Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<март>

Путеводители

Арсенал для «войны на асфальте»

Идеальное оружие, которое власть хотела бы применять против своего протестующего населения, быстро и эффективно рассеивает толпу, но никого не калечит и не лишает жизни

  
Победа Николя Саркози на президентских выборах во Франции была отмечена новой вспышкой беспорядков в Париже и его окрестностях. 6 мая на площади Бастилии против демонстрантов применили слезоточивый газ, однако изменивший направление ветер понес облако прямо на полицейских. Фото (Creative Commons license): Mikael Marguerie

Горящие автомобили, перевернутые киоски, усыпанные осколками витрин улицы, по которым перебегают согнутые фигуры и движутся бронированные монстры — это вовсе не хроника Иракской войны, а репортажи из официально мирных городов Европы и Северной Америки. То и дело там возникают чрезвычайные ситуации, с которыми приходится бороться чрезвычайными мерами.

Хроника уличных бунтов

Список, не претендующий на полноту, и только за последние два года:

2005–2007 год, Франция. Страну лихорадят периодические бунты в «эмигрантских кварталах». Сожжены несколько тысяч автомобилей, разбиты и разграблены сотни магазинов. Проблема приняла общенациональный политический масштаб. 

Ноябрь 2006, Париж. Акция протеста французских пожарных плавно перетекла в их столкновение с полицией. Бастующие огнеборцы метали в защитников правопорядка камни, бутылки и дорожные знаки, а затем пошли в рукопашную, размахивая молотками и железными прутьями. 

Апрель 2007 год, Таллин. Противостояние вокруг мемориала Бронзового Солдата закончилось массовыми беспорядками и столкновениями. Пострадали тринадцать полицейских и сорок четыре защитника памятника, один из которых скончался в больнице.

Октябрь 2007, Болонья (Италия). Неизвестные сожгли несколько автомобилей, написав на стенах домов лозунги «Как в Париже» и «Восстание необходимо».

Ноябрь 2007 год, Тбилиси. Митинг оппозиции, заблокировавшей центр города и требующей досрочных выборов президента, был разогнан силами полиции. Есть пострадавшие. 

Ноябрь 2007, Нидерланды. Демонстрация школьников и студентов, требовавших сокращения учебных часов, закончилась хулиганскими погромами. Для наведения порядка были задействованы конная полиция и водомет…

Добавить сюда «черные бунты» в разных городах США, социально-политические столкновения в Латинской Америке и Юго-Восточной Азии, акции «антиглобалистов», традиционные битвы на 1 мая в Германии, устраиваемые всевозможными «ультра» и просто хулиганами. И, конечно же, бессмысленные и беспощадные дебоши футбольных болельщиков.

Для большинства жителей постсоветских государств, особенно живущих в провинции, подобное все ещё является страшной, пугающей экзотикой. Мы как-то привыкли к тому, что все «социальные волнения» у нас не идут дальше скучного пикета или унылого уличного шествия — отчего даже сама мысль принимать участие в подобных акциях вызывает скептическую усмешку.

Однако постепенно уличные столкновения, прозванные «войной на асфальте», становятся реальностью и нашей жизни. Их пока ещё считают ЧП государственного масштаба, их участников наказывают самым строгим образом, а власти торжественно обещают, что подобное больше не повторится. Увы, повторится — и не раз. 

В старину власти редко церемонились со своими гражданами, слишком бурно выражавшими свое недовольство. Но как только Европа прониклась человеколюбием и возвела жизнь своих граждан в одну из наивысших ценностей, ей пришлось пересмотреть отношение к тем, кто излишне эмоционально требует повышения зарплаты или недоволен результатами футбольного матча. Банально расстреливать или рубить шашками свистящую и крушащую витрины толпу к середине ХХ века вышло из моды. Властям пришлось искать новые, специальные средства разгона несанкционированных или вышедших из-под контроля демонстраций и сборищ.

  
Городовой в Самарканде. Снимок сделан между 1905 и 1915 годами. В те годы порядок на улицах сохранялся при помощи шашек и нагаек. Фото: Сергей Михайлович Прокудин-Горский из архива Библиотеки Конгресса США

Резиновые «демократизаторы»

Самый известный и распространенный инструмент наведения гражданского порядка — это дубинка. В странах Европы до XIX века её заменяли древки алебард и пик, приклады мушкетов, ножны сабель или плети — которыми заблудших вразумляли по их спинам и головам. Но постепенно в руках британских полицейских их коллег из других европейских стран появились увесистые деревянные палки. 

Возможно, что этот будущий символ «режимов» был перенят англичанами в азиатских странах, где издавна покой дремлющих у кальяна махарадж охраняли с помощью длинных (метр и более) деревянных или бамбуковых палок. Их и сегодня используют полицейские Индии, Непала и Бангладеш.

В Великобритании деревянные дубинки полицейских «гуляли» по головам уже во время массовых выступлений «чартистов» в первой половине XIX века. А вот попытка вложить их в руки российской полиции в 1881 году не увенчалась успехом. В ответ на эту идею поступило высочайшее повеление «вооружение нижних чинов С.-Петербургской полиции, взамен шашек, деревянными палицами отложить».

Но оказалось, что деревянные палицы, особенно утяжеленные свинцом или железной оковкой, могут запросто проломить демонстранту голову. Что отнюдь не способствовало гражданскому примирению. Поэтому в XX веке правоохранительные органы начитают переходить на более практичные дубинки из резины. 

При всем их кажущемся сходстве, дубинка дубинке — рознь. Самыми неудачными были признаны первые советские дубинки, появившиеся во времена Перестройки (в 1989 году) и прозванные «демократизаторами». Выполненные из неподходящей резины, они часто лопались и ломались при ударе — особенно на морозе. На Западе к этому времени давно уже, методом проб и ошибок, выработали две основные конструкции резиновых дубинок: «мягкую», армированную прочными волокнами, и «жесткую», имеющую внутренний металлический сердечник. Последняя может быть складной (обычно телескопической), она удобна для нанесения «колющих» ударов (в живот), а также для защиты — если на полицейского напал хулиган с арматурой или палкой. 

Кроме того, некоторые современные полицейские дубинки могут быть комбинированным оружием — внутри их находится электрошоковое устройство или распылитель слезоточивого газа. Но в любом случае дубинка — это оружие ближнего боя. В него полиция вступает, только когда чувствует свое превосходство. Одно дело — «отхаживать» втроем валяющегося на асфальте демонстранта, а другое — идти на огромную разъяренную толпу.

  
Такими дубинками британские полицейские пользовались до 1930-х годов. Потом деревянные дубинка сменились резиновыми — преимущества последних были очевидны: их применение не приводило к лужам крови, проломленным черепам и сломанным рукам. Фото (SXC license): Steve Woods

Организованную и понимающую, за что она борется, демонстрацию разогнать непросто. Если хулиганы часто разбегаются сами, то участники профсоюзных акций стойко сражаются за свои требования часами и сутками. Самый опасный контингент — это студенты, которые невероятно находчиво придумывают самые разнообразные способы борьбы с полицией. А подростки к тому же отличаются ещё и дерзостью, а также отсутствием привычки бояться за свою жизнь. 

Поэтому полиции потребовалось новое оружие несмертельного действия, способное «усмирять» на безопасном расстоянии. И снова «законодателем моды» стала Великобритания. 2 августа 1970 года в Белфасте, где английская армия разгоняла очередную акцию протеста ирландцев, были впервые применены резиновые пули. 

В отличие от пули обычной, которая наносит проникающее ранение, задача резиновой состоит в том, чтобы, напротив, никого не «дырявить», а останавливаться на поверхности мишени. Арсенал резиновых пуль довольно велик. Начиная от шариков калибром 8–9 мм, которыми снаряжаются «травматические» пистолеты и револьверы, и заканчивая специальными полицейскими боеприпасами. К последним относятся патроны для дробовиков, а также сверхмощные заряды (калибром от 23 мм и выше) — выстреливаемые из специальных карабинов или гранатометов. Резиновые пули бывают сферической или цилиндрической формы, с металлическими сердечниками и без. 

Помимо резиновых, с 1975 года полиция ряда стран применяет и пластиковые пули — которые тоже относят к разряду «травматических». Но «травмы», наносимые этим оружием, бывают очень тяжелыми, а подчас и смертельными. Кому-то они отбили внутренние органы, кому-то попали в глаз, в висок, в горло. Поэтому многие врачи и правозащитники давно уже выступают против их применения. 

Резиновые дубинки и пули, слезоточивый и перечный газ, электрошок и сети в большинстве случаев помогают полиции навести порядок. Однако иногда полиция сталкивается с неприятной проблемой — более или менее организованная толпа натягивала на лица повязки, прикрывалась крышками от мусорных баков или трофейными щитами и оказывалась почти неприступной для размахивающих «демократизаторами» защитников правопорядка. Чтобы рассечь, а затем и разогнать её, требовалось травматическое оружие «массового поражения», эффективное и грозное, но не угрожающее жизни.

  
При разгоне демонстраций, устроенных 6 мая 2007 года по поводу избрания Николя Сакрози президентом Франции, французские полицейские провели ответную «демонстрацию» своих средств для усмирения толпы. Фото (Creative Commons license): gregory chinon

Уличные «мокрушники»

То что холодный душ освежает самые горячие головы, было известно издавна. Ещё в 1811 году в Санкт-Петербурге во время усмирения бунта строителей применили пожарный расчет, который быстренько выкатил на улицу свою бочку, встал к насосам и окатил мужиков упругой струей. При этом было замечено, что при достаточном усердии насосчиков, давление воды сбивало человека с ног. А это означало, что простой брандмейстер с кишкой в руке мог не только мочить (в самом прямом смысле), но и разгонять протестующих, заменяя собою целый взвод полиции.

Поэтому уже с середины XIX века обязанности пожарных, которые и без того постоянно снимали с деревьев кошек и вылавливали в прудах утопленников, пополнилось ещё одним пунктом — усмирением массовых беспорядков. В основном они, конечно, тушили подожженные хулиганами магазины и кучи мусора, но иногда их брандспойты находили и живую мишень.

Появившиеся в ХХ веке пожарные автоцистерны с мощными насосами выпускали струи воды под давлением в 10–15 атмосфер. Они опрокидывали человека на землю, катили его, как осенний листок. При попадании струи в упор с близкого расстояния можно было даже свернуть шею или продавить грудную клетку. Более того, от струи не спрятаться за ни щитом, ни за легкими баррикадами — последние размывались за считанные секунды. Да и сам пожарный автомобиль являлся своеобразным танком, который медленно пробивал в тесных рядах бреши для идущей следом полиции.

Способ борьбы с пожарными машинами нашелся быстро. Демонстранты стали забрасывать их камнями и бутылками с зажигательной смесью, разбивать окна и прокалывали шины, захватывать и избивать брандмейстеров. Поэтому власти столиц и крупных городов, где чаще всего и происходят всевозможные уличные беспорядки, озадачились приобретением для таких случаев специализированной техники. Таким «чудо-оружием» стали специальные автомобили, вооруженные водометными пушками, которые и дали сокращенное название этой техники — водометы. 

Нужно заметить, что водометные машины так и не выпускались серийно ни в одной стране мира. Все они представляют собой эксклюзивные шедевры технического вооружения, собранные, максимум, небольшой партией в несколько экземпляров. Собранных практически вручную и представляющих собою забронированные грузовые автомобили или, что стало популярно на просторах бывшего СССР, военные колесные тягачи.

Корпус современного водомета защищен стальными щитами. В зависимости от пожелания заказчика, это может быть частичная защита, рассчитанная на попадание камней и взрывпакетов, а может быть и полная — с применением самых настоящих броневых листов, способных выдержать пистолетную пулю. 

Внутри его находится кабина управления, а почти все остальное пространство занимает бак для воды (от трех до десяти кубометров, в зависимости от модели). Туда не в меру храброму демонстранту не пролезть — все двери и люки запираются изнутри, а окна закрыты решетками или щитками со смотровыми щелями. Смельчаков, намеревающихся взломать их с помощью лома, встретит система ближней обороны: распылители слезоточивого газа, электрические разряды или боковые водометные стволы. Для защиты от бутылок с «коктейлем Молотова» машина снабжена устройствами пожаротушения.

Основное вооружение этой грозной машины — водометные пушки, от 1 до 5 стволов которых располагаются на крыше автомобиля, а также на носу и по бортам. От башенок конструкторы постепенно отказались — уже на водометных машинах австрийской фирмы Rosenbauer (70-80-е годы) стволы наводились не вручную, а дистанционно из кабины — с помощью панели управления. Поэтому защищать брандмейстера башенкой больше нет необходимости. 

В отличие от первых водометов, их наносная установка работает от отдельного двигателя, и струя воды выбрасывается под давлением до 16 атм на расстояние до 60 м — непрерывно, либо специально рассчитанными «очередями». 

Так как водометной машине приходиться в своей работе иногда сталкиваться с баррикадами, то их ещё снабжают отвалами — наподобие бульдозерных. Ну, а так как иногда баррикады бывают весьма высокими, то все современные водометы делают на базе полноприводных машин. Чем больше ведущих колес, тем выше проходимость и легче разгребать завалы.

Раньше считалось, что водометы — оружие капитализма, средство подавление революционных настроений пролетариата. Однако в «социалистическом лагере» они тоже были: в 1961 году водометом «IFA G5» обзавелась ГДР, а в 1973 году Польша собрала свою первую водометную машину «Hydromil». Так что пролетариат выражал свое недовольство бурными акциями не только на Западе.

  

Германские полицейские не только следят за порядком, но и заботятся о свежести городской зелени! Фото (Creative Commons license): rastafabi

В Советском Союзе демонстрации разрешались только два раза в год — все остальные, внеплановые и самочинные, жестоко разгонялись. Причем, как например в Новочеркасске, отнюдь не водой. А вот неполитические дебоши пьяных хулиганов или дерущихся «район на район» подростков гасились дедовским методом — с помощью обычных пожарных машин.

В конце 80-х, когда по СССР прокатился вал межэтнических столкновений, сражений между «неформалами» и тюремных бунтов, потребность в водометах появилась и у нас. Кинулись слишком поздно, поэтому сначала спешно закрывали решетками окна пожарных машин, потом прикупили двадцать водометов «Hydromil» у «братской» Польши. Первый отечественный водомет «Тайфун-К» появился в самом начале 90-х, и был настоящим монстром, поскольку был создан на базе ракетного тягача. Затем, в 1994 году появились первые «Лавины» — тоже на базе тягачей (БАЗ-6953), но более разумных размеров. 

Наконец, с 2006 года Варгашинский завод пожарного оборудования начал обновлять парк российских водометов установкой «Лавина-Ураган» на базе «кранового тягача» Урал-53236. Помимо этого, для российской милиции были закуплены водометные машины «RCU 6000–1 RU» израильского производства, созданные на базе грузовика «Mercedes Axor». Они отличаются меньшими размерами, большей маневренностью и гораздо большим комфортом для экипажа. 

Некоторые модели водометных машин являются универсальными — помимо функции разгона толпы, они являются ещё и своеобразным «полицейским бронетранспортером». Так, в специальном заднем отсеке водомета «Armet» помещаются шесть спецназовцев, которые могут обстреливать смутьянов резиновыми пулями через амбразуры, а затем, размахивая дубинками, сделать вылазку и усмирить тех, кто «остался в сухих».

Сергей Кутовой, 11.02.2008

 

Новости партнёров