Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Термоядерная орфография

С лауреатами премии «Глобальная энергия» если не скандал, то анекдот

Директор ЦЕРНа Робер Эмар у линейного коллайдера

Директор ЦЕРНа Робер Эмар у строящегося в Женеве Большого адронного ускорителя (LHC).
Фото: CERN

Трое ученых из разных стран получат одну из самых престижных и самых денежных российских научных премий за создание проекта первой термоядерной электростанции. На создание этого проекта, пока только на бумаге, ушло не меньше двадцати лет…

Всезнающая статистика утверждает, что количество так называемой первичной энергии, вырабатываемой в настоящее время на каждого жителя планеты, сильно колеблется в зависимости от его страны обитания. В холодных и благополучных Норвегии и Канаде – это больше трех киловатт, в менее холодной и не очень благополучной России – около полутора, а в теплой и совсем не благополучной Индии – чуть больше трехсот ватт. В самых неблагополучных странах ее производится совсем мало – от 150 до 200 ватт. Если, как все мы надеемся, бедные будут богатеть, то происходить это должно уж во всяком случае не за счет обеднения богатых. Это означает, что в относительно не далеком будущем производство энергии должно возрасти по меньшей мере раза в три, а то и больше. Источников, из которых такое количество энергии может быть получено, не много, и главный претендент на сегодня – это термоядерный синтез (подробности см. в статье «Океан энергии»).

Привлекательность подобного источника понятна: «топливом» в реакции термоядерного синтеза служат изотопы водорода, практически в неограниченных количествах имеющегося на нашей планете, реакция идет с очень высоким выходом энергии, она относительно «чистая», так как не образуется радиоактивных отходов, и из используемых в ней «реагентов» невозможно сделать бомбу. И все-таки все попытки осуществлять термоядерный синтез в реакторе пока заканчивались неудачами (в скобках заметим: даже неуправляемый термоядерный синтез внутри водородной бомбы дался совсем не просто –на пути к нему пришлось разрешить множество сложных инженерных задач). Реакция внутри создаваемых агрегатов длиться тысячные доли секунды, а количество энергии, выделенной в ходе реакции, едва-едва сравнялось с тем, что было затрачено на ее запуск. Идее удержания горячей плазмы магнитным полем уже исполнилось пятьдесят лет, но ее техническое воплощение до сих пор остается далеким от идеала.

Так будет выглядеть первая термоядерная электростанция вблизи французского города Кадараш  
Так будет выглядеть первая термоядерная электростанция вблизи французского города Кадараш
Иллюстрация: ITER

Хочется верить, что перспектива коммерческого получения электроэнергии при помощи термоядерного синтеза обозначится более или менее отчетливо после того, как будет построен и введен в действие международный термоядерный реактор ITER (International Thermonuclear Experimental Reactor), строительство которого начнется в этом году в местечке Кадараш близ французского города Экс-ан-Прованс. На сооружение этой экспериментальной электростанции семь участвующих в затее стран должны будут выделить почти десять миллиардов долларов. А на создание проекта, который тут будет реализован, им потребовалось почти двадцать лет.

Радостный момент закладки первого камня будущей стройки отметит вручение первых наград. 19 апреля в Москве на пресс-конференции, собранной Попечительским советом премии «Глобальная энергия» и Международным комитетом по ее присуждению в помещении РИА «Новости», мы узнали имена ученых, которые в будущем июне получат эту престижную российскую премию «за разработку научно-технических основ для создания международного термоядерного реактора (проект ИТЕР)». В официальных документах имена новых лауреатов значатся так: «академик Евгений Велихов (Россия), доктор Масаджи Йошикава (Япония), доктор Робер Аймар (Франция)».

  
Робер Эмар (второй слева) во время своего визита в Дубну в 2004 г.
Фото: Евгений Плеханов
Последний в этой тройке по такому случаю был даже переименован: до сих пор имя нынешнего генерального директора знаменитого ЦЕРНа (Европейского центра ядерных исследований) значилось в российских СМИ как Робер Эмар, что в полной мере соответствует принятым у нас правилам транслитерации французских имен. Можно предположить, что это сделано не случайно: до 2004 года Эмар возглавлял работы по созданию рабочего проекта испытательной термоядерной электростанции ИТЕР, но в 2004 году он предпочел покинуть пост директора и занять предложенный ему пост в ЦЕРНе. К этому перемещению можно относиться по разному, но существенны два обстоятельства: во-первых, Эмар был вовлечен в проект с 1987 года, с момента его официального запуска, и все это время совмещал свою деятельность в нем с руководством французскими исследовательскими лабораториями, а во-вторых, его уходу предшествовала весьма острая критика того, как проект осуществлялся.

Большую часть критики можно адресовать другому номинанту этого года – академику Велихову. Именно он выступил в 1983 году едва ли не главным инициатором проекта и использовал весь свой международный авторитет на то, чтобы и другие страны его поддержали. Таким образом, принимая во внимание пятилетний подготовительный этап, можно считать, что проект разрабатывается уже более двадцати лет.

За это время контрольные сроки не раз отодвигались, предполагавшееся изначально строительство прототипа коммерческой установки (радиусом 8 метров) сменилось на меньшую и более дешевую экспериментальную модель (радиусом 6 метров), которая даже теоретически не сможет достичь требуемых параметров. Оснований для скепсиса будет даже больше, если принять во внимание, что реально проект еще старше. В 1979 году по инициативе советских ученых при МАГАТЭ была создана рабочая группа с целью оценки «существующего научно-технического базиса для создания на международной основе термоядерного реактора, который должен продемонстрировать техническую возможность получения энергии от термоядерного синтеза». В группу вошли ученые из СССР, США, Японии и стран Европейского сообщества. Уже год спустя, в 1980-м основные параметры установки, получившей название ИНТОР, были выбраны и в общих чертах они соответствовали будущему ИТЕРу. Тем не менее ИНТОР прекратил свое существование в 1987-м, видимо в связи с запуском нового проекта, ну очень похожего на старый.

Кажется, что по мере роста размера премии (в этом году три лауреата разделят уже сумму превосходящую $1M), она все больше и больше обрастает скандалами. Началось все с того, что год назад из учредителей премии пришлось, по понятным причинам, удалить «Юкос». Потом пришлось уйти и первому председателю Международного экспертного совета нобелевскому лауреату Жоресу Алферову – его обвинили в том, что в прошлом году он «дал премию сам себе». Вероятнее всего, номинации этого года также вызовут в научном сообществе неоднозначную реакцию – и в силу странного сочетания номинантов, и в силу обоснованных сомнений в реальности объявленных достижений.

Пока же Аймар/Эмар сосредоточил свои усилия на новом международном проекте – строительстве международного линейного ускорителя ILC. Он считает, что опыт, приобретенный за годы участия в рабочей группе ITER, был очень полезным. В частности, ее участники научились рассчитывать не только параметры установок, но и вклад каждой страны в денежном выражении. Они извлекли, возможно, и самый ценный урок: «Международное сотрудничество – это отличный способ затормозить всё что угодно!»

Дмитрий Баюк, 02.06.2006

 

Новости партнёров