Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Средство охоты на президентов

Модифицированное противотанковое ружье превратилось в кошмар для служб безопасности

  
Морские пехотинцы 11 Экспедиционного корпуса тренируются на своей базе на Гавайях. Расположившись на крыше постройки, обозначающей американское посольство, они отрабатывают действия, по отражению атаки. Капрал Эрик Фолстэд (в центре) смотрит в оптический прицел крупнокалиберной винтовки Barret 82A1. Фото: PO2 Jeffery Viano/US DoD 

От выпущенной из них пули не спасет ни бронежилет, ни широкие спины телохранителей, ни броня персональных лимузинов. Даже экипажи боевых машин не имеют никаких шансов под прицелом крупнокалиберных снайперских винтовок — этих самых настоящих противотанковых ружей с оптическим прицелом… 

Танки на мушке

Свою родословную это оружие ведет ещё от так называемых «крепостных ружей». Самые первые из них, называвшиеся «затинные пищали» («зазаборные», застенные) появились на Руси ещё во времена Ивана Грозного. По сути это были крупнокалиберные тяжелые ружья — или малокалиберные ручные пушки. Предназначались они для уничтожения отдельных целей на значительном расстоянии от стен крепости, до которых простое ружье не достреливало, а палить по ним из орудий было расточительно. Более тяжелая пуля, разгоняемая более мощным зарядом пороха, летела дальше и точнее мушкетной и могла поразить даже защищенную латами или фашинами цель — вот и весь секрет «затинных пищалей». 

С появлением дальнобойного нарезного оружия крепостные ружья начали уходить в прошлое, поскольку новые пехотные винтовки конца XIX века, чей калибр составлял всего 6,5–8 мм, били на полтора-два километра. Этого было совершенно достаточно — поскольку на таком расстоянии попасть точно в цель можно было скорее только случайно. Поэтому дальнейшие разработки крупнокалиберных винтовок почти не велись, лишь отдельные их модели изготавливали для охотников на крупную дичь.

О них вспомнили в 1916 году, когда немецкая армия столкнулась с первыми английскими танками, чья броня не прошивалась обычными винтовочными пулями. Теперь главным достоинством крупного калибра была не прицельная дальность, а поражающая сила.

Стрелять из старых «пищалей» по танкам было бы глупо — хотя в России пытались применить для борьбы с броневиками противника 20,3-миллиметровое крепостное ружье системы Гана (образца 1876 года). Поэтому немцы быстро разработали и запустили в производство патрон SR 13х92 мм, а под него — тяжелый пулемет MG-18 и первое в мире противотанковое ружье (ПТР) «Маузер» М-1918 T-Gewehre. На расстоянии в пятьсот метров последнее пробивало 18-милиметровую броню.

  
Польское противотанковое ружье (противотанковый карабин Модель 35), разработанное инженером Юзефом Морошеком, активно и успешно использовалось в 1939 году. Фото: Medical Department/US Army

Новое оружие быстро оценили. В 1918 году в США создали патрон 50BMG 12,7х99 и пулемет «Браунинг», до сих пор ещё состоящий на вооружении американской армии. В СССР разработкой ПТР серьезно занялись только в 30-е годы, делая их под советский же патрон 12,7х108 ДШК (он мощнее браунинговского) и один из самых мощных стрелковых боеприпасов в мире — патрон 14,5х114 М41.

За время Великой Отечественной советская промышленность выпустила более 400 000 ПТР различных моделей, однако с появлением новых средних и тяжелых танков такое оружие стали применять не по назначению. В конце войны его обычно использовали для стрельбы по вражеским бронетранспортерам, автомашинам, амбразурам ДОТов, артиллерийской прислуге. Но это новое применение ПТР воющие стороны так и не оценили — видимо, из-за появления все новых видов вооружений. Поэтому их быстро заменили на противотанковые гранатометы, а часть списанных ПТР отправили в братскую КНДР, где они успешно дырявили легкие американские танки М24, во Вьетнам и в страны Африки. 

Винтовка особого назначения

Локальные войны второй половины ХХ века как раз и не дали противотанковым ружьям уйти со сцены. Более того, именно благодаря им ПТР получило свою вторую жизнь. Многочисленные мелкие операции, партизанские засады и диверсионные налеты, которыми отличались эти войны, как раз требовали крупнокалиберных винтовок. 

Немаловажным были меньшая, чем у крупнокалиберных пулеметов, масса ПТР и отсутствие тяжелого станка. Для небольших диверсионных групп тащить на себе через горы или джунгли махину, весящую десятки килограмм, было бы обременительно. Кроме того, снова стало востребованным забытое свойство крупнокалиберной винтовки — более высокие дальность и точность стрельбы. Обычная снайперская «трехлинейная» винтовка эффективна на дистанции 200–500 метров (на большей точность резко падает), у крупнокалиберных это расстояние вдвое выше. А значит, стрелок может находиться на более безопасном для себя расстоянии от цели. 

Это особо важно для отрядов так называемого «спецназа»: в них служат люди, лихо ломающие об головы кирпичи и угрожающе размахивающие ножами, но, столкнувшись с развернутым мотострелковым взводом, они могут оказаться совершенно беспомощными. Чтобы не уклониться от прямого огневого контакта, диверсанту-снайперу лучше стрелять по вражеской технике с максимально большего расстояния. Пальнул-попал, сложил сошки, подхватил винтовку — и быстро скрылся в зарослях. 

Именно из такого оружия быстро и эффективно можно было поражать автотранспорт, бронемашины, катера, расстреливать прямо на аэродромах самолеты и вертолеты, повреждать РЛС и спутниковые антенны. Пуля ПТР могла пробить мешки с песком или деревянную стену, поражая укрывающегося за ними противника, а также какого-нибудь туземного бонзу, прячущегося от пули оппозиции в бронированном авто. Его можно было использовать и в качестве антиснайперского оружия, издалека отстреливая вражеских «кукушек».

Дело было за малым — дать ПТРам оптический прицел, максимально снизить его габариты и вес и увеличить скорострельность. Одним из первых с этой задачей справился американец Ронни Барретт (Ronnie Barrett, род. 1954), создавший в 1982 году 10-зарядную винтовку М82 под патрон 50BMG 12,7х99. Эффективная дальность её выстрела достигала 1800 метров, отклонение от цели на этой дистанции составляло всего полметра. Увы, ему долго не удавалось заинтересовать производителей оружия, и в 1986 году он создал собственную фирму «Barrett Firearms», которая начала выпускать ограниченные партии винтовок для… гражданского рынка — в качестве охотничьих. 

Лишь в 1990 году, в канун операции «Буря в пустыне», Пентагон закупил несколько сот единиц модернизированных М82А1, вооружив ими специальные группы диверсантов, а также саперов — для расстрела неразорвавшихся боеприпасов. Это послужило отличной рекламой, и вскоре винтовка Баррета была принята на вооружение в тридцати странах.

  
Снайперская полуавтоматическая винтовка Barret .50 остается одной из самых популярных во всем мире в своем классе. Поэтому слушатели курса «Динамика международного терроризма», организованного Школой специальных операций ВВС США, уделяют ей особое внимание. Фото: Chief Master Sgt. Gary Emery/USAF

Дела фирмы быстро пошли вверх. Одна из последних её разработок — однозарядная винтовка Barrett M99, на которой в 2001 году был поставлен мировой рекорд в стрельбе на дистанцию в 1000 ярдов (911 метров) — пять попаданий подряд в круг диаметром 10 сантиметров. А это меньше размеров человеческого лица — таким образом, учитывая, во что пуля такого калибра превратит череп, Barrett M99 на почти километровой дистанции бьет сразу и в бровь, и в глаз. 

Однозарядной является и разработанная в 1987 году винтовка М87 ERL, которая использовалась американцами в Югославии. Ответом сербов была пятизарядная М-93 «Crna Strela» («Черная стрела» — видимо, её автора увлекала одноименная повесть Стивенсона), которая поступила на вооружение югославской армии в конце 90-х годов и успела повоевать с албанскими боевиками. А вот предусмотрительные чехи сконструировали свою «Falcon» сразу под два боеприпаса. Модель ОР-96 разработана под НАТОвский патрон 12,7х99 мм, а модель OP-99 использует советско-российский патрон 12,7х108 миллиметров. Как говорится, на всякий случай!

Ружья «Витязей» и «Мечи Пророка»

В России такое оружие впервые заговорило в 1999 году на Кавказе. Это была 12,7-милиметровая винтовка В-94 (она же после модификации — ОСВ 96), которая, судя по внешнему виду, является доработанным противотанковым ружьем времен Великой Отечественной. Однако первыми её начали широко использовать… чеченские боевики, подбившие из В-94 несколько российских БТРов в районе сел Карамахи и Чабанмахи (Дагестан). Как эти винтовки оказались у боевиков раньше, чем начали поступать на вооружение российской армии, до сих пор остается неизвестным. 

Кроме того, масхадовцы умудрились наладить выпуск крупнокалиберных винтовок собственной конструкции, в том числе переделывая древние ПТР. Из этих самоделок наиболее известны модели под патроны 12,7х108 и 14,5х114 мм, получившие имя «Al’Battar» («Меч Пророка»). При их сомнительном внешнем виде они, к большому сожалению, оказались эффективным оружием. 

На Кавказе была «обкатана» и другая российская крупнокалиберная снайперская винтовка — КСВК, созданная конструкторами ковровского завода имени Дегтярева (ЗИД) на основе экспериментальной СВН-98. Она использует все тот же патрон 12,7х108 — которым наши деды дырявили немецкие легкие танки и бронемашины ещё в Великую Отечественную. Винтовка предназначена для уничтожения техники (в том числе бронемашины) противника на расстоянии до 1000 метров, а также живой силы на дистанции до 1500 метров.

Более интересной является российская винтовка «Выхлоп», созданная для спецназа ФСБ. При весе всего в 7 кг(против 9–13 кг у западных), она снабжена огромным глушителем, позволяющим ей скрыто поражать цели на дистанции в несколько сот метров. Основные цели «Выхлопа» — защищенные тяжелыми бронежилетами солдаты противника и автомобильная техника. 

  
Винтовка снайперская специальная крупнокалиберная / бесшумная / (ВССК) «Выхлоп» (таково ее официальное название) была впервые продемонстрирована на выставке Интерполитех осенью 2005 года в Москве и сразу была взята на вооружение спецназом ФСБ России 

Правда, для обеспечения высокой эффективности стрельбы «Выхлопа» пришлось создать ещё и специальный патрон СЦ-130ПТ (повышенной точности). Причина банальна: вот уже сто лет, как в России не могут наладить массовое производство патронов высокого качества. Те, что выпускаются, вполне подходят для автоматического оружия — поливать цель очередями. Для пулеметов и автоматов — даже лучше, если патроны склонны к некоторому рассеиванию при стрельбе. Но чтобы с достаточно большого расстояния попасть, как говорят, «в самую плюшку», мастерства снайпера и хорошей винтовки недостаточно, тут ещё нужен патрон, изготовленный поистине с точностью Левши. Вот и приходиться выпускать их специально, отдельными партиями. 

Впрочем, с подобными трудностями сталкиваются и другие страны. Например, желая сэкономить, британское военное ведомство заказало для своего военного контингента в Афганистане патроны 50BMG, произведенные в Чехии и Пакистане. Каждый из них, при цене 60 центов за штуку, был в 2,5 раза дешевле патронов, производимых в Британии и США. Однако за скупость пришлось заплатить: во время боев с талибами дешевые патроны заклинивали пулеметы. 

Патрон для VIP-мишени

Большинство производителей крупнокалиберных снайперских винтовок вполне удовлетворены калибром 12,7 миллиметров. Однако есть задачи, требующие более мощного оружия: поражение на дальних дистанциях особо важных целей, часто подвижных и бронированных. Поэтому вместе с увеличением калибра пришлось решать и вопрос увеличения точности оружия.

Первые модели создали под уже имеющиеся мощные боеприпасы: советско-российский 14,5х114 М41 (энергия вдвое выше чем у 12,7 мм патрона Браунинга), и 20х110 мм снаряд, который был создан во Вторую Мировую войну для зенитной пушки «Hispano Suiza». Наиболее известна из них хорватская RT-20, или «Rucni Top» — что переводится как «ручная пушка». Название, пожалуй, вполне соответствующее. Масса винтовки-пушки почти 20 кг, а чтобы уменьшить чудовищную отдачу от зенитного снаряда, конструкторы приделали к ней реактивный компенсатор — который отводит часть газов из ствола в специальную, направленную назад (за спину стрелка) трубу.

  
Винтовку NTW-20 производит южноафриканская оружейная фирма Denel. Ее область применения — уничтожение удаленных и укрепленных целей. Например, радарных станций, коммуникационных узлов, стоящих на аэродромах самолетов. Фото: Denel

Оружейники ЮАР, видимо, не рискнули заряжать свою NTW-20 столь мощным боеприпасом и взяли более «умеренный» снаряд 20х83,5 MG151, разработанный для авиационных пушек Люфтваффе более полувека назад. Зато, по утверждениям конструктором, эффективная дальность стрельбы из их винтовки составляет 1500 метров. Более же длинноствольный вариант NTW-20 под советский 14,7-мм патрон вообще поражает мишени с расстояния более двух километров. Разумеется, если попадает в них.

Но не все пытались доставать из запыленных складов хорошо забытое старое — конструкторы австрийской фирмы Steyr-Mannlicher AG, создавая в конце 80-х годов модель Steyr IWS 2000, пошли по более оригинальному пути: они разработали не только винтовку, но и совершенно новый боеприпас. 

Steyr IWS 2000 довольно тяжела — её вес достигает 18 килограмм, — но на первый взгляд ничем более не отличается от своих собратьев. Однако если вы заглянете в ствол, то не увидите в нем привычных нарезов. Действительно, Steyr IWS 2000 гладкоствольная! Поэтому её даже неверно называть винтовкой.

Формально калибр ружья 15,2 мм, однако реально это только наружный диаметр пластикового контейнера, в котором находится оперенная стрела калибра 5,5 миллиметра массой около 30 грамм, изготовленная из сверхтвердого вольфрамового сплава. Она вылетает из дула со скоростью 1450 метров в секунду, и на дистанции в 1 километр, по утверждению конструкторов, пробивает 40-миллиметровый стальной лист. То есть, в принципе, против него не устоит ни один БТР или БМП, она поразит ударный вертолет. Но, что более всего тревожит спецслужбы мира, это оружие так же легко прошьет пулей любой бронированный спецавтомобиль. 

Действительно, достаточно группе киллеров засесть с таким ружьем в километре от цели (а это вне пределов зоны безопасности VIP-персон, которую обеспечивают спецслужбы), и страна рискует остаться без своего «божьего помазанника» или «всенародно избранного». Неудивительно, что оружие такого класса является мечтой любого киллера — и сущим кошмаром для телохранителей…

Читайте также в журнале «Вокруг света»:

 

Сергей Кутовой, 19.06.2007

 

Новости партнёров