизайн автомобиля, контракты пилотов, оплату персонала. А спонсоры команд и менеджеры телевизионной рекламы предпочитают чемпионов — чем больше команда выигрывает, тем больше бюджет, а значит, тем больше можно вложить в автомобили и пилотов, и тем больше шансы выигрывать. Экономика, ничего личного.

Друзья- соперники

Спортсмены, дизайнеры, механики переходят из одной команды в другую. Спортивная элита — это узкий круг, где все друг друга знают. Как утверждает Монтойя, «всегда можно обнаружить, что пробуют другие. Кто-нибудь да проболтается. Вас пригласят на ужин, и кто-нибудь скажет: „Мы пробуем такую развесовку и делаем вот это“». 

Шпионажу помогают и дружба, и вражда, поскольку соперничество существует не только между командами, но и внутри команды. Противоречия между гонщиками Льюисом Хэмилтоном (Lewis Carl Hamilton) и Фернандо Алонсо (Fernando Alonso Díaz) определяли ситуацию в McLaren. А для Ferrari роковую роль сыграло соперничество внутри руководства команды — главный механик Ferrari Найджел Степни утратил шансы на продвижение и не пожелал с этим смириться. Главный конструктор McLaren Майк Кофлэн и Найджел Степни оказались давними приятелями, активно обменивались мнениями и, возможно, собирались перейти в одну команду  — в прессе появлялись сообщения, что они рассматривают возможноть трудоустройства в команду Honda.

Не обошли Формулу-1 и показательные акты вредительства. В мае 2007 года уличили Найджела Степни. Оказалось, что неудачные заезды Ferrari на Гран При Монако объясняются подсыпанным в топливо белым порошком неизвестного происхождения. Вскоре вредоносную субстанцию нашли в карманах Степни. Вот он, Найджел — враг Ferrari! Конечно, Степни в ответ заявил о том, что порошок подбросили злопыхатели. Расследование зашло в тупик, но Степни фактически изгнали из команды.

Летом и в начале осени 2007 года у гонок Формула-1 как будто появилось новое измерение: команды состязались и на треке, и в суде. В июле удача улыбнулась команде McLaren. Разбирательство Всемирного совета мотоспорта завершилось парадоксальным вердиктом, фактически в пользу McLaren — команда McLaren могла обладать конфиденциальной информацией о машинах Ferrari, но на данном этапе расследования нет доказательств её использования и нет оснований для наказания. Однако победа оказалась временной, в августе обнаружилось, что тогдашнего чемпиона, пилота команды McLaren Фернандо Алонсо, постоянно снабжали секретной информацией. И команду снова призвали к ответу.

Гонка Формулы-1 проводится на городской трассе Монте-Карло. Победа в Гран При Монако считается одной из самых престижных в чемпионате Формулы-1. Фото (Creative Commons license): Pat Guiney 

И ты, Алонсо!

Электронная переписка Фернандо Алонсо и тест-пилота McLaren Педро де ла Роза (Pedro de la Rosa), беззаботно сохранённая на компьютерах, привела ко второму этапу расследования. Выяснилось, что Педро де ла Роза запрашивал у Кофлэна информацию о распределении веса в болиде Ferrari, сохранилось электронное послание об этом. Кроме того, обсуждался состав газообразной смеси, которой наполняли шины машин. В электронной переписке Педро де ла Роза убеждал Алонсо, что стоит попробовать рецепт от Ferrari. Также шёл обмен сведениями о спортивной стратегии команды Ferrari — на этапе в Австралии соперники знали, на каком круге остановится Кими Ряйккёнен (Kimi Räikkönen). Такой пример сохранился в переписке Педро де ла Роза и Алонсо, когда первый убеждал второго в том, что Степни сообщает достоверную информацию. Эти письма представил суду сам Алонсо после предупреждения о возможных санкциях в случае скрытия информации.

В стороне от шпионского скандала остался Льюис Хэмилтон. Не без иронии он так прокомментировал крамольную переписку: «Единственный раз я отправил мэйл Педро [де ла Роза], и речь шла о женщине. Я не знаю электронного адреса Фернандо. Мы общаемся, когда оказываемся на треке».

Повторное рассмотрение дела Всемирным cоветом мотоспорта завершилось поражением McLaren. Команда вынуждена была выплатить самый крупный в истории штраф в размере $100 млн, а также утратила очки в Кубке конструкторов 2007 года. Глава и совладелец McLaren Group Рон Деннис (Ron Dennisсчёл решение несоразмерным провинности и заявил после слушания: «Я не считаю, что мы заслуживаем такого наказания». Однако последствия могли быть и более суровыми — дисквалификация команды на два года или утрата очков также и в личном зачете чемпионата 2007 года.

Аргументы Денниса вполне обоснованы — на повторном слушании не были приведены конкретные примеры использования командой McLaren секретной информации. Доказано было только, что, кроме Кофлэна, два пилота McLaren имели доступ к сведениям Степни. Суть вердикта Всемирного совета мотоспорта: информация была, команда не могла не воспользоваться, однако неизвестно, как именно воспользовалась.

Для руководства Международной автомобильной федерации (FIA) доказанного обмена мнениями между Педро де ла Роза и Алонсо, а также между Педро де ла Роза и Кофлэном оказалось достаточно — пилоты знали, что получать такую информацию незаконно. Однако Рон Деннис настаивал на своём: команду наказали за намерения. «Было всего несколько электронных посланий, и пилоты категорически заявили, что никакой информации не было передано команде. И, разумеется, команда ничего не знала об этом обмене письмами». 

Далеко не всегда запросы шпионов столь скромны. Самым впечатляющим остается разбирательство, затеянное в 1978 году командой Shadow против коллег из команды Arrows. Претензии были предъявлены масштабные — утверждалось, что дизайн болида был целиком украден и модель Arrows FA1 попросту скопировали с Shadow DN9. Дело было решено в пользу Shadow — Высший суд в Лондоне запретил команде Arrows использовать злополучную модель FA1. Поставщиками секретной информации оказались, по официальной версии, бывшие сотрудники Shadow, которые, поссорившись с начальством, и создали команду Arrows.

В 1980 году на шпионаже попалась команда Ferrari — группа специалистов провела ночь во взломанном гараже команды Williams, делая измерения и фотографируя автомобиль. По крайней мере, в этом позднее признался один из руководителей команды Ferrari Харви Постлтуэйт (Harvey Postlethwaite).

А первым предвестником громкого скандала 2007 года стало обвинение команды Ferrari в использовании «гибкого днища», позволяющего обтекаемости болида улучшаться непосредственно по ходу гонки. Рон Деннис подал протест против использования такого днища, так как деталь не соответствовала новому регламенту. По версии Ferrari, информация об использовании днища утекла к руководству McLaren по шпионским каналам, с помощью все того же Найджела Степни. На этот раз была признана правота McLaren и команде Ferrari запретили использовать спорный элемент.

Гоночный автомобиль Sunbeam GP, управляемый пилотом Дарио Реста. 

Самые ранние случаи шпионажа относятся почти к доисторическим для гонок временам. Ещё в 1913 году гоночный автомобиль Peugeot пал жертвой шпионов из команды Sunbeam. Пилот Peugeot Дарио Реста (Dario Resta) был дружен с главой Sunbeam Луи Коутленом (Louis Coatalen). И пока приятели ужинали и отдыхали в доме Коутлена, автомобиль Peugeot был разобран, тщательно изучен и собран снова.

Ни года без скандала

Не прошло и года после тайных деяний Кофлэна и Степни, и главный «победитель драконов» Макс Мосли (Max Mosley) сам стал персонажем разбирательства. Борцы за чистоту нравов должны быть вне подозрений, поэтому сеанс разоблачения таких ревнителей всегда производит сильное впечатление.

Газета News Of The World разместила на своем сайте видеоролик о приватных развлечениях президента Международной автомобильной федерации. В кадре Мосли был в обществе пяти дам, при этом в инсценировках активно использовалась нацистская символика. Боссу автоспорта тут же припомнили, что его отцом был известный лидер английских фашистов Освальд Мосли (Osvald Mosley).

Публику заинтересовал вопрос: кто заказал съёмку? Промелькнула версия мести за разоблачения Кофлэна и Степни. Однако идея связать два скандала померкла на фоне иной информации. Одна из дам, «засветившихся» в компании Мосли, оказалась супругой сотрудника английской контрразведки. 

Пока для Мосли всё закончилось не так плачевно. Он сохранил свой пост президента Международной автомобильной федерации, получив на заседании генеральной ассамблеи сто три голоса в свою поддержку против пятидесяти пяти. Однако для многих его авторитет стал сомнительным — отставки Мосли добивалось большинство автоклубов.

Продолжение следует

Разоблачения последних лет привели к тому, что впервые спортивный шпионаж оказался в центре внимания мировой публики. Шпионский скандал ударил по бюджету и репутации команды McLaren. Главный антигерой Найджел Степни обещает написать книгу и вернуться в низовой автоспорт. Кофлэн остаётся под судом. Фернандо Алонсо вернулся в команду Renault.

Что можно сделать, чтобы команды не втягивались в шпионские игры? Разоблачение McLaren стало результатом случайного провала и столь же случайного появления сведений об электронной переписке. Стоило Труди Кофлэн самой потрудиться со сканером, а Фернандо Алонсо надежно удалить опасные электронные письма, и начать расследование было бы невозможно. А если службы безопасности команд и федераций систематически займутся спортивной разведкой и контрразведкой (как это происходит в сфере промышленного шпионажа), что тогда останется от спорта?

Пока ответов нет, и болельщикам приходится вырабатывать иммунитет к скандалам и шпионским страстям. За последний год нам довелось усвоить немало печальных истин. Чемпионы могут хитрить. Итоги разбирательств невсегда вызывают доверие. Во главе Международной автомобильной федерации находится человек с сомнительной репутацией. Спортивный шпионаж существует — и кто-то должен с ним бороться.

Юлия Вертгейм, 03.07.2008

 

Новости партнёров