Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Искусство освещать

Рохир ван дер Хейде: «Свет должен быть не только функциональным, он должен доставлять удовольствие»

Основная идея реконструкции волгоградского парка Победы сводилась к тому, чтобы нестандартно использовать привычную городскую среду. В парке поддерживается три режима освещения: вечерний, когда работают верхние светильники, освещающие аллеи парка, и прожекторы, освещающие деревья; ночной — когда функциональное освещение гаснет и работает только подсветка деревьев; и праздничный режим, когда вместо функционального освещения зажигаются прожекторы, создающие узор на всей аллее парка. Фото: Royal Philips Electronics

Свет способен на многое: благодаря определённым уловкам, можно визуально расширить пространство или, наоборот, сделать его камерным, уютным, тёплым. Можно, расставив акценты, выгодно подчеркнуть значимые детали архитектурного ансамбля или отвлечь внимание от неудачных. Создать торжественную атмосферу или воспроизвести идеальную для отдыха среду... Возможно многое, нужно лишь уметь управлять этой удивительной неосязаемой энергией.

Современные технологии освещения дают дизайнерам возможность реализовывать самые смелые задумки. Воплощать в жизнь оригинальные проекты принялись в последние годы и в российских городах. В Волгограде, к примеру, в 2009 году реконструировали освещение на верхней террасе набережной парка Победы, в Нижнем Новгороде в 2010-м открыли после ремонтных работ сквер «Чёрный пруд». Поскольку эти и другие подобные проекты осуществлялись при участии специалистов и использовании инновационного оборудования компании Philips, о последних тенденциях в сфере освещения мы решили поговорить с Рохиром ван дер Хейде (Rogier van der Heide), главным дизайнером Philips Lighting.

Светодизайном Рохир ван дер Хейде занимается более двадцати лет, он участвовал в самых амбициозных проектах нашего времени — от Купола Миллениума в Лондоне до Олимпийского стадиона в Пекине. Рохир — частый гость на международных конференциях, где он выступает с лекциями и проводит семинары, посвящённые вопросам дизайна и стратегического проектирования. До 2009 года он был профессором архитектурного факультета Технического университета Граца (Австрия). В настоящее время — приглашённый профессор в Королевской академии изящных искусств в Копенгагене.

Рохир ван дер Хейде. Фото: Photo: Michael van Oosten

— Рохир, в одном из своих интервью вы сказали: «Освещение перестало быть второстепенным элементом  в дизайне». Но с каких пор? Когда пришло понимание, что освещение  это не только источник света, но и важный элемент дизайна интерьеров, зданий, городских улиц и архитектурных памятников?

— Если бы вы жили в XIX веке и решили стать архитектором, вы отправились бы учиться в какую-нибудь академию искусств. И для вас освещение вовсе не было бы чем-то второстепенным —  большую часть учебного времени вы бы только и делали, что изучали различные его аспекты. От того, как падает свет на предмет, зависит наше восприятие этого предмета. Свет может позитивно влиять на состояние человека, бодрить его, создавать комфортную для него среду и тем самым увеличивать производительность труда, но может и подавлять. Поверьте, работать весь день в офисе со стандартным скучным освещением и в помещении, система освещения которого способна подстраиваться под ваши потребности, — это разные вещи. И для архитекторов прошлого это имело очень важное значение. Потом освещение стало электрическим, и все принялись вычислять — электрические лампочки можно выстроить в ряд и просчитать, сколько света у вас будет на столе, на потолке, на стенах. На первый план вышла функциональность, декоративное использование освещения было отодвинуто на второй план.

Сейчас же можно говорить о том, что мы возвращаемся к тому подходу, которого придерживались, изучая свет в XIX веке, но только с современными технологиями и новыми возможностями, которые гораздо шире тех, что были ещё столетие назад. Мне кажется, что свет на какое-то время стал в архитектуре второстепенным элементом из-за электрификации. Всё внимание переключилось на дизайн осветительных приборов, их декорирование. Сейчас же новые технологии вроде светодиодов позволяют нам так работать со светом, как мы и не смели мечтать. Мы можем интегрировать свет в элементы зданий — фасады, потолки, ниши — так, что эти элементы сами станут источником света. Мы можем сместить акцент на эмоциональную составляющую света, и это просто фантастическая возможность.

Бассейн отеля Lotte Hotel Moscow. Чтобы создать атмосферу безмятежности, дизайнеры решили сыграть на плавной смене цветов. Фото: Royal Philips Electronics

Для многих архитекторов при работе над проектом освещение становится первостепенным. Получить степень по светодизайну можно теперь в 30-40 высших учебных заведениях. Такого никогда прежде не было! И конечно, большую роль в этом сыграли технологии: мы отходим от традиционных ламп накаливания, которые расходуют много энергии и которые приходится постоянно менять, отходим от громоздких осветительных приборов, для которых нужно ещё отыскать место на потолке или на стенах. И движемся к энергосберегающим технологиям, которые более долговечны и дают нам больше возможностей. Светодиоды, к примеру, могут функционировать до 25 лет, и они такие миниатюрные— их можно разместить в любом месте.

— Вы полагаете, что именно благодаря светодиодам случился такой прорыв в светодизайне?

— Да, благодаря светодиодам и тому, что они становятся доступнее с каждым годом — теперь они не так дороги, как раньше. В прошлом свет светодиода воспринимался как более холодный и не такой уютный, как привычный свет лампы накаливания, сейчас всё иначе — светодиоды могут давать как тёплый, так и холодный свет, что, конечно, очень удобно и предоставляет свободу выбора. Можно использовать их в домашнем интерьере, и они помогут создать тёплую комфортную атмосферу.

LED (Light emitting diode) — светоизлучающий диод. Полупроводниковый прибор с электронно-дырочным переходом или контактом металл-полупроводник, который преобразует электрический ток непосредственно в световое излучение. Светодиод принципиально отличается от традиционных источников света, таких как лампы накаливания, люминесцентные лампы, разрядные лампы высокого давления — в них применяется иной принцип генерации света и используются абсолютно другие материалы.

OLED (Organic light emitting diode) — органический светоизлучающий диод. Его светоизлучающие слои состоят из органических полупроводниковых материалов. Электричество подаётся на плёночные органические полупроводниковые слои. Эти слои вставлены между двумя электродами, один из которых сделан из металла, а второй — это прозрачный слой оксида индия и олова. При подаче тока плёнка начинает излучать свет. В зависимости от материала плёнки можно создавать органические светодиоды разнообразных цветов. Для продвижения OLED-технологий в 2008 году был запущен международный проект «OLED 100», который финансирует ЕС.

— Рохир, вы принимали участие в работе над самыми разными проектами по всему миру  в Азии, Европе, Штатах. Как вам кажется, можно ли говорить о различиях в культуре освещения?

— Конечно! В Европе, к примеру, освещение связано с инновациями, и продукты, которые создают компании вроде Philips, инновационные. Американские технологии долгое время оставались традиционными, в то время как в Европе новые технологии внедряются значительно быстрее. А причина проста — цена за электроэнергию, в Европе она гораздо выше. В Штатах долгое время не придавали значения этим затратам, так что у компаний не было серьёзной мотивации вести энергосберегающие разработки. Сейчас ситуация меняется, весь мир старается свести к минимуму вред, который мы наносим окружающей среде.

Национальный музей науки и промышленности в Лондоне. Светодизайн Рохира ван дер Хейде. Фото: Roos Aldershoff

Можно также говорить о разнице в подходах к освещению в разных городах. Возьмём, к примеру, Барселону — там нет ночной подсветки рекламных вывесок, потому что это запрещено, и ночью город погружается во тьму.

— К чему подобные запреты?

— В Барселоне решили прекратить то безумие, которое происходит с ночной подсветкой рекламы. Там не хотят, чтобы свет вышел из-под контроля, полагают, что ночью глаза человека должны отдыхать. Многим компаниям поначалу это не нравилось — им хотелось как-то выделиться, привлечь с помощью ночной подсветки к своим вывескам и зданиям внимание. Но ведь когда никто не может себе этого позволить, вопрос снимается сам собой, нет надобности делать лучше, чем у конкурента. В Азии всё иначе — Тайвань, мегаполисы Китая и Кореи — ночью там очень светло из-за обилия рекламы, и это действительно перебор. И не забывайте, что в странах Азии огромное значение имеет символизм света и цвета.

Или возьмём, к примеру, ситуацию с Амстердамом. Долгое время город освещался с помощью газовых фонарей, и каждый вечер специальные люди обходили улицы с лестницами, забирались на фонарные столбы. Несколько столетий назад город погружался ночью в холодный голубоватый свет газовых фонарей. Потом же на смену пришло электрическое освещение, свет амстердамских фонарей стал тёплым, желтоватым. Горожане привыкли к этому свету, и теперь они уверены, что именно таким он и был всегда, им кажется, что именно такое освещение соответствует историческому виду Амстердама. Так что на наше восприятие света влияют не только культурные особенности, но и время.

В будние дни Александровская колонна на Дворцовой площади освещается в статичном режиме тёплым белым светом. Для праздников специалисты Philips и СПб ГУП «Ленсвет» подготовили сценарий зрелищного действа со сменой интенсивности освещения и цвета. Чтобы усилить игру света и тени, они использовали мягкие тона фиолетового, синего, алого и жёлтого цветов. Фото: Royal Philips Electronics

 Вы занимались освещением  китайского экогорода Донгтан. Какие энергосберегающие технологии вы использовали?

— Донгтан — это пример экогорода, он был построен недалеко от Шанхая, можно сказать, с нуля. И это позволило тщательно продумать, как устроить транспортную систему, как организовать утилизацию отходов, освещение города, где разместить дома, школы так, чтобы Донгтан стал действительно экологически устойчивым городом, чтобы использование ресурсов было минимальным, как и вред, который наносит человек окружающей среде. В городе проживает около 200 тысяч человек. Но Донгтан — это лишь пример, таких городов уже много.

Что касается освещения, мы стремились использовать самые передовые технологии. Например, освещение улиц управляется централизованной системой. Ночью, когда улица пуста, она освещена минимально, но стоит появиться велосипедисту или автомобилю, система реагирует на это и улица полностью освещается. Такой подход позволяет значительно экономить и не тратить электроэнергию в то время, когда это не требуется, но при этом энергосберегательные технологии работают не в ущерб безопасности. Подобные системы освещения вполне доступны, их можно внедрять и в других городах, это не какая-то экспериментальная разработка.

— Рохир, а какой из проектов, в которых вы участвовали, оказался для вас самым сложным в техническом плане?

— Как правило, самый последний проект и оказывается самым технически сложным и продвинутым. Сейчас я бы назвал мост в Абу-Даби, который был сдан весной этого года. Мы стремимся использовать в наших проектах самые последние технические разработки. Теперь освещением можно управлять с помощью компьютеров, и приходится думать о безопасности, о различных программах, которые позволяют управлять светом, например, менять в определённой последовательности цвет освещения. Поверьте, всё это совсем непросто.

В обтягивающий кожаный комбинезон Ферджи, солистки группы Black Eyed Peas, встроено 75 OLED-панелей. Когда панели были выключены, их зеркальная поверхность искрилась. Светом и цветом органических светодиодов управляли дистанционно с помощью специальной программы, которая позволяет последовательно менять оттенки цветов. Фото: Tom Banks/Royal Philips Electronics 

— Как вам кажется, почему дизайнеры так полюбили органические светодиоды? Всюду можно прочитать, что это принципиально новый тип освещения, что органические светодиоды дают небывалую доселе свободу. Что в них особенного?

— Да, действительно органические светодиоды (OLED) — это нечто принципиально новое. Светодиод излучает свет в одном определённом направлении. Органический же светодиод излучает очень мягкий равномерный свет по всей своей поверхности. И это свет, который можно интегрировать в предметы, чтобы сделать их более привлекательными. Доступны ли органические светодиоды для широкого пользования? Это достаточно новая технология, которая не очень широко распространена до сих пор. Но Philips уделяет особое внимание её развитию и популяризации, привлекает дизайнеров и студентов к работе с этим материалом. Недавно компания инвестировала 40 млн в развитие своего  завода, производящего органические светодиоды в Аахене, и это сделает OLED-панели более доступными.

С органическими светодиодами действительно можно делать немыслимые вещи. Недавно, к примеру, мы создали сценический костюм для Ферджи, вокалистки группы Black Eyed Peas. Использовали для этого 75 OLED-панелей. Когда она выступала, я мог дистанционно управлять ими, менять яркость света, цвет светодиода с помощью специальной программы. Вы же понимаете, что лампы накаливания интегрировать в одежду просто невозможно.

Свет служит для того, чтобы сделать жизнь человека более комфортной. И все эти новые технологии направлены, в первую очередь, именно на это. В нашей компании изучают всё — моду, архитектуру, психологию человека, отслеживают меняющиеся тенденции, и всё это для того, чтобы не просто создавать новые осветительные технологии, но и отвечать потребностям современного человека. Свет должен быть не только функциональным, он должен доставлять эстетическое удовольствие.

Элла Бикмурзина, 11.08.2011

 

Новости партнёров