Хронограф
18152229
29162330
310172431
4111825
5121926
6132027
7142128

<декабрь>

Путеводители

Легкое дыхание любви

В поисках подходящего сексуального партнера главный ориентир — это запах

  
История изучения феромонов началась еще во второй половине XIX века. Наблюдая за поведением бабочек, французский энтомолог Жан-Анри Фабр догадался, что самку делают привлекательной для самцов какие-то особые вещества, которые она  для этого выделяет специально. Фото (Creative Commons license): cursedthing

Про феромоны слышал, пожалуй, каждый. Считается, что они порождают взаимную симпатию, повышают сексуальное влечение, помогают завоевать любовь. Неудивительно, что косметические компании стали вводить феромоны в состав парфюмерии,  дабы привлечь внимание противоположного пола. Однако такие трюки не всегда эффективны, и даже среди учёных до сих пор нет единого мнения о том, что называть феромонами, как они действуют и насколько реально создать «аромат соблазна».

Роман с феромоном

История современных представлений о феромонах началась, как ни странно, с бабочки. В 1870 году французский натуралист Жан-Анри Казимир Фабр (Jean-Henri Casimir Fabre, 1823–1915) созерцал рождение молодой особи женского пола. Фабр вышел из лаборатории, оставив бабочку на несколько минут. Вернувшись, натуралист заметил, что у окна порхают несколько десятков особей мужского пола. Перенося бабочку из одной комнату в другую, Фабр заключил, что женская особь выделяет особые вещества — аттрактанты (от латинского adtraho, adtraxi, adtractum — притягивать, привлекать), которые и привлекают противоположный пол. Химикам понадобилось почти девяносто лет, чтобы выделить первый аттрактант — бомбикол. Уже в то время было ясно, что аттрактанты — это большая группа веществ, и в 1959 году немецкий биохимик Петер Карлсон (Peter Karlson, 1918–2001) и швейцарский энтомолог Мартин Люшер (Martin Lüscher, 1917–1979) предложили новый научный термин «феромоны» (pheromone — от сложения греческих слов «переносить» и «стимулировать»). 

Сегодня понятие «феромоны» применяют к химическим веществам, которые выделяются животными и растениями для сигнализации, коммуникации с другими особями своего вида. Причем эта коммуникация далеко не всегда имеет сексуальную окраску. Некоторые феромоны могут вызывать нервозность — например, самцы мыши становятся особенно раздражительны в присутствии феромонов других самцов. Существуют и феромоны страха. Ещё Фабр предположил, что мошки, отложившие яйца на поверхности фрукта, покрывают кладку ароматической субстанцией, которая отпугивает других самок и не позволяет появиться второй кладке. Так, будущее потомство оказывается обеспечено пищей. Используются феромоны и как знаки дорожного движения. Например, муравьи выстилают тропы, ведущие к пище, одними веществами, а тупиковые дорожки — другими. Одни из самых мощных феромонов — территориальные. С их помощью собаки и другие млекопитающие метят свою территорию. 

  
Собаки и кошки «метят» своим запахом, содержащим феромоны, различные места, передавая своим собратьям информацию о себе. Фото (Creative Commons license): LinBow  
Феромоны синтезируются и растениями. Например, при повреждении насекомыми или гусеницами некоторые виды растений выделяют сигнальные молекулы. В ответ соседствующие растения повышают выработку танинов. Эти вещества придают листьям неприятный вкус, что делает растение непривлекательным для вредителей. 

Однако самыми загадочными являются феромоны, отвечающие за половое влечение. Их выделяют самки, готовые к спариванию, а также самцы, конкурирующие за лучших самок.

Понюхать о приятном

Без малого два века назад датский морфолог Людвиг Якобсон (Ludvig Levin Jacobson, 1783–1843) описал группу чувствительных клеток, которые располагаются в костях черепа между носом и ртом. Эти клетки посылают в мозг сигналы, отличные от восприятия вкусовых или обонятельных стимулов. Якобсон назвал скопление загадочных клеток «носом для сексуальных стимулов», вложив в название долю иронии. Впоследствии необычные клетки (орган Якобсона, или вомероназальный орган) были описаны для многих видов животных, включая змей, мышей и домашних кошек. Кстати, иногда кошки, обнюхивая следы незнакомой особи, строят гримасу, приоткрывая рот. Считается, что такая гримаса облегчает поступление феромонов к вомероназальному органу, усиливая восприятие химического сигнала. Змеи же используют высунутый язык для захвата ароматических молекул из воздуха. Периодически помещая язык в рот, змея обеспечивает вомероназальную рецепцию. 

Принимая во внимание, какой популярностью пользуется тема феромонов в обществе, не возникает сомнений, что вомероназальный аппарат играет огромную роль и в нашей жизни. Однако в действительности орган Якобсона у человека деградирует ещё в утробе матери. У взрослых людей скопления клеток вомероназального органа встречаются очень редко, в небольшом количестве, поэтому существование органа Якобсона у человека — до сих пор большой вопрос для науки. Вопрос даже не в том, что органа Якобсона у человека нет как морфологической субстанции, а в том, насколько он функционален. То есть какие-то островки клеток, похожих на орган Якобсона, у человека все-таки встречаются. Но достаточно ли их для восприятия феромонов? Не исключено, что какая-то часть феромонов все-таки может быть воспринята обычной обонятельной рецепцией. Как говорит Чарлз Високи (Charles J. Wysocki), лауреат премии в области физиологии обоняния, нет доказательств, что мы чувствуем феромоны таким же путем, как и животные. Однако никто не доказал и обратного.

  
Феромоны не менее информативны, чем изображения или звуки. Во время охоты змея пробует воздух раздвоенным языком, который подает уловленные частицы к особому рецептору в верхнем нёбе, называемому органом Якобсона. Анализируя их химический состав, змея безошибочно выслеживает жертву. Фото (Creative Commons license): Steve Ryan  
Кэтрин Дюлак (Catherine Dulac) из Гарвардского университета (Harvard University) долгое время считала, что орган Якобсона у человека — это рудимент. То есть, даже если он есть морфологически, то всё равно не функционирует. Однако позднее она заявила, что «изменила свое мнение». 

Химия влечения, или любовь с первого вздоха

Чем же отличается вомероназальный орган от обычного носа? Традиционное восприятие запахов происходит в клетках обонятельного эпителия, выстилающих пазухи носа. Здесь химические стимулы преобразуются в электрические импульсы и попадают в мозг. Такие сигналы затрагивают кору больших полушарий: здесь мы обдумываем запах, описываем его тональность. Что касается вомероназального органа, то он посылает электрические сигналы в особую зону мозга — амигдалу, которая отвечает за настроение человека и его эмоциональную память. Невозможно описать тональность феромона, который вызывает страсть или непреодолимое влечение к определенному человеку, ведь химические аттрактанты любви неподвластны нашему сознанию, они не затрагивают кору больших полушарий, а значит, действуют на подсознание, на иррациональном уровне. Именно поэтому мы не может контролировать ревность, влечение, мучительно страдаем от неразделенной любви, вопреки всем доводам разума. 

Пока ученые спорят о существовании функционального вомероназального органа у человека, экспериментальные факты говорят сами за себя. Так, ещё в 1970-х годах профессор психологии Чикагского университета (University of Chicago) Марта Мак-Клинток (Martha McClintock) установила, что у женщин, проживающих на ограниченной площади или работающих в одной комнате, часто синхронизируется менструальный цикл.  Известно, что цикл контролируют несколько гормонов,  которые могут служить основой феромонов. Например, определенный гормон инициирует выброс яйцеклетки, другой — появление непосредственно менструальных выделений. «Играя» с этими гормонами, можно либо удлинить, либо укоротить цикл. У женщины, которая ожидала менструацию только через две недели, она наступает через полторы (цикл укорачивается). А у другой женщины она затягиается и наступает только через неделю (цикл удлиняется). Постепенно разница в датах наступления менструации становится все меньше, и циклы полностью синхронизируется.

Марта Мак-Клинток позднее протестировала некоторые компоненты женского и мужского пота на содержание предполагаемых феромонов. Выяснилось, что несколько гормоноподобных веществ, выделяемых телом человека, действительно влияют на общение между полами. Например, андростенол, выделяемый мужчинами, привлекает женщин. В приемной дантиста салфетки, пропитанные андростенолом, закрепили под несколькими креслами. Удивительно, но женщины, ожидавшие приема, значительно чаще садились именно на кресла с андростенолом (хотя само по себе это вещество не имеет запаха, который можно было бы описать). Этот же компонент мужского пота отпугивает других мужчин. Так, в мужской комнате отдыха кабинки, «помеченные» андростенолом, практически всегда пустовали. 

  
Феромоны играют значительную роль в жизни животных. А в жизни людей? Этот вопрос пока остается открытым. Фото (Creative Commons license): Irvin A Kelly aka paradisejumper2000   

Не менее интересный эксперимент был проделан группой чешских ученых под руководством Яна Гальвичека (Jan Havlicek). В течение месяца двенадцать женщин ежедневно носили под подмышками ватные прокладки. Использование любых дезодорирующих и парфюмированных продуктов не допускалось. Впоследствии эти прокладки были предложены мужчинам, которые должны были выбрать самые привлекательные запахи. Хотя представители сильного пола не всегда могли охарактеризовать тональность запаха, наиболее приятным оказался аромат женщин, вступающих в овуляцию, а значит, находящихся в фертильном периоде, готовые к оплодотворению. 

Формула сексуальности

Учёные продолжают искать заветный ингредиент, который бы проложил путь к сердцу любимого человека. Интересно, что ещё в конце 1970-х годов в США производились духи, содержащие «копулины» — особые вещества, призванные облегчать поиск половых партнеров человека. Правда, копулины были синтезированы на основе феромонов макаки Резус, поэтому такие духи себя не оправдали. 

Несколько лет назад появились парфюмированные продукты с содержанием феромонов человека. Ориентированы они в основном на представительниц прекрасного пола. Состав таких средств, равно как и формула феромонов, держится в тайне. Совсем недавно производители стали предлагать эликсиры любви — флаконы с прозрачной жидкостью, насыщенной синтетическими феромонами, без ощутимого запаха. Такую жидкость добавляют в привычный парфюм для привлечения мужской части населения. Поначалу новинка не признавалась официальной наукой, так как не было проведено достоверных экспериментов, подтверждающих эффективность синтетических феромонов. Однако профессор психологии Норма Маккой  (Norma McCoy) из Университета Сан-Франциско (San Francisco State University) впервые показала синтетические феромоны в действии

  
Проведенный эксперимент продемонстрировал, что даже синтетические феромоны способны оказывать значительное влияние на сексуальную жизнь того, кто ими пользуется. Фото (Creative Commons license): Ayala Sender   
Тридцати шести женщинам различных национальностей в возрасте от 19 до 48 лет, не имеющим постоянного сексуального партнера, предложили испытать вещество, «которое может сделать их жизнь более романтичной». Перед испытанием женщины заполнили опросник о качестве их сексуальной жизни: количестве сексуальных контактов, частоте мастурбации, количестве свиданий, приглашений на свидание и т.д. Затем девятнадцать испытуемых получили флакон с синтетическими феромонами, семнадцать — с обычной водой (в качестве плацебо), и все они вернулись к своей обычной жизни. Ежедневно дамы добавляли эликсир любви (либо плацебо) в свой парфюм и ежедневно фиксировали все события в своей половой жизни. Через три менструальных цикла выяснилось, что у четырнадцати женщин, использующих синтетические феромоны, — то есть в 74% случаев — сексуальную активность кардинально изменилась по меньшей мере по трем показателям, в то время как среди женщин из контрольной группы (добавивших в свой парфюм воду) подобные изменения наблюдались только у четырех — то есть в 24%.

Однако, несмотря на многообещающие эксперименты, большинство продуктов на парфюмерном рынке не проходит каких-либо тестов на эффективность. А значит, не следует возлагать большие надежды на синтетические феромоны. Во всяком случае, пока. Кроме того, не следует забывать, что феромоны — лишь одно из звеньев сложной цепи. Наше восприятие комплексно, мы опираемся не только на «шестое чувство», но и на пять других не менее значимых ощущений. Показано, что лабораторные животные проявляют половое поведение не просто в ответ на распыление в клетке феромонов, а лишь тогда, когда их аромат подкреплен реальной особью противоположного пола. К тому же, синтетические феромоны — это лишь временная вуаль, за которой скрывается наше истинное «я». Так не лучше ли искать партнера, который больше ценит реальность, чем полагается на синтетические молекулы?

Виола Брик, 21.11.2007

 

Новости партнёров