Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Офис в облаке

Идея «вычислительных фабрик» так же стара, как идея отделить операционную систему от «твердых частей» компьютера

Облако над зданием компании «Oracle». Мода на «cloud computing» дала повод для многочисленных каламбуров, в том числе и визуальных. Фото (Creative Commons license): Kevin Krejci

В последние годы, и в особенности в последние месяцы, среди разработчиков нового программного обеспечения для компьютеров все чаще говорят о cloud computing — «облачных вычислениях», представляющих собой радикальную интеграцию единичного компьютера в компьютерную сеть (например, в Интернет). Преимуществ у такого решения довольно много, хотя не все относятся к ним с воодушевлением. Так, компания «Майкрософт», представившая в прошлом году и новую операционную систему, и новый «Офис», обнаруживает определенную двойственность в своем отношении к этому новшеству.

Повторное обучение

Появление нового «Офиса» и, соответственно, новой операционной системы — я бы именно так расположил их по важности, поскольку потребность в Windows 7 определяется именно тем, что Офис-2010 отказывается работать под ХР (хотя вроде бы и должен) — одно из важнейших событий уходящего года для человека, привыкшего по крайней мере половину своего личного времени проводить у экрана компьютера.

Любой ответ на вопрос, как реагировать на подобные события в личной жизни, имеет далеко идущие последствия и может серьезно отразиться на семейном бюджете. Но дело тут даже не в деньгах, а в принципе, которых по большому счету может быть только два: либо стремиться следить за новинками, устанавливая себе всё самое новое, либо выбрать нечто удобное и надежное и только этим и пользоваться. Постижение тонкостей требует времени, и если гоняться за новинками, то это время оказывается потраченным впустую. Однако любая консервативность должна иметь разумные пределы.

На протяжении как минимум двадцати последних лет развитие компьютеров проходило по пути непрерывного совершенствования программного обеспечения и одновременного и параллельного возрастания производительности компьютеров. Параллельность заключается именно в том, что все добавленные компьютеру ресурсы без остатка поглощались вновь созданным ПО и оказывались необходимыми для работы последнего. Даже если отвлечься от 3D-графики, игр с безумными наворотами и необходимости одновременно обрабатывать несколько видео-потоков, каждое обновление обычного домашнего инструментария — текстовых процессоров, веб-браузера, антивирусных программ, средств для чистки реестра и своевременного удаления продуктов жизнедеятельности операционной системы — требует решительного обновления как «твердых» (hardware), так и «мягких» (software) элементов конструкции.

Несмотря на наличие очевидной положительной обратной связи, процесс не становится лавинообразным по той простой причине, что его сдерживают сразу с двух концов. С одной стороны, чтобы засунуть в корпус прежних размеров значительно более производительный агрегат, требуется множество принципиально новых технических решений. С другой стороны, чтобы воспользоваться новыми открывшимися возможностями, нужны довольно большие затраты рабочего времени программистов. Однако одно с другим довольно быстро приходит в соответствие, выражающееся в законе Мура, предрекающем — или констатирующем, — как ни крути, экспоненциальный рост, характерный для лавин.

Этот закон, естественно, проявляется не во всем. Как бы ни было велико желание «Майкрософта» заставлять пользователя его продуктов удваивать место на диске, занятое Windows или «Офисом», при каждом удвоении объема его винчестера, тут есть очевидное ограничение — пользователь не будет половину своей жизни тратить на то, чтобы изучить, как работает каждая новая версия.

В эру первых «персоналок» научные сотрудники истово принялись изучать возможности пакета ChiWriter и потратили на это столько времени и душевных сил, что потом долгие годы отказывались пользоваться чем-либо сложнее «Лексикона». Больше повезло тем, кто свой первый порыв обратил на изучение TeX — этот пакет оказался гораздо более «долгоживущим», и даже сейчас полученные двадцать лет назад навыки вполне остаются востребованными.

На чистой странице бумаги, заправленной в пишущую машинку, появляется типичная для «Майкрософта» подсказка: «Вы, видимо, собираетесь воспользоваться пишущей машинкой. Как вы предпочтете поступить: воспользоваться шаблоном „Ворда“ или действовать на собственное усмотрение?». Это, разумеется, шутка. Фото (Creative Commons license): Shayne Kaye

Иначе обстоит дело с MS-Word.

Я отношусь к тому поколению и к той его части, кто «поставил» на «Майкрософт» и в начале 90-х стал изучать ДОСовскую версию «Ворда». Разобравшись в деталях с его довольной удачной версией 4.*, мы не могли не испытать разочарования, когда все это оказалось ненужным: с появлением Word for Windows 2.0 ДОСовские версии были обречены, а учить «окошечные» уже не хотелось. По счастью, в отличие от многих ранних текстовых процессоров, интерфейс этих довольно очевиден и позволяет пользоваться пакетом на неком банальном уровне без специальных знаний. Но, конечно, такие вещи, как библиотеки макросов, шаблоны, таблицы стилей и т. п., уже навсегда остались невостребованными. Логика, которая пошла в дело, принципиально отличалась, а верить, что приобретенное знание останется актуальным на протяжении достаточно долгого времени, не было оснований.

Новой логики хватило на добрых десять лет. И Офис-2010 показывает, что в компании решили ее похоронить, считая, что вариант, опробованный в версии 2003 года, достоин по крайней мере столь же долгого существования. Для пользователя, так и не выучившего «Офис» образца 90-х, встает вопрос: стоит ли всерьез браться за новый, образца 2003-го, или употреблять его, как предыдущий — на поверхностном интуитивном уровне. Вопрос не праздный: время для обучения надо отрывать по крайней мере от досуга — его можно провести если и не с большей пользой, то уж точно с большим удовольствием.

Вынос мозга

Созданием первого в истории человечества «софта» по справедливости считается Джон фон Нейман (John von Neumann, 1903–1957). Где-то в начале 1940-х годов он понял, что эволюция программ в будущем будет значительно опережать эволюцию самих компьютеров. Его идея сейчас кажется почти очевидной, в чем-то даже банальной. Что может быть более диким, чем мысль о необходимости менять компьютер, когда надо заменить одну «программу» на другую? Однако она перестает казаться такой уж банальной, если вспомнить, что всякое вычисление — это физический процесс, в нем обязательно участвуют различные физические компоненты компьютера, и нет никакого реального способа отделить «программу» от «процессора» иначе как в идее. Слова «программа» и «процессор» я ставлю здесь в кавычки, чтобы подчеркнуть: это может быть нечто очень мало похожее на компьютер в его обычном понимании. Например, «программа» для автоматизированного ткацкого станка французского изобретателя XVIII века Жозефа Мари Шарля, известного под прозвищем Жаккар (Joseph Marie Charles, 1752–1834), писалась на перфокартах, как и для компьютера середины прошлого века. Однако роль собственно «софта» играло конкретное расположение ножей, крючков и нитей, обеспечивающее подъем или не подъем нити в зависимости от наличия или отсутствия отверстия в перфокарте. Поменять его не представляется возможным, он, пользуясь современным языком, «прошит» в «харде». И главная заслуга фон Неймана в том, что он понял, как менять «софт», не меняя «харда».

Управление ткацким станком Жаккара, изобретенным еще в XVIII веке, осуществлялось при помощи перфолент, которые, однако, никак нельзя уподобить программному обеспечению современного компьютера — это прямой аналог численных данных. Аналогом современного «software» служит само взаимное расположение ножей, крючков и игл в конструкции станка. Фото (Creative Commons license): John R. Southern

Это разделение, как ни естественно в идее, довольно искусственно в реализации; оно потребовало создания целой иерархии дополнительных физических устройств, смысл которых только в том, чтобы устройства высшего уровня могли самостоятельно перенастроить устройства низшего уровня, обеспечив их работу в соответствии с изменившейся программой. В иерархии фон Неймана четыре уровня, но со временем появились иные принципы, иначе реализующие ту же самую идею: ряд конечных автоматов, перенастраивающих всю систему таким образом, чтобы прежняя последовательность команд приводила к иному вычислительному алгоритму.

По мнению фон Неймана, для такой сложно устроенной конструкции не оставалось ничего другого, как превратиться в огромную «вычислительную фабрику», сама универсальность которой могла гарантироваться только ее размерами. Он не верил в то, что такие «фабрики» смогут когда-нибудь оказаться в распоряжении частных лиц — только крупные институты, преимущественно военные, смогут контролировать их работу. Это, разумеется, не исключало доступа простых граждан с определенными вычислительными потребностями к единым вычислительным ресурсам, но удовлетворение их потребностей могло бы осуществляться только централизованно. Его можно сравнить с центральным водоснабжением, пришедшим на смену частным колодцам.

На протяжении почти 30 лет развитие вычислительной техники шло именно так, как предсказал фон Нейман: даже в исследовательских институтах на компьютерах работали, условно говоря, «математики» — люди, желающие использовать возможности компьютера для решения своих конкретных задач, и «программисты» — люди, которым вменялось в обязанность обеспечить первым нормальное общение с компьютером. В большинстве случаев вторые могли решить свою задачу, только лишив «математиков» какой-либо возможности непосредственного «общения» с компьютером.

Эра персоналок почти полностью стерла воспоминания о предшествующей эпохе из памяти. Теперь компьютером пользуются домашние хозяйки — при заполнении налоговых деклараций или заказе провианта на неделю из супермаркета, — школьники — при выполнении своих домашних заданий — и даже дошкольники — просто чтобы поиграть! Эра персоналок стерла из общественной памяти даже переходный период, когда барьер, воздвигнутый для «математиков» на пути к компьютеру, перестал быть абсолютным: хотя «программисты» продолжали следить за всем, что делает компьютер, «математики» получили возможность вводить и редактировать свои тексты без помощи перфокарт и перфолент, непосредственно обращаясь к памяти компьютера. И это отнюдь не обязательно были тексты программ или массивы данных — в конце 70-х в компьютерах стали набирать и править первые диссертации и даже книги.

Для этого использовались видеотерминалы или консоли; в них не было никакого компьютерного «мозга» — только монитор и клавиатура. Контроль за сохранностью данных и работоспособностью компьютера оставался на совести «программистов». Одно это делало невозможной даже саму мысль о хранении где-нибудь на жестоком диске или магнитной ленте номеров своих банковских счетов, частной переписки или информации по кредитным картам.

Однако тут было и большое удобство: можно было совсем не думать о «зависаниях» и перегрузках центрального процессора, обновлении программного обеспечения и ремонте вышедших из строя комплектующих. Свобода, принесенная персоналками, многим обошлась довольно дорого: сколько было утеряно вместе с «умершим» винчестером почти готовых диссертаций и близких к завершению книг! Потом начались аферы с украденными номерами кредитных карт, взломанными паролями, «зомбированными» компьютерами… Составить сейчас список даже не программ, которые необходимо установить в персональном компьютере, а хотя бы только их различных категорий — и то непростая задача! И много ли таких пользователей, кто хотя бы вполглаза просмотрел User’s guide ну хотя бы наиболее часто употребимых программ? А ведь настройки, например, файервола — дело совсем не простое!

Можно, конечно, воспользоваться помощью грамотного домашнего инженера, который бы настраивал и следил за эксплуатацией домашних компьютеров. Но такое, кажется, у нас пока еще встречается даже реже, чем семейный доктор, тренер или диетолог.

Так что возврат к логике фон Неймана не кажется таким уж диким. Рассеять где-то в виртуальном пространстве свои тексты, обрабатывая их при помощи где-то там же рассеянных программных средств, препоручая контроль за работоспособностью всего этого хозяйства специально обученным людям — очень привлекательная мысль! Не надо думать, как бы не забыть нужные файлы в компьютере, уезжая в командировку или даже собираясь в библиотеку, не надо бояться, что все рухнет, сотрется или таинственным образом само собой исчезнет по пользовательскому неумению — ведь настоящие профессионалы из «Гугла» или «Майкрософта» такого не допустят. Конечно, на случай, если это вдруг произойдет, неплохо было бы запастись договором, определяющим их меру ответственности за утечку или исчезновение информации. Но и просто возможность заслать сложную и отъедающую много ресурсов задачу куда-нибудь вовне — святое дело!

Подвижное помещение для серверов NASA, используемых при организации «облачной» структуры вычислений. По понятным причинам соответствующий проект получил название Nebula (по латински «облако»). Фото: Dominic Hart/ARC/NASA  

Градация контента по степени его персонализации — очень важная задача, родственная той, которую решал фон Нейман, отделяя «софт» от «харда». Как всякому hardware присущи свои программные компоненты, о которых пользователь почти никогда не задумывается, так и в «облако» можно отправить все те задачи, которые пользователю персонального компьютера приходится решать, чтобы оптимизировать память, следить за размерами файлов подкачки и подтирать tmp-шники. «В облаке» это может происходить само собой (в смысле — усилиями неких скрытых и безымённых «программистов»), и пользователь может больше не заботиться о покупке новых версий служебных программ и предельно облегчить свои ОС и браузер. А в идеале и вовсе оставить на своем компьютере только простейшие навигационные функции — вроде того, как это сделано на iPad.

Прелесть этого нового модного гаджета в том, что его не надо настраивать: достаточно просто скачивать нужные приложения или файлы с нужных сайтов, а потом тыкать пальцами в экран, и все будет работать. Правда, в простоте этой есть нечто иллюзорное: едва принесенный из магазина планшет не захочет работать здесь и сразу. Он потребует подключения к стационарному компьютеру, синхронизации через iTunes и добавления компонентов. Соответственно, и в дальнейшем работа не сложится без привлечения синхронизированного с ним большого рабочего компьютера. Однако принцип ясен и в своей ясности очень перспективен: предельное разделение моментов собственно пользования прибором и моментов его технического обслуживания. При этом вторые в свою очередь предельно уносятся в «заоблачную даль», туда, где «шаловливые ручки» потребителя не могут нанести себе и своему устройству сколько-нибудь значимого вреда. Иначе говоря, в модели фон Неймана появляются новые уровни: server soft, user’s soft или high-end soft, low-end soft и т. п.

Достижение избыточной сложности

С пользовательской точки зрения и Windows 7, и Офис-2010 отлично выводят на новый курс: в них прямо и непосредственно зашито перенаправление на Windows Live, как естественное и удобное место сохранения документов, ссылок, контактов… Однако делается это с присущим «Майкрософту» вообще стремлением объять необъятное и сопротивляться изо всех сил своим же собственным инициативам. Неудивительно, что они постарались дополнить мозг, «вынесенный» за пределы квартиры, еще более «умным», но спрятанным в родном компьютере. Первый позволит подготовить сложный документ или презентацию с мультимедийными компонентами типа иллюстраций и видеороликов и дать возможность работать с ними даже тем своим партнерам, у кого нет такого «Офиса» или вообще другая операционная система. А второй — позволит обойтись без всего того, ради чего создавался первый.

В итоге пакет оказался настолько перегруженным и «утяжеленным», что можно подумать, будто никакие обращения к сетевым и «облачным» возможностям и не предполагаются. Они даже как будто предстают не очень-то и желательными. Кстати сказать, и на летней презентации Офиса-2010 в Москве представители «Майкрософта», заговаривая вдруг об «облачных» перспективах, внезапно перебивали себя и сворачивали беседу на другое так, словно тема по каким-то причинам казалась им самим неуместной. А при попытках влезть на Windows Live пользователь все время наталкивается на труднообъяснимые препятствия: то ему отказывают в регистрации, то вдруг начинают предупреждать, что сервис находится в стадии бета-тестирования и очень скоро все само собой и безо всякого предупреждения сотрется. От подобного всякому захочется убежать на «Гугл», к которому хотя и нет доверия — а есть, наоборот, уверенность, что он делает с полученной персональной информацией «что-то не то», — но сервисы организованы удобнее, а главное — понятнее.

Проявления разнообразных внутренних противоречий у творений «Майкрософта» можно находить во множестве. Так, начиная с ДОСовских версий «Ворда», его сотрудники стремились к предельной универсальности, доведении верхних границ возможностей текстового процессора до функциональных минимумов издательского пакета. Более поздние версии позволяли осуществлять не только книжную и даже несложную журнальную верстку hard-изданий, но и создание web-страниц. И то и другое даже в идеале получалось довольно плохо, зато требовало от исполнителя досконального знания программы и виртуозного владения ее возможностями.

Параллельно с каждой новой версией все более назойливой становилась зашитая в сердце пакета услужливость и достойная лучшего применения готовность на лету угадывать желания человека. Кажется, добивающиеся этого разработчики должны исходить из презумпции полной неспособности пользователя хоть что-то самостоятельно сделать на компьютере.

Вычисления в облаках… Фото: Eclipse Digital/Shutterstock

Это противоречие можно попытаться объяснить, с одной стороны, стремлением разработчиков полностью покрыть весь спектр возможных пользователей, который простирается от полных неофитов, едва способных настучать на чистом белом экране слова «мама мыла раму», до асов визуального программинга, а с другой — их небольшой педагогической хитростью: всякий, кто уже встал в этом деле с четверенек, захочет отключить ненужный миллион майкрософтовских подсказок и поддержек, а некоторые из них зашиты так далеко и в такие неочевидные места, что поиск их с неизбежностью повлечет все более основательное знание программы.

На этом пути было принято очень благоразумное решение производителей дифференцировать свои продуктовые линейки — теперь различные модификации и ОС, и «Офиса» сильно различаются по возможностям и, соответственно, обременительности для компьютера. Но было бы неплохо дополнить его и большим простором при выборе предустановленных настроек.

Дмитрий Баюк, 07.12.2010

 

Новости партнёров