Хронограф
18152229
29162330
3101724
4111825
5121926
6132027
7142128

<июнь>

Путеводители

Фальшивый броневик Ленина

Краткая история самой знаменитой трибуны Ильича

  
В годы Первой Мировой войны промышленность Антанты не успевала строить броневики в необходимом для фронта количестве, поэтому зачастую приходилось прибегать к половинчатым решениям. Например, обшивать броней серийные грузовики и устанавливать в их кузова полевую артиллерию и пулеметы 

В отечественной истории эти боевые машины запомнились нам прежде всего как один из символов смутного революционного времени. Палящий по Зимнему крейсер «Аврора», стремительно летящая по степи тачанка — и броневик, c которого воспламенял народ речью Ульянов (Ленин).

Действительно, среднее и старшее поколение хорошо помнит эту официальную легенду, обязательную к изучению в советские времена. В ночь с 3 на 4 апреля в Россию из Финляндии вернулся из эмиграции Владимир Ленин, и прямо у вокзала, где его встречали товарищи по партии, решил продвинуть в массы свои «Апрельские тезисы». Но подходящей трибуны не нашлось, и тогда Ильич влез на башню оказавшегося поблизости броневика. Чем и положил начало оригинальной традиции: призывать к революции, стоя на какой-нибудь бронетехнике…

По легенде, шанс войти в историю как «стальная трибуна вождя» получил броневик «Остин-Путиловец», который затем отправили в музей, благодаря чему этот уникальный экспонат истории бронетехники сохранился до наших дней. Однако на сей счет имеются изрядные сомнения, поскольку именно эта модель в апреле 1917 года только находилась в проекте. Впрочем, начнем по порядку — с самого появления в России этих машин.

Бронеавтомобиль (броневик) можно назвать старшим братом танка и бронетранспортера, поскольку он появился раньше их и раньше принял участие в боевых действиях. Однако первые прототипы этих машин мало чем отличались друг от друга, представляя собою защищенные боевые повозки, неуклюжие и медлительные — наподобие паровой «черепахи» английского инженера Джеймса Коуэна (James Cowan).

  
Десятые годы ХХ века - золотая эра бронеавтомобилей. Столь же маневренные, как кавалерия, но существенно более опасные, они стояли на вооружении всех ведущих стран мира. Фото: из архива Библиотеки Конгресса США

Их функции были смешанными: их делали как почти универсальные крепости на колесах, но в основном для атаки на вражеские порядки. Правда, почти все они закончили свою карьеру в виде единичных опытных образов. Исключением стали «боевые трактора» британской армии, использованные ею в англо-бурской войне. Это были медлительные паровые гусеничные машины, обшитые листами брони, тянувшие за собою бронированные же прицепы. Тут уже наблюдалась некоторая универсальность функций.

Это уже потом боевые машины начали получать более узкую специализацию: танк — как машина для штурма укрепленных полевых позиций, бронетранспортер — для передвижения под защитой брони пехоты, расчетов, радиостанций, технических команд, командиров.

Бронеавтомобиль, представляющий собою обшитый стальными листами автомобиль (отсюда и название), вооруженный пулеметами и (на ряде моделей) пушкой калибра 37-76 мм, не мог преодолеть укрепления. Ну разве что снести пару деревянных «рогаток»! Он с трудом передвигался вне дороги, и любое бревно или траншея становились ему непреодолимым препятствием. Он не мог принять больше 2–3 десантников — но и они уже создавали экипажу тесноту.

Но зато бронеавтомобиль стал эффективной передвижной огневой точкой. Защищенной от пуль противника, способной ехать быстрее и дальше любого кавалерийского отряда. Это делало его просто незаменимым в целом ряде военных операций. К примеру, представьте себе такую боевую ситуацию конца XIX — начала XX века: нужно срочно выбить противника, захватившего поселок или станцию, расположенную в нескольких километрах. Пока он там окончательно не укрепился, нарыв окопов и ДОТов, или не начал там концентрировать прочие свои силы. Сделать это внезапно с помощью пехоты будет очень трудно. Поэтому обычно в таких ситуациях посылали подразделение кавалерии. Однако даже захваченный врасплох противник будет обороняться — и он наверняка заранее расставил свои пулеметные точки, с которых будет поливать свинцом все важнейшие подходы и проходы. Так что ваша удалая атака (со свистом и размахиванием шашками) если и не захлебнется, то уж точно уполовинит ваш эскадрон. Вот тут как раз и пригодится бронеавтомобиль, который, не боясь пуль противника, сможет возглавить или прикрыть атаку.

Вместе с пехотой броневик мог принять участие в уличных боях, а также в наступлении на полевые позиции — если это позволяли условия (отсутствие непроходимых препятствий и прямого артиллерийского огня). Он мог провести быструю разведку, возглавить авангард или прикрывать подразделение на марше в арьергарде.

Впрочем, в далеком 1900 году полезность такой машины понимали единицы. Тогда даже пулеметы все еще вызывали скепсис у престарелых генералов, делавших ставку на штыки и шашки. Поэтому когда русский изобретатель Борис Григорьевич Луцкой (1865–1926), автор первых русских грузовых автомобилей, предложил Артиллерийскому комитету проект первого в мире бронеавтомобиля, он был отвергнут.

Тем временем идея активно развивалась на Западе. В 1902 г. англичанин Фредерик Роберт Симс построил броневик, представляющий собою обшитый листами брони грузовик с открытым верхом и вооруженный двумя пулеметами. Причем Симс снабдил свою машину перископом, с помощью которого экипаж мог бы наблюдать за полем боя. Это была очень полезная и передовая мысль. Тогда же частично защищенный бронеавтомобиль построила французкая фирма «Шарон, Жирардо и Вуа», а в 1903 году американец Эдвин Дайтон собрал первый тяжелый броневик. Впрочем, этот «форт на колесах» оказался слишком тяжелым.

  
По меркам 1914 года, атака пехотного полка, поддержанная хотя бы десятком броневиков, имела немало шансов на успех. Фото: из архива Библиотеки Конгресса США

Наконец, на бронеавтомобиль устанавливают башню, и он приобретает знакомые нам очертания. Увы, в этом нас на несколько месяцев обогнали австрийцы, построившие в 1904 году свой «Аустро-Даймлер». Эта трехтонная машина вооружалась одним пулеметом Максима во вращающейся полусферической башне и развивала около 25 км/ч. Однако у властей Австро-Венгрии он интереса не вызвал даже после модернизации (появился второй пулемет и более мощный двигатель).

Лучшая судьба оказалась у бронеавтомобиля, разработанного подъесаулом Сибирского казачьего полка М. А. Накашидзе. Подъесаул был очень талантливым, увлекающимся техникой человеком и ратовал за повсеместное внедрение автомобилей в армию. В начале русско-японской войны Накашизде служил в Маньчжурской армии, где задумался о создании боевой машины на автомобильной базе. Уже в конце 1904 года он предложил свой проект. Его броневик был защищен хромоникелевой 4,5-мм броней, вооружался 8-мм пулеметом системы Гочкиса и имел ряд интересных особенностей. Так, его люки (водителя и командирский) могли приподниматься в горизонтальной плоскости, образуя защитную крышу, из-под которой члены экипажа осматривали окрестности. Помимо люков, машина была оборудована и перископом. Спицы колес защищались стальными колпаками и имели цельнолитые шины. Для преодоления канав, траншей и прочих подобных препятствий броневик был снабжен двумя переносными мостиками; во время движения их прикрепляли к борту.

Неудачно идущая война, видимо, несколько протрезвила русское военное руководство. Оно положительно оценило бронеавтомобиль. Постройку машины поручили вышеупомянутой французской фирме «Шарон, Жирардо и Вуа». В 1905 году броневик прибыл в Россию и начал проходить испытания: стрельбы, маневры, пробеги. Спустя еще три года восемь бронеавтомобилей Накашидзе поступили в войска.

К сожалению, на этом вооружение русской армии бронетехникой и закончилось. Когда же грянула Первая мировая, пришлось срочно импровизировать. Например, устанавливать на обычном грузовике орудийные щиты. Всего за несколько недель на Ижорском заводе были собраны «Руссо-Балт» — первые бронеавтомобили полностью отечественного производства. В качестве базы для них использовали одноименные грузовики Рижского завода. Машины имели простейшую конструкцию, у них даже не было башни, а вооружение расставили так: в боковых амбразурах по пулемету, в передней — третий пулемет или пушка.

19 октября 1914 года сформированное из них подразделение под названием «1-я пулеметная автомобильная рота» отправилось на фронт, где они могли встретиться со своими немецкими «сородичами». Правда, те германские бронеавтомобили во многом уступали даже «Руссо-Балтам», поскольку представляли собой, скорее, частично бронированные самоходные пушки на базе грузовика.

У западных союзников России ситуация с бронетехникой была ненамного лучше — полноценных броневиков (британский «Ланчестер», французский «Пежо») было крайне мало. Поэтому осенью 1914 года там тоже импровизировали — наспех крепили к бортам грузовиков стальные листы, ставили в кузове пулеметы или малокалиберные пушки.

Однако инженеры и рабочие трудились не покладая рук — и уже в 1915 году появляется множество новых моделей бронеавтомобилей. Это было начало их недолгого звездного часа как самых грозных сухопутных машин.

Тем временем Россия отправила в Британию комиссию Главного военно-технического управления для закупки лучших моделей бронетехники. Требования к ней были жесткие: полное бронирование (в том числе крыши), наличие двух пулеметных башен. Так как ничего подобного англичане пока не имели, то компания «Austin Motor Co. Ltd» решила воспользоваться случаем заработать и взялась за проектирование новой боевой машины, предназначенной для русских союзников. Так осенью 1914 года появился бронеавтомобиль «Остин».

Машина была довольно скверная, поскольку базой для нее послужил далеко не самый подходящий легковой автомобиль — со всеми вытекающими последствиями. Во-первых, слабый двигатель — всего 30 л.с. Во-вторых, слабое шасси. В третьих, первые две причины не позволили установить на машине нормальное бронирование, поэтому пришлось ограничиться 3,5-4 мм листами. Как говорили впоследствии, это был прекрасный броневик для… борьбы с зулусами. Но для фронта он явно не годился.

Тем не менее 48 броневиков «Остин» (по цене 1150 фунтов стерлингов за каждый) в конце декабря 1914 года прибыли в Россию, где из них сформировали несколько взводов. В составе каждого были три «Остина», 4 легковых автомобиля, 4 мотоцикла без коляски и один с коляской, грузовик, автомастерская и автоцистерна. Бои тут же показали недостатки машин — и несколько их них переделали, покрыв 7-мм броней. А британцам поручили усовершенствовать «Остины», обратив внимание на остальные недостатки конструкции.

  
У Финляндского вокзала в Санкт-Петербурге на бронзовом броневике застыл бронзовый Ленин. Создателей культа вождя мирового пролетариата мало заботили отличия оригинального броневика  «Остин» от его российской версии «Остин-Путиловец». Фото: (Creative Commons license): Richard Elworthy

«Остины» второй модификации оснащались более мощным 50-сильным двигателем, шасси 1,5-тонного грузовика, усиленной рамой, броней 4–5 мм. Изменили форму корпуса. Все это увеличило маневренность и скорость броневика, который уже развивал по шоссе 50 км/ч и не боялся ухабов, ломавших ходовую часть предыдущей модели. В 1915 году эти машины поступили в Россию. Еще через год прибыли «Остины» третьей модификации, имевшие бронестекла и кормовой пост управления. Такая схема позволяла броневикам уверенно давать задний ход, что очень облегчало маневрирование или экстренное отступление.

Всего же с 1915 по 1919 год (учитывая поставки для Белой Армии) в Британии было куплено 240 «Остинов». Тем не менее, они не полностью отвечали всем требованиям фронта. К тому же машина российского ВПК медленно, но уверенно раскручивалась — и бронемашины начали делать сами, в крайнем случае закупая за границей только шасси и двигатели. Нужно отметить, что в эти годы в России было очень много проектов бронетехники — их создавали инженеры, механики, военные, просто сколь-либо разбирающиеся в технике люди. И их уже не клали под сукно, а отбирали лучшие.

Так были созданы бронеавтомобили Мгеброва (на базе «Рено», имевшие очень скошенное бронирование), тяжелый «Путилов-Гарфорд», вооруженный 76-мм орудием. Интересен был броневик конструкции штабс-капитана Поплавко, который был сконструирован для разрушения полевых проволочных заграждений и таким образом мог выполнять функцию танка. А пушечно-пулеметные броневики штабс-капитана Некрасова были приспособлены для движения по железным дорогам, быстро превращаясь в бронедрезину.

Поэтому на Путиловском заводе решили начать модернизацию «Остинов». Выехавшие из ворот завода броневики получали 7,5-мм броню, кормовой пост управления (машины 2-й модификации) и специальные колеса, с установленными на них не проблемными пневматическими шинами, а «гуссматиками», в которых воздушная камера была заменена эластичным пористым наполнителем.

Было также намечено начать собственную сборку на базе британских шасси. Последних заказали 2 000 единиц, но столь грандиозному размаху помешала революция. В итоге первый «Остин» российской сборки, получивший название «Остин-Путиловец», увидел свет только в конце лета 1917 года. Его отличительная черта — пулеметные башни установлены не в ряд (две рядышком), а по диагонали (правая в передней части корпуса, левая в задней). Именно такая машина и стоит в ленинском музее.

Но тогда получается, что Ленин, произнесший историческую речь в апреле месяце того года, никак не мог делать это с башни «Остина-Путиловца», как утверждала официальная легенда, а выступал с британского «Остина». Зачем же было тогда фальсифицировать историю? Тут есть две версии. Во-первых, когда появилась идея поставить в музей броневик «вождя пролетариата» (в 1939 году), оригинальной машины могли просто не найти. Была найдена похожая — а спустя 22 года мало кто помнил, что «Остин-Путиловцев» в апреле 1917-го еще не было в природе. А может, и помнили, но не придали особого значения. Во-вторых, что тоже не исключено, броневик отечественного производства более вписывался в легенду, чем заморская «аглицкая» машина. Кто знает! Но это внесло в историю отечественного бронеавтомобиля большую неразбериху. Чтобы как-то сгладить неточности, авторы статей начали путать модернизированные «Остины» с «Остинами-Путиловцами», хотя отличить их нетрудно сразу же — по внешнему виду. И не только по башням, но и по очертаниям корпуса в районе переднего и заднего постов управления.

  
Тяжелый советский бронеавтомобиль БА-10, подбитый японцами во время вооруженного конфликта на Халхин-Голе.  

Впрочем, вернемся к реальной истории российской бронетехники. Во время Гражданской войны «Остины» и «Остин-Путиловцы» состояли на вооружении армий и отрядов белых, красных, зеленых, интервентов и бесчисленного множества самостийных республик. При этом бывшие боевые товарищи русской армии теперь носили на себе имена «Самсон» (белые), «За вильну Украину» (петлюровцы), «Смерть капиталу» (красные) — и могли встретиться в бою друг с другом.

В СССР они продержались на вооружении довольно долго — до 1931 года, пока не были полностью заменены новыми бронеавтомобилями, массово поступавшими в войска. Это были БА-27, созданные в 1927 году на базе грузовика АМО Ф15. Нельзя сказать, что он был намного лучше «Остинов» — мотор в 35 л.с. едва тянул 4-х тонную машину, хотя ее вооружение — одна 37-мм пушка, один пулемет — было чуть посолидней. Однако замена требовалась главным образом потому, что к броневикам времен Первой мировой и Гражданской войн, большая часть которых производились на базе западных автомобилей, уже просто не было запчастей.

Впрочем, в 30-е годы перевооружение Красной Армии уже шло семимильными шагами, и появились такие весьма совершенные машины, как БА-10, БА-И, БА-6, БА-11 и другие. Но почему же в 1941 году подавляющее большинство их закончило боевой путь в придорожных канавах или разбитыми на полях сражений? Дело в том, что золотой век бронеавтомобилей был недолог. Уже в 1915 году, с превращением войны из маневренной в позиционную, броневики столкнулись с непреодолимыми трудностями в виде бесконечных, ощетинившихся кольями и проволокой, траншей. А вот маневренная Гражданская, напротив, нуждалась в броневиках, они были там ферзями поля боя — и именно поэтому стали одним из символов того времени.

В 1916-м на поля сражений медленно вполз танк, который мог спокойно преодолевать траншеи, воронки, а главное — делать проходы в заграждениях. Но пока танки ездили со скоростью 5-10 км/ч и не могли проехать более 40–50 км, броневики оставались единственной быстроходной боевой машиной. И их создавали во всех промышленно развитых странах мира, в расчете на будущую маневренную «войну моторов».

Однако с появлением быстроходных танков (получивших прозвище «крейсерских»), способных проводить молниеносные рейды, наступать вдоль трасс и выполнять другие функции, прежде принадлежащие исключительно броневикам, последним пришлось уступить свое место. Танк был лучше защищен, обладал большей проходимостью и был лучше вооружен — хотя советские тяжелые броневики превосходили в этом немецкие легкие танки (45-мм пушки против 20-мм и 37-мм).

  
«Загриммированный» HMMWV выглядит в точности как БРДМ. Смысл такого маскарада довольно прост — изображать условного противника во время учений. Дуло пулемета тоже заперто на ключ, а выстрелы иммитирует расположенный под ним лазер. И машина, и стоящий наверху пулеметчик увешаны датчиками, регистрирующими попадание световой «пули». Фото: Jeff Mellody/US DoD   

Впрочем, те же проблемы были у немецких, французских и британских броневиков. Поэтому во Второй мировой они были окончательно вытеснены в разряд техники для вспомогательных операций и функций. Например, разведки. Кстати, последние советские броневики и были специальными разведывательными машинами — речь идет о знаменитых БРДМ.

Пожалуй, лишь в одном бронеавтомобили остаются незаменимыми — в борьбе с партизанами. Как уже говорилось выше, первые английские «Остины» были наиболее пригодны для усмирения зулусов. А современные броневики — американские бронированные «Хаммеры» — нашли свое призвание в борьбе с иракскими повстанцами...

В анонсе статьи фото (Creative Commons license): Zak Gollop

Читайте также в журнале «Вокруг Света»:

Сергей Кутовой, 22.01.2007

 

Новости партнёров